«

»

Июн 11 2015

Распечатать Запись

Финско-русские (не)соответствия * Статья

А. Мустайоки, Е. Ю. Протасова

Финско-русские (не)соответствия 


Мустайоки Арто — доктор философии, профессор русского языка, заведующий Отделением славистики и балтистики Хельсинкского университета, один из создателей теории функционального синтаксиса, специалист по теории и практике преподавания русского языка как иностранного и межкультурному взаимодействию, автор ряда книг и множества статей. 

Протасова Екатерина Юрьевна доктор педагогических наук, лектор Отделения славистики и балтистики Хельсинкского университета, специалист по двуязычию и социолингвистике, автор книги «Феннороссы: жизнь и употребление языка», статей по психолингвистике и межкультурной коммуникации.


«Любят они свою страну!».

Русский бизнесмен, глядя из окна поезда «Лев Толстой». (Москва-Хельсинки)

1288736123213

Образ некой страны складывается из того, что о ней прочитано, рассказано, что увидено по телевизору и «живьем». Образ Финляндии в России меняется в зависимости от времени и местонахождения тех русских, которые пытаются сформулировать для себя, что сближает Финляндию с Россией, что отталкивает эти страны друг от друга, что характерно для Запада вообще, а что — для Востока [1].

Многие народы считают себя находящимися на пересечении, условно говоря, западной и восточной культурных традиций. Россияне нередко обсуждают свое положение между Западом и Востоком как судьбоносное и подчеркивают символическое значение двуглавого орла, но они в этом не одиноки. Страны Восточной и Южной Европы, даже Великобритания, время от времени говорят о своих восточных и западных тяготениях. Финляндия исторически была ареной столкновения миссионерской деятельности западной и восточной христианской церквей, шведского и русского влияния.

Западное и восточное влияния можно видеть и в финляндской административной системе. Дело в том, что она во многом представляет собой смесь наследия царского времени и протестантской этики. Первое выражается в том, что существует большое количество разнообразных законов и предписаний, способов канцелярского ведения дел, которые традиционно сохраняются и иерархичны. Второе проявляется в укоренившемся представлении о том, что все нужно делать правильно, по закону, как положено, и буквальное и добросовестное соблюдение всех формальностей — вопрос чести. Именно поэтому административная система строгая и работоспособная. На «достижения» ее эффективности нередко жалуются иммигранты, прошедшие через дебри финской бюрократии.

Настоящее исследование возникло в результате различных семинаров и спецкурсов со студентами Отделения славистики и балтистики Хельсинкского университета, которые проводили авторы статьи. Кроме того, в данной статье мы опираемся также на исторические тексты, публикации в прессе и мнения отдельных лиц. Компаративная культурология является составной частью многих дисциплин, преподаваемых на Отделении. Поскольку в занятиях участвуют как финские, так и русские студенты [2], большинство положений данной статьи было сформулировано в ходе обсуждения тех и иных взглядов на своеобразие Финляндии и России, высказанных людьми, относящимися к разным культурным традициям. Можно заметить, что длительное соприкосновение с финляндской культурой может несколько притупить остроту восприятия ее особенностей русскими, но это и позволяет сделать обобщения более достоверными. Оценка иной культуры в сопоставлении со своей — бесконечный процесс, обостряющийся при возникновении новых явлений и впечатлений. Статья продолжает ряд исследований, раскрывающих различные аспекты сопоставительного страноведения [3] .

Географическое соседство России и Финляндии и их частично общее историческое прошлое заставляет людей, выросших в условиях СССР, с особой остротой спрашивать себя о том, почему финны и русские такие разные. Различия объясняют экскурсоводы туристам, впервые приехавшим в Финляндию, эти различия пытаются выявить во время кратких визитов, а потом сформулировать для своих друзей на родине, и даже те, кто живет в Финляндии долго, не перестают удивляться несовпадениям. На основании представленных ниже и многих других материалов можно заключить, что среди пунктов, которые больше всего вызывают удивление у русскоязычных людей, много совпадающих. С.Лурье применяет к финнам и русским разрабатываемую ею теорию исторической этнологии, показывая, что модель освоения новых земель, этническая картина мира, магия пения и магия порядка, заложенные много веков назад, до сих пор оказывают влияние на адаптационно-деятельностные модели этносов [4].

На протяжении времени существования Финляндской автономии гражданам России внушались определенные установки по отношению друг к другу. Знаменитая «История России для детей» А.О.Ишимовой, впервые вышедшая в свет в 1836 г. и одобренная в последнем письме А С.Пушкина, начинается с глав, посвященных славянам и их соседям. Описывая два главных народа, живших тысячу лет назад в нынешней России, славян и финнов, писательница доказывает, что эти народы были лояльны по отношению друг к другу: они сообща выгоняли врагов — норманнов — или приглашали править варягов. При этом «Славяне были сильнее, красивее и мужественнее финнов» [5]. Вероятно, такое заключение должно было оправдывать присоединение Финляндии к России и способствовать развитию у русских представления о своем более высоком положении по сравнению с финнами. До революции 1917 г. о восточном (преимущественно тюркско-персидском) влиянии на Россию говорили меньше, чем о западном (этнически — финно-угорском, культурно — немецком и французском).

Постоянно подчеркивалась давняя общая история славян и финнов. В русской хрестоматии для учебных заведений Финляндии, вышедшей в Гельсингфорсе в 1914 г., говорится о происхождении великорусского народа следующее: «Великорусское племя образовалось из слияния русских поселенцев с финскими племенами. Когда начался упадок юго-западной Руси, население ее двинулось на север и северо-восток, в бассейн Оки и Волги. Здесь-то они и встретились с финскими племенами. Встреча носила миролюбивый характер. Финны отчасти отступали все далее на север и постепенно вымирали, но большею частью сливались с пришельцами, оказав некоторое влияние на физические и нравственные особенности русского народа» [6].

Уже тогда обращала на себя внимание высокая цивилизованность западных финских племен. В сборнике 1916 г. «Отечество» в главе, посвященной литературе Финляндии, говорится о происхождении финнов: «В недрах Сибири, у подножия Алтая стояла колыбель финского народа… Как различна с их [мордвы и черемисов] умственной дремотой судьба западных финнов! Под влиянием переселенческих передвижений славян они были принуждены отойти на север вплоть до берегов Балтийского моря. Здесь они столкнулись со скандинавами, и это когда мирное, когда вражеское общение с народом, уже много столетий находящимся в торговых сношениях со средиземным культурным районом, впервые пробудило их самосознание. Началось развитие, умственное и экономическое, поднимавшее западных финнов все выше и выше по ступеням цивилизации… От соприкосновения с чужими народностями, от тягостных передвижений и множества новых впечатлений, встречавшихся на далеком пути от Полесья до Финляндии, проснулась и творческая мысль финнов, исходя из скромных начинаний, сложившихся еще в прародине» [7]. Пример финского — более цивилизованного по сравнению с русским — народа должен был, возможно, показать, что сближение с этим образцом развития под крышей одной империи положительно повлияет на европеизацию России в целом. Однако во времена Бобрикова русские патриотические газеты запугивали финляндским сепаратизмом, о чем свидетельствует едкий юмористический рассказ В.М.Дорошевича: описывая финляндскую дешевизну, вкусную еду, природу, здоровый воздух, предупредительность, аккуратность, спокойствие финнов, непохожесть финского языка на русский, писатель показывает, как все это может быть неверно и злонамеренно истолковано в прессе [8].

Финляндия по отношению к России является не только Западом, но и Севером, т. е. олицетворяет собой жесткие, тяжелые и скудные условия существования [9]. Север требует от человека выносливости, выявляет его не внешние, а внутренние качества. Известно, что Анна Ахматова многократно бывала в Финляндии и любила ее, а свое Комарово считала частью Финляндии. В стихах, написанных там в 1964 г., она показывает, что Финляндия — это географическое движение на север, более важное и честное, чем другие стороны света, более суровое, простое, утешительное и вместе с тем безрадостное:

Запад клеветал и сам не верил,

И роскошно предавал Восток.

Юг мне воздух очень скупо мерил,

Усмехаясь из-за бойких строк.

Но стоял как на коленях клевер,

Влажный ветер дул в жемчужный рог,

Так мой старый друг, мой верный Север

Утешал меня, как только мог.

В душной изнывала я истоме,

Задыхалась в смраде и крови,

Не могла я больше в этом доме…

Вот когда железная Суоми

Молвила: «Ты все узнаешь, кроме 

Радости. А ничего, живи!»

Эти же мотивы встречаются и в восприятии Финляндии современными русскоязычными иммигрантами: она предстает как альтернатива мучительной и чреватой опасностями России, как страна-спасительница, где исполняются желания, где человек обретает себя и открывает разнообразные возможности для жизни; параллельно подчеркивается, что это место слишком размеренное, скучное, чистое.

Среди наиболее часто встречающихся особенностей финнов, на которых заостряют внимание пишущие по-русски в Финляндии, упоминаются следующие.

Особое самосознание финнов. Финны постоянно заняты мыслями о том, кто они такие, что их объединяет, а что отличает от других. Многие подчеркивают, что процесс национального самоопределения не закончен, он в самом разгаре. И хотя школьные учебные пособия, семейные рассказы и средства массовой информации немало способствуют тому, что у финнов есть прочная единая часть системы мировосприятия и оценок окружающего, новые мнения иностранцев о Финляндии, исследования, проведенные «со стороны», успехи финнов на международном уровне в любой области деятельности вызывают постоянный интерес. Скептицизм финнов относительно своих первых мест в мире в области школьного и университетского образования, чистоты окружающей среды и достижений в области науки, музыки, архитектуры, спорта и т. п. связан не с недостатком гордости, а с пониманием того, что нельзя всю жизнь быть на первом месте, что нормально, если это положение изменится.

С1 пишет:

«Финнов всегда беспокоили большие соседи: с одной стороны, бывшие господа, но как бы свои — шведы, а с другой — как бы не враги, но слишком сильные и непредсказуемые русские. Поэтому такое геополитическое положение выработало у финнов особое свойство характера — когда давят — сжиматься, а когда давление ослабевает, то уж непременно занимать упущенные позиции. Надо сказать, что эта черта характера сказывается практически во всем…»

С2 обращает внимание:

«Самое ценное: “Aito suomalainen” — настоящий финский, “Valmistettu Suomessa” — изготовлено в Финляндии, “Hyvää Suomesta” — хорошее из Финляндии, эти выражения обозначают не только отечественное происхождение, но и самое лучшее качество, и чистоту продукта. Получается, что кроме природы финны еще ценят свою родину. Есть даже такая поговорка: “Oma maa — mansikkaa, vieras maa — mustikkaa” — своя страна -клубничка, чужая страна — черничка».

«Финское качество» — один из немногих лозунгов, являющихся как авто-, так и гетеростереотипом. В большинстве случаев оказывается, что финны любят свою страну не зря, что то, что можно было сделать своими руками, чего можно было добиться вопреки климату и относительно короткой истории памятников культуры (наскальные рисунки первобытных людей почитаются), — все очень высокого качества и одно из лучших в мире.

Стремление к покою и стабильности. Нормальное состояние, с точки зрения финнов, — это стабильность, устойчивое развитие, непрерывное совершенствование. Слишком быстрое или слишком медленное движение вызывает тревогу. Главное условие равновесия — взаимопонимание, которое достигается медленным сближением точек зрения сторон. Соблюдение законов, исполнительность, надежность, безопасность — различные проявления общего договора, негласно существующего между финнами. Случаи нарушения закона обсуждаются обычно всенародно, они особенно заметны на общем законопослушном фоне. Обследования общественного мнения показывают, что финны доверяют полиции, суду, ученым. Неоднократно подчеркивалось, что русским автомобилистам трудно в Финляндии, потому что не нужно проявлять лихость и быть начеку, а финским — в России, где езда на машине воспринимается ими как экстрим.

СЗ отмечает:

«Пересекая русско-финскую границу, удивляться начинаешь сразу. Ну как это возможно при одной температуре воздуха и других параметрах стоять одной ногой на чистом финском асфальте, а другой утопать в грязном русском сугробе. Отстояв не один час на русской границе, пройти финскую границу за полчаса. Если особенные климатические условия я объяснить не могу, то отсутствие пробок можно попробовать. Финны умеют стоять в очереди! Они это делают просто безупречно. Они встают друг за другом и ждут. Никто не пытается проехать по встречной полосе, или влезть между ранее прибывшими машинами. Естественно, в этом есть свои преимущества, но есть также и очень серьёзные недостатки. Например, если вам стало плохо или вы едете с маленьким ребёнком или спешите на самолёт, проскочить мимо очереди невозможно. Ни в коем случае нельзя нарушать финскую очередь, это то же самое, что нарушить законы природы, это их парализует, подрывает их основу благополучия и стабильности».

Равноправие. Равны люди и животные, мужчины и женщины, дети и взрослые… На самом деле никто не равен другому, но если игнорировать особенности поведения, то значительная часть различий снимается. Роль женщин в обществе особенно поражает, но несмотря на все достижения, женщины продолжают бороться за предоставление еще больших прав. У финнов часто по две собаки, и объясняется это тем, что в одиночестве собака скучает. Животные в доме содержатся в гигиенически безупречных условиях, и в этом смысле природа оказывается побежденной. В сводках новостей наряду с политическими событиями постоянно сообщаются сведения о состоянии природы, о жизни животных. В отличие от многих народов, избыточный вес в Финляндии одинаково часто встречается и у женщин, и у мужчин.

Точка зрения С4:

«Близость к природе — это, вероятно, самое главное качество финнов, о котором пишут и писатели, и поэты. Это качество замечали и русские литераторы, бывавшие в Суоми и писавшие об этой стране и её жителях, — Батюшков, Баратынский, Блок, Белый, Куприн.

Другие черты национального характера — необщительность, тугодумство, медлительность, меланхолия финнов — мне кажутся сильно преувеличенными, мифологизированными. Конечно, финны значительно отличаются от южан, да и от нас, русских, но всё же они не столь молчаливы, как это принято считать. Об этом свидетельствует и современная статистика: финны говорят по мобильным телефонам больше всех в мире, а также посылают чаще других народов текстовые сообщения. Быть может, характер финского народа сильно изменился со времён создания “Калевалы”, но сейчас молодёжь вполне общительна и иногда даже болтлива… Финскому национальному характеру присущи определённые черты, на которые обращают внимание как иностранцы, так и они сами. Это некоторая медлительность, основательность во всём, необщительность, склонность к меланхолии. В то же время свести всех финнов к этой формуле невозможно, среди представителей этой нации можно найти типы людей, совершенно непохожих друг на друга. Культурно-социологические исследования показывают, что такие “традиционные ” финны ныне не составляют даже половины населения».

Финский язык. Финны могут жаловаться на уникальность своего родного языка, затрудняющую изучение иностранных языков. Но, с другой стороны, они также горды и довольны им. Он служит своего рода тайным, мистическим языком, содержащим странные для многих европейцев черты (14 падежей, обилие дифтонгов и т. п.). Так, если финны долго не слышат своего языка (например, были за границей и говорили по-английски), то, возвращаясь на родину, могут воскликнуть: «Voi ihana suomen kieli!» (О прекрасный финский язык!) Многих поражают стипендии, выделяемые различными организациями на поддержку культуры и искусства, «пенсии» писателям, позволяющие им творить вне экономического рабства на благо развития финского языка. За границей постоянно живет более 240000 граждан Финляндии [10], и существуют зарубежные финские школы и система поддержки финского языка у живущих за рубежом. Многие официальные праздники, в которые положено поднимать флаги, связаны с языком и культурой: день Рунеберга, создателя финляндского гимна [11], день Калевалы или день финской культуры, день Агриколы или финского языка, день Снелльмана или финскости, день Эйно Лейно или поэзии и лета, день Алексиса Киви или финской литературы, день «шведскости» (шведский — второй официальный язык страны). В 2004 году предложено отмечать также день, связанный с именем писательницы Минны Кант.

Отношение финнов к собственной культуре вызывает громадное уважение русских. Тому, кто хочет поупражняться в финском языке в непосредственном общении с финнами, приходится несладко, т. к. финны без удовольствия слушают свой родной язык в искажении и стараются перейти на английский. «В Финляндии гораздо лучше относятся к тем, кто говорит на хорошем английском, чем к тем, кто — на плохом финском, поэтому можно постоянно говорить на английском и только иногда вставлять отдельныефинские слова и выражения», — сообщает Денис Кораблев [12]. Большинство финнов (исключение составляют пожилые люди) хорошо говорят по-английски, что вызывает удивление не только у русских, но и у многих других европейцев.

Религия. В прошлом финская культура казалась русским связанной с колдунами и шаманами, теперь народных целителей не так уж много, а «Калевала», хотя и остается источником различных сюжетов, не определяет актуальное мировоззрение финнов. Наоборот, кажется, что русские сейчас намного суевернее финнов, полагаются на экстрасенсов и природные лекарства, верят в приметы, в то время как финны склонны в большей степени доверять фактам, официальным данным и научным исследованиям. Отношение к религии представляется более нормализованным и свободным, личным и интимным в Финляндии и менее нормализованным и обязывающим, подконтрольным в России. По словам (финского) С5, «В течение всей истории Финляндии три понятия — дом, религия и родина — были важнейшими для финнов. Это та основа, ради которой мы работаем и за что, если надобно, мы боремся. Правда, эти принципы, по мнению молодежи, немного старинные».

Специальные исследования религиозности финляндской и российской молодежи показывают, что российские подростки гораздо больше интересуются религией, чем финские, что религиозные русские более конформны, религиозные финны менее конформны; религиозные финны так же уверены в себе, как и нерелигиозные; сохранение религиозных ценностей не входит в Финляндии в важнейшие задачи, стоящие перед страной, но входит в России. Авторы статьи объясняют полученные данные стабильной ситуацией в области религии в Финляндии, а также ценностями протестантской веры и развитой этикой [13].

Политическое устройство. Конституция Российской Федерации начинается со слов «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство… чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость… принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Конституция Финляндии начинается словами: «Финляндия — суверенная республика. Конституция Финляндии устанавливается данным конституционным актом. Конституция гарантирует неприкосновенность человеческого достоинства и свободу и права индивидуума и распространяет справедливость в обществе». Эти конституционные акты совершенно разные с точки зрения того, кто является их субъектом, с какой целью существует государство, в каком стиле написана конституция. Не сравнивая специально системы политического устройства России и Финляндии (это делалось неоднократно), остановимся лишь на некоторых моментах, вызвавших особый интерес, поскольку они интересны также с точки зрения морали. Важнейшие вопросы — гласность и открытость принятия решений, в том числе в суде, прозрачность бизнеса, отношение к смертной казни со стороны массы населения и формы отбывания наказания. Здесь русские, убедившись в том, что эти аспекты гражданской жизни в Финляндии решены более справедливым и человечным образом, чем в России, склонны не видеть вообще никаких недостатков в финляндском законодательстве и практике. Как писал В.Кривулин, «отсюда видно иначе всё, что с нами случилось, наша несвобода» [14]. «С целью нейтрализации безработицы в определенных районах Финляндии выделяются средства для создания предприятий или выделяются субсидии для предпринимателей в области туризма для большей рабочей занятости и оживления пустеющих районов. По-моему, в некоторых вопросах не исключен обмен опытом между двумя странами на основе региональной политики», — предлагает С6.

Следует все же заметить, что в Финляндии люди постепенно теряют доверие к демократии, у многих появляется чувство, что они все-таки не могут влиять на то, что происходит в стране. Раньше существовали иллюзии, что воля каждого отдельного человека учитывается при принятии решений, и голосовать было естественно для всех, теперешнее же разочарование выражается в понижении процента участвующих в выборах, снижении интереса к работе партий и в партиях. Молодежь ищет другие формы влияния на ход событий: участвует в демонстрациях, в акциях протеста, не веря, что принимаемые демократически избранным правительством решения верные. Другой способ выразить свое отношение к происходящему чаще, чем один раз в четыре года на выборах, — это ежедневное «голосование при помощи кошелька», когда люди покупают не любые или не самые дешевые продукты, а руководствуются разными принципами поведения, основывающимися на этических решениях. Например, протестный отказ от товаров стран, замешанных в неблаговидной политике, игнорирование продуктов фирм, ведущих неправильный маркетинг или обманывающих потребителей, выбор африканских производителей вина и кофе в целях поддержки экономики соответствующих стран и т. п. Можно сказать, что такое поведение характерно для существенной части финляндской интеллигенции и студенческой молодежи.

Экономика. Экономические связи России и Финляндии знавали разные периоды, но роль России во внешней торговле Финляндии очень велика [15]. Говоря об экономике и политике, обычно подчеркивают, что Финляндия сама добилась того уровня развития, на котором теперь находится, а также ссылаются на то обстоятельство, что теперь она входит в Европейский Союз и обязана соблюдать те положения, которые вырабатываются в этом межгосударственном объединении. В развитии финляндской промышленности было несколько периодов. Первый — лесопереработка, деревообрабатывающая промышленность; тогда даже говорили: «Экономика Финляндии стоит на одной ноге, и та деревянная». Второй период — развитие судостроения и машиностроения, и тут важнейшие концерны — «Вяртсиля» и «Коне». Наконец, третий период промышленного расцвета связан с новыми технологиями, его символом может быть «Нокиа» — самая дорогая торговая марка Европы.

Финны экономны в обыденной жизни, внимательны к доходам других (эти данные публикуются официально), часто берут ссуды в банке, стремятся иметь собственный дом и дачу. Поскольку почти у каждого финна есть свой мобильный телефон, финны часто играют на контрасте высокотехнологичного уровня жизни и близости к природе, которая ощущается даже в больших городах. Отношения между родителями и детьми могут иметь экономический аспект: например, за выполненную по дому работу, за уборку ребенок может получать от родителей деньги.

Образование. Несмотря на то, что жители Финляндии составляют лишь 0,1% населения земного шара, производимые здесь научные исследования, оказывающие влияние на развитие человечества, составляют 1% в мировом масштабе. Уровень развития образования подтвержден многочисленными международными экспертизами, ставящими, например, Хельсинкский университет на одно из первых мест в Европе. Школьное образование, особенно в области понимания, истолкования и интерпретации текстов и решении на этой основе соответствующих задач считается самым высоким в мире [16].

Большинство пишущих подчеркивает, что образование, которое можно получить в Финляндии, существенно отличается от российского и содержанием, и формой, и качеством. Это особенно существенно для русскоязычных иммигрантов: через систему образования финляндское общество задает социальные нормы, к которым нужно привыкнуть. Несмотря на все официальные показатели и данные, русским кажется, что финны не умеют веселиться, что медицинское обслуживание недостаточно хорошее, что в школах учат мало и плохо. Обобщая исследования, проведенные в данной области, временная рабочая группа при Совещательной комиссии по этническим отношениям пишет:

«Русскоязычные школьники не проявляют уважения к финскому преподавателю, т. к. он не обладает «естественным авторитетом», способствующим поддержанию дисциплины и порядка… По сравнению с финскими сверстниками русскоязычные школьники вежливы, дисциплинированны и послушны. Финская «свобода» поведения смущает русскоязычных школьников из числа иммигрантов и их родителей… Несмотря на реформы, в русской школе по-прежнему важное значение уделяется знанию основ науки и развитию теоретического мышления, тогда как перед финской основной школой ставится задача развития навыков применения полученных знаний, задача развития практических навыков. В русской школе упор делается на усвоение знаний, в ней сильна традиция заучивания наизусть, высок уровень контролявсе это, во всяком случае отчасти, приводит к тому, что русскоязычные иммигранты считают требования и уровень российской школы более высокими, чем уровень финской школы.

В России традиционно наибольшее значение придается обучению естественным наукам и математике, а также родному языку и литературе. В финской программе обучения наибольшее внимание уделяется иностранным языкам. В России литературе всегда придавалось особое значение, она является импульсом для начала широкого обсуждения общественно важных вопросов. В России литература воздействует на общественное мнение. Скорее всего, многие мировоззренческие вопросы и вопросы развития человека, которые в финских школах изучаются на уроках биологии, психологии или философии, в русских школах рассматриваются в связи с литературой» [17].

В Финляндии школьники и студенты часто читают и обсуждают статьи из газет и журналов, которые рассматриваются педагогом как полезный литературно-языковой материал. С8 анализирует роль книг и чтения в жизни молодежи Финляндии и России. Она отмечает, что российская молодежь читает больше отечественной литературы, чем финская, почитает классиков, чтение в основном связано со школьной программой, зато в Финляндии нет разницы в читательских практиках горожан и крестьян; финская молодежь активнее читает по своему выбору, прежде всего развлекательную литературу. С8 считает: «В Финляндии среди всех возрастов очень популярно чтение комиксов, и многие этим заменяют чтение художественной литературы».

Здоровье и спорт. Желание заниматься спортом, посещать сауну, гулять в лесу свойственно большинству финнов и воспринимается как норма поведения. Финны говорят: «Нет плохой погоды, есть неправильная одежда». Аллергия (по некоторым современным медицинским представлениям, она вызывается слишком большой чистотой окружения) встречается очень часто, и борьба с ней является общенародным делом (так, по телевизору даются сводки о том, где что цветет, а летом организуется прополка собачьей петрушки возле автобусных остановок). С9 пишет:

«В Финляндии достижения спорта ценятся намного выше, чем достижения культуры. Самым популярным видом спорта являются лыжи. В ежегодном 70-километровом марафоне в городе Лахти принимают участие десятки тысяч финнов в возрасте от 18 до 80 лет. Целью большинства участников является не победа, а проверка собственных сил и самоутверждение.

Вторым по популярности видом спорта является финская национальная игра — финский бейсбол. Он в обязательном порядке преподается в школе, и в каждой, даже самой маленькой деревушке, есть своя бейсбольная команда.

Финны очень заботятся о своем здоровье, поэтому практически все поголовно занимаются спортивной ходьбой, невзирая на погоду. Как когда-то сказал ныне покойный президент У.К.Кекконен, не может быть никакой уважительной причины, чтобы не выйти на прогулку. В последнее время все большей популярностью стала пользоваться спортивная ходьба со специальными палками, чем-то напоминающими лыжные».

Следует различать те виды спорта, которыми финны активно занимаются сами, и те, за которые они больше всего болеют. Например, мало кто в южной Финляндии успевает походить зимой на лыжах, даже в школе чаще учат детей кататься на коньках. Городская молодежь предпочитает играть в спортивные игры, заниматься бодибилдингом или боевыми видами спорта, девушки тоже могут заниматься мини-хоккеем с мячом в зале (очень популярный в настоящее время спорт среди юношей) или кикбоксингом, но все-таки чаще всего предпочитают аэробику, танцы, гимнастику (существует множество видов этих упражнений). Зрители наблюдают, в основном по телевизору, за хоккейными, футбольными матчами, скоростным спуском на лыжах, новыми зимними видами спорта, автогонками, соревнованиями по легкой атлетике. Большие массы зрителей на стадионах можно видеть на хоккейных матчах или если финская сборная по футболу встречается с такими «выдающимися» в этом виде спорта странами, как Италия. По-прежнему сильные чувства вызывают и встречи сборных Финляндии и Швеции по легкой атлетике.

Можно также упомянуть, что велосипед и сауна — важные части финской жизни, они становятся также важными для иммигрантов, хотя и имеют разную значимость у людей в зависимости от их возраста и местожительства (согласно недавнему опросу, вызвавшему беспокойство у коренных финнов, иммигранты гораздо реже, чем они сами, занимаются спортом и не понимают его роли).

Праздники и питание. Финские праздники делятся на религиозные, семейные, шумные светские, неформальные и официальные. Основные праздники, на которые обращают внимание русские, — Рождество и Иванов день. Наиболее часто упоминается маленькое рождество — пиккуйолу, праздник, отмечаемый рабочими коллективами и разными другими организациями в ноябре-декабре, в преддверии настоящего рождества и ассоциируемый с ним, с концом рабочего года. Домашние застолья и прием гостей происходят в Финляндии по иным правилам, чем в России. В больших городах в гости зовут редко, предпочитают встречаться с друзьями в барах и ресторанах. Подарки, которые дарят друг другу финны, вызывают у русских обычно удивление, кажутся иногда обидными. Финны как любители выпить — основной миф о Финляндии среди граждан бывшего Советского Союза. С10 отмечает, что некоторые финские праздники кажутся проявлением более свободных нравов, чем российские. Рассматривая особенности проведения школьных торжественных мероприятий, он рассуждает о том, что праздники стали воплощением скрытых отношений между различными по возрасту группами учеников, выплескивающимися наружу в цивилизованных формах. Русским финская еда (за исключением блюд из рыбы) кажется пресной и однообразной, но в большинстве случаев полезной. То, что в ресторане могут подавать картошку в мундире, в первый раз вызывает недоумение, равно как и то, что алкогольные напитки иногда оплачивают не хозяева мероприятия, а сам гость (причиной может быть, например, что хозяевам хотелось пригласить побольше гостей).

Говоря о культурных привычках, наши респонденты отмечают также, что финны стараются украсить свои дома, часто выбрасывают старые вещи, не храня их про черный день, делают мало заготовок на зиму. Праздник ассоциируется с определенной едой и свечами; их зажигают часто и придают им особый смысл. Нам также приходилось отмечать, что русские готовятся к празднику незадолго до него, праздничный день ощущается как начало торжества, продолжающегося еще несколько дней, в то время как финны ощущают праздник в процессе подготовки и торжеством завершают радостное событие.

Всякая работа по межкультурной коммуникации чревата недопониманием, ошибками в истолковании. Поэтому особенно важна информация о различиях в установках говорящих, их намерениях и дополнительные усилия по достижению взаимопонимания. Такого рода работа постоянно происходит в финляндской русскоязычной прессе. Можно считать, что русскоязычные средства массовой информации в Финляндии занимаются политикой признания на уровне конкретных людей, их положения в обществе, выполняют функцию открытого форума, на котором происходит обмен культурными ценностями, опытом столкновения с окружающим. Причем авторефлексия русскоязычного населения Финляндии по поводу особенностей финского национального характера, финляндской экономики и политики направлена не только на культуры сами по себе, но и на конкретных людей и их несходство друг с другом, на осознание того, что две культуры не могут быть тождественными и равноценными. Из рассуждений пишущих не следует, что вырабатывается некоторая общая культура русскоязычных в Финляндии, в то же время очевидно, что культура этой группы все больше приобретает черты гибридности. Существенным оказывается приобретение компетентности в каждой из культур: они представлены в жизни человека настолько, насколько он этого хочет и добивается. Смешение культур происходит, но оно не имеет, с точки зрения носителей языка и культуры, такого негативного характера, как смешение языков.

Обычно этнические культуры описывают на основании признаков характера, личности, особенностей восприятия, переживания времени и пространства, мышления, языка, невербальных компонентов коммуникации, ценностных ориентиров, образцов поведения (обычаев, нравов, норм, ролей), а также социальных группировок и отношений. Показывая свое отношение к Финляндии и финнам, русскоязычная пресса Финляндии утверждается в том, что представляет интересы группы населения, находящейся в стадии переориентации от российских к финляндским базисным принципам мировоззрения. Самоопределяясь, газеты и журналы определяют и мнение своих читателей. Отказываясь от одних предрассудков, русскоязычные авторы ищут другие, за которые хорошо было бы держаться, чтобы утвердиться в новой культуре. Готовя читателей к восприятию чужого, пресса одновременно настраивает на критическое отношение к своему.

Чтобы завоевать сердце и кошелек покупателя, предлагается обширная реклама типа «Русские клиенты научились разбираться в качестве, и мы предлагаем как раз то, что им нужно, — говорит Ряйккенен» [18]. В рекламных целях печатаются интервью с представителями фирм, успешно действующих на российском рынке. Рассказывается о том, что они имеют многолетних постоянных клиентов, персонал, говорящий на русском языке, особо умеют учитывать то, что нравится русским. Исключение — медицинское обслуживание: А.Т. [19] не советует ожидать от финского лечащего врача «глубинного понимания вашей души. Финские врачи не лечат словом. Они полагаются на лабораторную и машинную диагностику, на современные средства терапии».

М.Т. сравнивает службу в вооруженных силах России и Финляндии на примере своего знакомого, который теперь в армии. По ее мнению, Финляндия — нормальная, спокойная страна, и поэтому служить здесь можно: на выходные ездят домой, практикуют обильные и качественные занятия спортом, зарабатывают даже деньги, в особенности если остаться подольше, к тому же нет дедовщины [20]. «…финны очень сплоченная нация, любящая свою страну и гордящаяся успехами своих соотечественников в любой области» [21]. В.В. находит истоки демократии в школе: «Бросается в глаза характерное для Финляндии сочетание демократичности и порядка… Все заинтересованные стороны, без деления на старших и младших, начальников и подчиненных, сообща и на равных участвуют в решении проблем. Ни один вопрос не рассматривается за кулисами, и каждая марка расходуется открыто, с учетом мнения большинства. Все это приносит свои плоды, а сами ученики с ранних лет чувствуют себя не винтиками или пешками, а полноправными членами общества, привыкая к свободе, сочетающейся с ответственностью» [22].

Поучителен также материал о выборах, противопоставляющий соответствующие процедуры в двух странах. Демократию журналисты готовы приветствовать во всем, но с ограничениями по женскому вопросу. Так, В.С. в очерке «Финляндия выбирает женщину» [23] демонстрирует явный страх перед тем, что и в России президентом может стать женщина: «Наверное, глобальных противоречий между основными кандидатами в президенты и не могло быть в стране, где общество однозначно стоит на позициях демократии и рынка, не будучи зараженным идеями коммунизма или национального экстремизма… В каждом обществе должен сохраняться определенный заряд здорового консерватизма, что является некой гарантией стабильного развития. Несомненно, каждый человек имеет право выбирать свою позицию по отношению к церкви, семье и т. д. и никто не вправе этот выбор осуждать. Но, на мой взгляд, с точки зрения общественного благополучия, лучше, когда большинство склоняется к исконным традиционным ценностям. Как показывает история, часто то или иное общество, отказываясь от старых устоев, не приобретает взамен них ничего. Конечно, победа Т.Халонен не может быть основанием для далеко идущих выводов. В целом, приоритеты общественной морали финнов остаются довольно устойчивыми». Недаром, как подчеркивает М.В., финские социологи, проводя исследования в России, смогли прийти к следующему: «отношение к женщине в России сохраняет свой патриархальный характер, и идея полного равноправия полов там еще, так сказать, «не привилась». Так, подавляющее большинство опрошенных мужчин были уверены в том, что измена мужа — дело простительное, а вот жене необходимо сохранять супружескую верность… Результат же финского опроса иной: и измена мужа, и измена жены у финских мужчин вызывает одинаково отрицательное отношение».

Живущий в Финляндии писатель Валерий Суси замечает:

«Финляндия — изумительная страна! Прелестная страна! Финнам, как никому другому (ну разве что их ближайшим соседям — шведам и норвежцам) удалось воссоздать и запустить механизм, в котором важнейшую роль маховика исполняет принцип социальной справедливости. Величайшее достижение! Достижение неоспоримое, ценнейшее и безусловное!

В Финляндии нет бездомных. Каждый легально проживающий в стране и не имеющий работы получает достаточное для поддержания нормальной жизнедеятельности пособие. Лечение для безработного обходится в символическую сумму. Бесплатное обучение.

Воистину, завоевания колоссальны и финны по праву могут гордиться своей страной. Все так» [24].

За таким утверждением следует, разумеется, некоторое «но». С точки зрения писателя, Финляндия не всегда доброжелательна к иммигрантам, особенно из России, но это не повод для того, чтобы отрицательно отзываться о той стране, где родился.

На сайтах www.suomi.ru,www.finlandia.boom.ru, www.stopinfinland.ru,www.faror.com собираются различные мнения о Финляндии и финнах. Преобладают замечания относительно честности, патриотизма, чистоты, медлительности, пунктуальности, соблюдения правил дорожного движения, неулыбчивости, пренебрежения условностями (в том числе и в связи с одеждой, вежливостью, приемом гостей), отношения к холоду и жаре, к шведам. Общение затрудняется тем, что финны не понимают тех подтекстов, которыми наполнены высказывания русских, нежеланием говорить о том, что, по мнению финнов, и так очевидно. Как сообщает один пользователь русскоязычного форума, у финнов «даже обратиться за помощью к другу возможно только после того, когда ты сам уже все попробовал предпринять сам». В речевом этикете не принято делать комплименты, хвалить, рассказывать о себе и своих близких, заполнять паузы пустой болтовней, показывать реакцию на слова собеседника (что может быть воспринято как перебивание собеседника), мимикой выражать свое отношение к происходящему, задавать вопросы, обращаться друг к другу по имени, проявлять эмоции. Финну трудно сказать не то, что есть на самом деле; даже если он сам неправ, он все равно не воспользуется чужой готовой точкой зрения, а будет формулировать свою. Финны (и это подтверждается многочисленными опросами общественного мнения) достаточно негативно отзываются о русских, не доверяют им, но многие никогда не бывали в России и полны предрассудков (о русской мафии, проституции, наркотиках и т. п.), формируемых СМИ. Впрочем, «Люди разные, и то, что финны тихие, «правильные» и т. д. и т. п., это всё только стереотипы… Меня бесит, если весь народ начинают судить по стереотипам или по примеру нескольких представителей той или иной страны / культуры…», отмечает один пользователь Интернет-форума из Иоэнсуу.

Роль Финляндии как образца для подражания особенно велика потому, что она близко, расположена в том же или даже более суровом климате, но другая. Влияние Финляндии особенно остро чувствуется в Санкт-Петербурге, Выборге и Петрозаводске, но оно постепенно распространяется на всех, кто хоть раз там побывал или смотрел о ней передачи. Поражает именно вот этот общий тон публикаций о Финляндии, восторги по поводу общества массового благополучия, возможного в холодном климате. Тому же процессу способствует и возведенный в ранг народно-идеологического сериал режиссера А.Рогожкина, где национальные особенности русского народа выявляются в сопоставлении с реакцией на происходящее со стороны финна. В дополнение к известным и традиционно ценимым одежде и мебели российские искусствоведы и литературоведы все чаще обращают внимание на творчество финских кинорежиссеров, писателей, музыкантов.

Художники-концептуалисты В.Комар и А.Меламид изучили в разных странах наиболее любимые и желаемые народом картины, среди них были собраны и мнения о живописи финнов и русских [25]. Большинство финских респондентов предпочитают обращать внимание на стиль и дизайн, излюбленные цвета — синий, коричневый, белый и зеленый, изображения — животные, природа, а если изображаются люди, то предпочтительно, чтобы они были заняты трудом, одеты и в группе, неважно, знаменитые или нет, но без религиозных мотивов и открытой назидательности. Результатом репрезентативного социологического исследования стала картина, выставленная сначала в Атенеуме, а затем оформленная как инсталляция на природе. Для русских имеет значение цвет, причем симпатии на стороне голубого и зеленого. Большинству людей небезразлично, как они одеваются и украшают свое жилище. Предпочтение отдается традиционному русскому искусству, природе, небольшим натюрмортам с цветами. Картина, нарисованная по выбору российских граждан, оказалась, однако, довольно похожей на то, что получилось по выбору финнов.

Вместе с русскоязычными иммигрантами, которых в Финляндии, по разным подсчетам, от 40 до 65 тысяч, страну открывают для себя русские отпускники [26]. Финляндия снова, как и сто лет назад, становится излюбленным местом отдыха россиян (по статистике, это наиболее посещаемая ими западная страна) и даже дачным местом: многие финны признаются, что им повезет, если какой-нибудь новый русский купит у них старую дачу. В связи с этим стремление рассказать прибывающим русскоязычным о Финляндии, а заодно и самим лучше понять, какие условия жизни оказывают влияние на них самих, заставляет русскоязычных жителей Финляндии вновь и вновь сравнивать две страны друг с другом. Одновременно рассказывающие о Финляндии хотят перенести то положительное, что усвоено и увидено в Финляндии, на российскую почву. В этом смысле характерно одно из последних произведений Э.Успенского [25] «Привидение в Простоквашино»: дядя Федор побывал с родителями в отпуске в Финляндии и хочет устроить в Простоквашино тоже что-то интересное, «чтобы дети могли развлекаться, а родители отдыхать». Наиболее часто встречаются рассказы о том, как прожита история, как сложились общественные отношения, как регулируются связи в семье, учебном заведении, рабочем коллективе, среди друзей; возникает желание сравнить кухни двух стран, музыку, литературу, телевидение, мораль, эмоции, времяпрепровождение, сексуальные привычки, речевые практики и т. п.

Таким образом, можно отметить, что существование русскоязычного сообщества внутри финляндского общества способствует активной переработке самого разного лингвокультурологического, антрополого-этнического и страноведческого материала по сопоставлению двух культур, и это происходит на уровне обычного носителя языка, писателя, журналиста, студента, ученого. Образ Финляндии становится отчасти более понятным, отчасти более мифологизированным: невозможность преодолеть различия даже тогда, когда их усвоил и осознал, заставляет перевести их в план непознаваемого, легендарного. Среди пунктов осмысления наиболее часто возникает мотив Финляндии как образца для подражания для России.

Примечания:

1 Многие народы считают себя находящимися на пересечении, условно говоря, западной и восточной культурных традиций. Россияне нередко обсуждают свое положение между Западом и Востоком как судьбоносное и подчеркивают символическое значение двуглавого орла, но они в этом не одиноки. Страны Восточной и Южной Европы, даже Великобритания, время от времени говорят о своих восточных и западных тяготениях. Финляндия исторически была ареной столкновения миссионерской деятельности западной и восточной христианской церквей, шведского и русского влияния.

2 Эти обозначения условны: более правильно говорить о студентах, которые считают своими родными языками либо финский, либо русский язык. По этническому происхождению они могут быть и финнами, и русскими, в семьях могут использоваться как тот, так и другой языки. Отделение предлагает разные учебные программы для студентов с разными родными языками (с 1999 г. на Отделении существует так называемая «русская линия» для студентов с родным русским языком). В тексте мы используем «маски» при цитировании студенческих сочинений: Cl, С2…

3 Мустайоки А. Языковая толерантность на уровне государства и на уровне индивидуумов. Екатеринбург, 2004 (в печати); Мустайоки А., Протасова Е. Миф, доля истины или чистая правда: представления русских о финнах в свете рассказов и анекдотов // Стернин И.А. (ред.) Коммуникативное поведение. Вып. 20. Воронеж, 2004. С. 62-95; Протасова Е., Мустайоки А. «Мы» и «они»: русские и финны о русских и финнах // Стернин И.А. (ред.) Русское и финское коммуникативное поведение. Вып. 3. Воронеж: ВГУ, 2002. С. 14-49; или, в сокращенном варианте, Мустайоки А., Протасова Е. «Мы» и «они»: русские и финны о финнах и русских // Мир русского слова. 2003. № 2. С. 56-63; Протасова Е. Финны и русские в зеркале русскоязычной прессы Финляндии // Социологические исследования. 2003. № 3. С. 113-121; Протасова Е. Передача «Слабое звено» на российском и финляндском телевидении // Под ред. И.АШаронова. Агрессия в языке и речи. М., 2004. С. 255-269; Mustajoki А. (Venäjän) kieli keskellä suuta // Bäckman J. (toim.) Entäs kun tulee se yhdestoista? Suomettumisen uusi historia. Helsinki: WSOY, 2001. S. 433^146.

4 Лурье C.B. Историческая этнология. M., 1997.

5 Ишимова А.О. История России для детей. М.: Монолог, 1993. С. 6.

6 Циллиакус В.Р., Вогак КА. Россия и русские: Русская хрестоматия для средних и высших классов средних учебных заведений Финляндии. 2-е изд. Helsingfors: Söderström & С:о förlagsaktiebolag, 1914. S. 24—25.

7 Отечество. Пути и достижения национальных литератур России. Национальный вопрос / Под ред. И.А.Бодуэн де Куртене и др. Петроград, 1916. С. 3-5.

8 Дорошевич ВМ. Собрание соч. Т. 2. М., 1905. С. 22-33.

9 Об этом же писал и К.Н.Батюшков в письмах русского офицера из Финляндии, наир.: Батюшков К.Н. Опыты в стихах и прозе. М., 1977. С. 95-101.

10 http://www.utu.fi/erill/mstmigr/fin/s tilast.htm#Ulkosuomalaiset

11 Национальный гимн иногда вызывает у финнов противоречивые чувства: Иоганн Людвиг Рунеберг написал его по-шведски, а музыку написал немецкий композитор Фредрик Расиус.

12 http://poetsoul.narod.ru/proza/writer05.htm

13 Журавлева И.В., Пейкова З.И. Религиозность российских и финских подростков // Социологические исследования. 1998. № 10. С. 136-142.

14 Стихотворение «Стихи к пограничной провинции».

15 См., напр., публикации журнала «Venäjän aika».

16 О результатах исследования Pisa см. http://www.jyu.fi/ktl/pisa/ Возможно, одной из причин такого положения дел является небольшое количество школьников- иностранцев в классах. В Финляндии иностранцы составляют 2% населения, в то время как, например, в Германии число иммигрантов очень высоко — в некоторых районах крупных городов они могут составлять больше половины класса (при этом дети российских немцев, хотя владеют русским языком на уровне родного и говорят дома по-русски, официально не считаются иностранцами, т. к. имеют гражданство Г ермании).

17 Вопросы русскоязычного населения Финляндии: Отчет временной рабочей группы при Совещательной комиссии по этническим отношениям. Хельсинки: Институт России и Восточной Европы, 2003. С. 31.

18 Северный торговый путь. 1998. № 12. С. 2В.

19 Спектр. 2001. №4. С. 9.

20 Северный торговый путь. 2000. № 2. С. 27.

21 Новые рубежи. 1999. № 2-3. Г.И.

22 Северный торговый путь. 1999. № 6. С. 13.

23 Северный торговый путь. 2000. № 2. С. 4.

24 http://www.kolumbus.fi/susi.valeri/

25 О мнении финнов: http://www.diacenter.org/km/fin/fm.html, о мнении русских: http://www.diacenter.org/km/rus/rus.html.
395

26 Это тоже не ново: Финляндия как курорт была открыта россиянами еще в XIX веке. Чувства, вызываемые Финляндией, описаны, напр., в книгах: Врангель Н.Е. Воспоминания: от крепостного права до большевиков. М., 2003. С. 251-252, 285— 286, 393-395; Лунин Н.Н. Мир светел любовью. Дневники. Письма. М., 2000. С. 26.

27 Э.Успенский давно дружит с известным финским детским писателем Х.Мякеля, они пропагандируют книги друг друга в своих странах. Произведение цитируется по изданию: Успенский Э. Последние новости из Простоквашино. М., 2003. С. 212.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2015/06/11/finsko-russkie-nesootvetstviya-statya/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *