НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОМОЧЬ САЙТУ МАТЕРИАЛЬНО - БЕЗ ВАШЕЙ ПОДДЕРЖКИ ОН СУЩЕСТВОВАТЬ НЕ СМОЖЕТ!

Арвид Ярнефельт * Arvid Järnefelt

Арвид Ярнефельт (фин. Arvid Järnefelt, 16 ноября 1861, Санкт-Петербург, Российская империя — 27 декабря 1932, Хельсинки, Финляндия) — финский писатель.


Арвид Ярнефельт, самый знаменитый финский толстовец, стремился защищать мир и равноправие как своим лите­ратурным творчеством, так и практическими действиями. Как писатель Ярнефельт принадлежал к поколению реалистов, но его можно также считать и символистом. Его роман «Родина», появившийся в 1893 г., сразу же был признан шедевром. Также получили признание романы Ярнефельта, вышедшие в более поздний период, в 1920-е гг. Другие составляющие его творчества разделили читателей надвое. Ярнефельта либо жестко осуждали как «развращающего народ», либо превозносили как писателя, несущего новую духовность.

На рубеже веков Арвид Ярнефельт был писателем, вызывавшим шумиху. Его второе произведение «Мое пробуждение» (1894) стало большой сенсацией, одной из самых больших, какие знала финская литература. Очень многих оскорбил социальный критицизм этого произведения, а также интимные признания писателя о его сексуаль­ной жизни. По еще более уязвимому месту, религиозным чувствам людей, Ярнефельт нанес удар своей новеллой «Мария» (1897), в которой изобразил мать Иисуса как «неудержимо чувственную женщину», а Иисуса — «ребенком блудницы». Много неприятностей доставляла Ярнефельту также манера использовать легко узнаваемых современников в качестве прообразов героев романов. Так, произ­ведение «Жители Венехоя» (1909) стало для него мучением на долгие годы, так как Юхан Кок, прообраз главного героя Ханнеса, продолжал свои нападки на писателя до своей смерти.

Ярнефельт прожил яркую и драматичную жизнь, повороты которой можно объяснить «инстинктом крови», необычным проис­хождением. Блистательные вехи его предков по линии матери из рода Клодта фон Юргенсбурга, получившего баронский титул в 1721 г., можно с точностью проследить с 16 в. В Ярнефельте текла также кровь правивших в Англии Стюартов, кроме того, существуют неподтвержденные указания на родство с римскими патрициями Клавдиями. Род со стороны отца получил дворянство в 1651 г, и исто­рия его «отчаянных» мужчин, как и в случае с материнской линией, была очень воинственной.

Бурная молодость Арвида Ярнефельта приходилась на 1880-е гг. Он должен был стать высокопоставленным чиновником. На это указывали и экзамены, сданные на получение степени кандидата философии (1885) и юриспруденции (1890), а также политическая деятельность. В 1881-1884 гг. Ярнефельт был одним из главных членов крайне радикальной так называемой «красной» группировки КПТ (финское сокращение КПТ переводилось либо как «Все Красные Товарищи», либо как «Всю Программу в Действие»). Группировка была нацелена на достижение гегемонии финского языка и характеризовалась левыми социальными целями. Ярнефельт был также одним из ведущих политиков движения «Молодая Финляндия», зародившегося внутри Финской партии, которое подчеркивало важность демократической и прогрессивной политики и выступало за социальные реформы. В 1889 г. Ярнефельт участвовал в создании органа печати младофиннов газеты «Пяйвялехти». Свои знания он пополнял во время учебы в Германии в 1884-1885 гг. и в России в 1886-1888 гг. Увлечение живо­писью, сохранившееся на всю жизнь, началось также в 1880-е гг. Ярнефельт, учившийся в 1870-е гг. в художественной школе Финского художественного общества, был неплохим пейзажистом. Продажа картин имела для него также и финансовое значение. Живописные работы Ярнефельта по-прежнему продаются на художественных аук­ционах.

В 1891 г. все внезапно изменилось в жизни Арвида Ярнефельта. Он пришел к вере окончательно и бесповоротно. Новое направление жизни Ярнефельта определило рациональное, опирающееся на нагорную проповедь «учение разума» Льва Толстого, отрицавшее Святую Троицу, первородный грех, божественность Христа, чудеса, воскресение мертвых, небеса, ад, крещение, причастие и другие таинства. Согласно этому учению, насилие в любой его форме не может быть оправдано, необходимо стремиться к половому воздержанию, обеспечивать себя своим, а не чужим трудом и одинаково любить всех людей. Бога следует искать в себе самом. Жизнью человека управляет голос совести, который является голосом Бога. Поэтому никому не следует делать того, что противоречит совести. Поскольку небо над землей, тайна и предназначение жизни кроются в данном конкретном мгновении: «Человеческая жизнь есть ничто иное, как постоянное настоящее. Прошлое уже прожито, будущее еще не наступило. Только в настоящем заключается сама жизнь» («Мое пробуждение»).

Ярнефельт полностью порвал с прошлым. Он покинул уездный суд посреди заседания, выучился на сапожника и кузнеца, а в 1896 г. переехал в Вирккала в Лохья, где стал мелким земледельцем. Из 8 гектаров усадьбы Ярнефельта под названием Рантала два гектара занимали поля, а остальные — березовый лес. Отличительными признаками новой веры были также костюм из грубой шерсти и сапоги, от которых Ярнефельт отказался лишь в 1920-е гг. Ярнефельт был личным другом и доверенным лицом «второго русского импе­ратора» Льва Толстого. Они переписывались до самой смерти Толстого в 1910 г. и дважды встречались, в 1899 и в 1910 гг.

Новое мировоззрение Ярнефельта в принципе означало уход за пределы общества, анархизм, но так Ярнефельт поступал отчасти лишь хотя бы по той причине, что он был семейным человеком. Однако Ярнефельт пытался жить настолько просто и обходиться малым, насколько это было возможно. Ни у кого не оставалось сом­нений, что он думал о церкви, юриспруденции, вооруженных силах и всей административной системе. Заключенные, бедные и угне­тенные получали в его лице помощника. Грандиозной попыткой помочь обездоленным стал проект решения торпарского вопроса, предложенный Ярнефельтом после знаменитых выселений торпарей в Лаукко (1907) и основывавшийся на идее земельной реформы Генри Джорджа.

Решение Ярнефельта не крестить своих детей и не платить налоги также носило явный характер личного протеста. Наиболее драматичный период религиозного подвижничества Ярнефельта пришелся на конец первого десятилетия 20 в. В 1917 г. он бросил вызов властям, проповедуя учение о любви, равенстве и братстве в церквах Хельсинки, за что получил в награду два месяца тюрьмы. По внутренним убеждениям он в 1919-1920 гг. дважды оставлял семью, чтобы осуществить самое важное требование своего учения: любить и помогать всем людям одинаково и не ставить на первое место даже самых близких.

Перемена в жизни ознаменовала также начало почти сорокалетней многосторонней и продуктивной писательской карьеры. Ярнефельт писал романы, повести, пьесы и документальную прозу, а также эссе на религиозные темы. Он также активно переводил на финский язык как художественную, так научную литературу со шведского, русского и английского языков. Наиболее заметными из его переводов стали «Воскресение» Льва Толстого (1899-1900) и «Прогресс и бедность» Генри Джорджа (1906). Ярнефельт также переводил на шведский язык собственные произведения.

Как писатель Ярнефельт начинал не на пустом месте. 1880-е гг. были для него в творческом плане временем активной учебы, подготовки к делу всей жизни. Он был центральной фигурой литературной школы Ярнефельтов и уже в начале 1880-х гг. всерьез задумывался о карьере писателя. В «школе» Ярнефельт делал литературные зарисовки, состязаясь с Юхани Ахо, исследовал и анализировал типы и характеры, участвовал в групповых критических разборах, и даже напечатал два рассказа под псевдонимом Арви Раута («Рассказ о старике Элиасе», 1883, «Кандидат», 1884), а также делал наброски к «Родине». Первое четкое упоминание о «Родине» относится к 1885 г., когда Элисабет Ярнефельт высказала предположение, что на «Дочь пастора» Юхани Ахо оказал влияние Хейкки Вуорела из «Родины». С биографической и историко- литературной точек зрения интересна сложившаяся в 1880-е гг. ситуация состязания между Юхани Ахо и Арвидом Ярнефельтом, которая отчасти объясняет поздний дебют Ярнефельта как писателя. Превосходство Ахо на десятилетие затормозило развитие Ярнефельта как писателя, поскольку внимание и ожидания Элисабет Ярнефельт и других членов школы Ярнефельтов было сосредоточено главным образом на Ахо и его достижениях.

Первый и наиболее продуктивный творческий период Арвида Ярнефельта пришелся на 1893-1909 гг. В то время он написал также почти все свои религиозные произведения, что наложило на него как беллетриста печать апостола толстовства, тенденциозного писателя. Ситуация тяготила Ярнефельта, и в период затишья, пришедшийся на 1910-е гг., он сделал две попытки разрушить и заглушить эту репутацию, написав фарс «Гости Каллу» (1914) и напечатав под псев­донимом Хилья Кахила два романа: «Счастливые» (1916) и «Воспо­минания моей юности» (1919). В 1919 г. Ярнефельт признался, что он как писатель выдохся.

В начале 1920-х гг. Ярнефельт изменил свой стиль жизни. Он снял с себя костюм из грубого сукна и сапоги, и в 1922-27 гг. жил в основном за границей: в Швеции, Германии, Англии, Франции, что отчасти объясняет возродившийся интерес шестидесятилетнего писа­теля к литературному творчеству. В 1920-е гг. Ярнефельт написал два крупных произведения: «Грета и ее Бог» (1925), «Роман моих родителей» (1928-1930), а также популярное произведение «Моя Марта» (1927). Он приобрел искренних поклонников и почитателей, особенно среди участников движения молодых факельщиков, которые видели в нем «европейского» писателя. Ярнефельту впервые удалось заработать своими книгами достаточно для жизни за границей.

Центральную и наиболее значимую роль в творчестве Ярнефельта играют его романы. «Родина» (1893) — роман, в котором, наряду с отражением культурного и идейного мира 1880-х гг., также анализируется перелом в финском аграрном обществе, начиная с 1860-х гг. Вместе с тем, роман является великолепном изображением переломного периода: идеализм под давлением старого и нового уступает жестким ценностям, борьбе и стремлению к победе, когда власть становится целью, а не средством. Большой роман «Братья» (1900) повествует о четырех сыновьях пастора: Йоханнесе, Хенрике, Габриэле и Ууно и их стремлении стать нужными людьми. Роман «Братья» начинается с того, на чем заканчивается «Родина». На последних страницах «Родины» говорится о том, в каком чувстве любви можно найти цель жизни. В свою очередь, в «Братьях» изображается, как это происходит на практике. В «Братьях» высказывается мысль о том, что развитие человека идет по восходящей: нужно показать некий идеал, а затем указать на ближайшую ступень на пути к нему. В произведении «Хелена» (1902) изображен такой герой, поднимающийся ступень за ступенью. Вместе с тем, это произведение является своего рода срезом уровня духовной истории Финляндии рубежа веков. В то же время «Жители Венехоя» (1909) рассказывает о конкретных событиях ближайшей истории. В первой части описывается Хельсинки 1870-х гг. с точки зрения Пунавуори и мальчиков-школьников, а во второй части рассказывается о бурных событиях всеобщей забастовки и восстания в Свеаборге.

Ярнефельт был одним из первых финских писателей, которые с близкого расстояния изображали интеллигенцию, сословие, от которого сам Ярнефельт хотел отмежеваться. В его произведениях периода творческой зрелости высший класс и интеллигенция играют центральную конструктивно-тематическую роль. Уже в «Родине» представители высшего класса выглядят как какая-то бесполезная группа на фоне сельского пейзажа Вуорела, а в «Братьях», «Хелене», «Детях Земли-матушки» (1905) и в «Жителях Венехоя» эта картина предстает еще более контрастной.

Главный герой «Родины» Хейкки Вуорела — типичный «бродяга» крупных романов периода творческой зрелости Ярнефельта. В этих произведениях автор через образ главного героя изображает внут­ренний раскол и отчуждение в манере, напоминающей экзистенциаль­ный роман. В изображении человека Ярнефельт значительно опережал свое время. Главные герои его психологических романов (Хейкки Вуорела из «Родины», Хенрик из «Братьев», Хелена из «Хелены», Эдвард из «Детей Земли-матушки», Ханнес из «Жителей Венехоя») — неутомимые искатели смысла жизни. Каждый из них идет по своему извилистому пути — Хенрик из «Братьев» назвал его «дорогой страдания» — прежде чем находят ответ на главный вопрос о смысле жизни и свое место в обществе.

Самой заметной чертой творчества Ярнефельта в начале 20 в. является социальная тематика. «Хелена» — наиболее яркое произ­ведение с точки зрения социальной критики. Поочередно критика обращается на крупный капитал, церковь, институты права и армии. Зарождающийся социализм также отображен как идеология эгоисти­ческих интересов.

Уже в романе «Хелена» автор затрагивает аграрный вопрос. Романы «Дети Земли-матушки» и «Жители Венехоя» целиком посвящены этой теме. В них просматривается мировоззренческая позиция Ярне­фельта по вопросу взаимоотношения человека с природой: если человека против его желания отрывают от земли, ему становится плохо! Для благополучия человека превыше всего активное отношение к природе, пассивное, эстетизированное любование природой лишено глубокого смысла. «Но наиболее глубокая, целостная, крепкая связь с природой у того, который в течение всей своей жизни собственными усилиями возделывал эту землю. Он словно растет вместе с при­родой». («Земля принадлежит всем!», 1907). Через активное отно­шение к природе человек получает уникальную возможность сопри­коснуться с мгновением настоящего, а также осознание того, что он находится «в вечной связи с жизнью». В этой мысли выражено резко критическое отношение Ярнефельта к урбанизации. Многие социальные проблемы возникают из-за того, что люди по той или иной причине не по своей воле вынуждены переезжать из деревни в город. Эта мысль Ярнефельта совсем не обязательно высказывается возвышенно и патетично. В романе «Жители Венехоя» оторванные от земли потомки выходцев из Венехоя Франц Хенриксон и его сын Хинкки являются трагикомическими образами.

Во всех романах Ярнефельта, начиная с «Родины» и до «Повести моих родителей», и во многих новеллах тема любви играет ключе­вую роль в судьбе человека, направляя и даже определяя ее ход. В небольшой брошюре «Идеал чистоты» (1897) Ярнефельт резок: нужно стремиться к абсолютному половому воздержанию. Правда, применительно к его романам о такой резкости говорить нельзя. Наиболее четко это «стремление» показано в романах «Братья» и «Хелена». Главная героиня последнего говорит: «Не надо выходить замуж так долго, пока это возможно». Но уже в «Хелене» эрос и связанный с ним секс изображены как сила природы, которая может соединить двух иногда очень разных людей. Роман «Счастливые» (1916) целиком построен вокруг этой темы. Мысль книги вполне отчетлива: счастье брака кроется в товариществе и сексуальном состязании, которое, однако, всегда заканчивается совокуплением. В некоторых местах романа «Счастливые» присутствует эротический накал, совершенно исключительный для финской литературы того времени. Обычно Ярнефельт рассматривает тему очень «возвышенно», однако в его позднем шедевре «Грета и ее Бог» (1925), который во всех отношениях демонстрирует совершенно нового Ярнефельта, от этой торжественности нет и следа. Главная героиня романа Грета без прикрас называет эрос «огнем Господним».

Ярнефельт печатал также и малую прозу: большие новеллы, расск­азы и тексты, которые можно охарактеризовать как воспоминания. Как новеллиста Ярнефельта можно отнести к символистам. Уже его книга-признание «Мое пробуждение» (1894) стала чем-то большим, чем традиционная литература реализма. Новелла «Судьбы людские» (1895) является масштабной аллегорией о лживой жизни, написанной в технике реализма. О манере Ярнефельта реагировать на идеи, носившиеся в воздухе того времени, говорит и его новелла «Мария» (1897), в которой положительно трактуется идея сверхчеловека Фридриха Ницше. Во многих своих новеллах («Море жизни», 1903, «В тишине», 1913, «Хулиган», 1926) и особенно в пьесе «Смерть» Ярнефельт размышляет о сущности божественного, проблеме смерти и бессмертия, то есть о предметах, о которых в искусстве принято говорить только на языке символов.

Ярнефельт был плодовитым драматургом. Он написал девять пьес, задумывал многие другие. Кроме того, некоторые его прозаические произведения изначально планировались как драмы. В крупнейшие драматические произведения Ярнефельт заключил самые глубокие, важные и насущные смысловые послания: смерти нет («Смерть», 1903, 1911, 1927), зло не истребить злом («Самуэль Крёль», 1899), власть губит человека («Рабское учение», 1902, «Титус», 1910), истинная свобода достигается только изнутри, а не революционным путем («Манон Ролан», 1913). Пьесы не принесли Ярнефельту успеха, за исключением «Титуса», которая до сих пор остается одной из лучших финских трагедий. Пьесы Ярнефельта еще ждут беспристрастного переосмысления.

«Грета и ее Бог» (1925) наряду с «Родиной» были почти единствен­ными произведениями Ярнефельта, к которым как читатели, так и критики относились доброжелательно. Речь действительно идет об одном из выдающихся произведений финской литературы. В «Грете…» Ярнефельт «преобразился». Короткая история о крестьянской семье шведских финнов Нюхолм и о тех разногласиях, которые внес в семью приход невестки, которая была чистокровной финкой, рассказана в «высоком стиле». Даже в самые драматичные моменты автор изобра­жает всех своих героев с сочувствием, без преувеличений. Целостность формы и содержания романа также вполне естественна. Напротив, «Повесть моих родителей» до сих пор озадачивает и вызывает противоречивые чувства читателей. Произведение читается как доку­ментальное повествование, а не роман, что Ярнефельт подчеркнул уже в названии. «Повесть моих родителей» можно критиковать за отсутствие связности, односторонние акценты, неровность стиля, и даже за фактические ошибки. Несмотря на это, произведение является классикой финского документального романа, в котором Ярнефельт использовал также новую технику повествования, описывая события попеременно с позиции Элисабет, Александра, Арвида и автора.

Наиболее существенную часть творческого наследия Ярнефельта занимают его романы. Он был эпическим писателем, владевшим искусством крупной формы, на что указывают романы «Братья» и «Жители Венехоя». Образам произведений свойственна много­плановость, при этом сдержанная ироничность, а временами и комизм придают повествованию глубину. Как рассказчик Ярнефельт в своем творчестве опирался на традиции реализма, усвоенные им уже в 1880-е гг. Его язык и стиль лучше всего можно охарактеризовать, используя меткие выражения школы Ярнефельтов: «простой» и «естественный» («Дети Земли-матушки», «Грета и ее Бог»), Но все же Ярнефельт был более многозначным и многоплановым писателем, чем вкладывается в понятие «реалист». Как отмечается в новейших исследованиях, с современной точки зрения его можно трактовать как мистика и символиста.

Арвид Ярнефельт писал о неизменно актуальном: война, насилие, идея мира, интернационализм, применение власти, общество, по­строенное на конкуренции, устоявшиеся ценности, неравноправие, вызванное богатством, труд и оценка труда, отношение человека к природе, окружающая среда, секс, смысл жизни. Ярнефельта с его откровенностью можно, по выражению Эрно Паасилинны, в полной мере назвать «бросающим вызов». Он побуждал систему поставить под сомнение саму себя, а каждого человека — вести внутренний диалог с самим собой. По мнению Ярнефельта, решение нужно принимать на уровне личности, а идея обретает смысл в практическом действии. Красивые слова, лозунги, массовые движения и принудительные меры не могут привести к устойчивым преобразованиям. Но как беллетрист Ярнефельт остается художником: он не проповедует, а лишь указывает. Читателю остается либо принять этот вызов, либо отвергнуть.

В 1920-е гг. Арвид Ярнефельт вошел в число ведущих финских писателей, а благодаря «Истории финской литературы» (1934) В. Таркиайнена приобрел статус классика.

 Тапио Коппонен

Приложение:

Арвид Ярнефельт, род. 16.11.1861 Петербург (Пулково), умер 27.12.1932 Хельсинки. Родители: Аугуст Александер Ярнефельт, генерал-лейтенант, и Элисабет Клодт фон Юргенсбург, баронесса. Жена: Эмилия (Эмми) Фредрика Парвиайнен, род. 1865, умерла 1937, родители жены: Микко Парвиайнен, торговец, и Шарлотта Катарина Пундани. Дети: Ээро, род. 1888, умер 1970; Лийса, род. 1893, умерла 1978; Анна Катарина, род. 1898, умерла 1899; Майя, род. 1900, умерла 1986; Эмми, род. 1902, умерла 1941.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: https://www.suomesta.ru/2018/12/25/arvid-yarnefelt-arvid-jarnefelt/

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.