«

»

Мар 03 2014

Распечатать Запись

Франс Эмиль Силланпяя * Frans Eemil Sillanpää

 tv-arkisto_1958_fesillanpaa70ar_4x3


Автор: Пану Раяла


(1888-1964)

писатель, лауреат Нобелевской премии

Ф.Э. Силланпяя — единственный лауреат Нобелевской премии в области литературы в Финляндии. Он был мастером изображения природы, великолепно чувствовал стиль и умел фиксировать самые тонкие движение души человека. Изоб­ражая сельскую жизнь Западной Финляндии, он сочетал импрессио­нистическую и реалистическую манеры, но в создании человеческих персонажей использовал также свои познания в области учения об эволюции и наследственности. Наряду с почитанием, в Финляндии было также противоречивое отношение к Силланпяя, поскольку в межвоенный период, когда культурный мир страны оказался раско­лотым надвое, он не встал ни на ту, ни на другую сторону.

Ф.Э. Силланпяя привнес в финскую литературу новое видение связей между человеком и природой. Он воспринимал человека как часть мироздания, нечто равное со всеми остальными его составляющими. В семи романах и десяти сборниках новелл Силланпяя изображал сельскую жизнь Западной Финляндии в духе импрессионистов и реалистов, однако, в основе повествования лежали знания новейших достижений теории эволюции и наследственности. Представление о взаимосвязи всех явлений было свойственно натурфилософскому учению монистов начала 20 в. Силланпяя оказался в плену этого учения, когда изучал медицину в университете. Современные взгляды немедленно нашли бурный выход в его дебютном романе «Жизнь и солнце» (1916). По силе изображения природы, стилистическому мастерству и умению передать тончайшие движения человеческой души Силланпяя стоит в одном ряду с писателями мирового уровня.

Творческий путь Силланпяя охватывает отрезок времени с 1916 г., когда Финляндия еще входила в состав Российской империи, до Зимней войны и вручения Нобелевской премии в 1939 г. В период между мировыми войнами он был ведущим писателем независимой

Финляндии, нащупывавшей свое место в Европе. Изображая общество, Силланпяя в романе «Праведная бедность» (1919) одним из первых взялся за оценку событий гражданской войны. Он заставил победившую белую Финляндию увидеть чувства красных, разглядеть то, что побудило тихого торпаря, обитателя маленькой избушки вос­стать с оружием в руках. Работа во имя национального примирения продолжалась на протяжении 1920-х гг. в сборниках новелл и в великих романах 1930-х гг., повествовавших о крестьянской жизни: «Рано усопшая» (1931), «Путь мужчины» (1932) и «Люди в летней ночи» (1934). Силланпяя придерживался примирительных взглядов, свойственных культурному либерализму. Пытаясь своими публич­ными выступлениями содействовать национальному согласию, в условиях усилившегося в 1930-е гг. противостояния между правым и левым фронтами он занял позицию между двумя противо­борствующими сторонами. На пороге Зимней войны он скрепил этот процесс написанием слов к «Маршу» и отправился в Стокгольм на вручение Нобелевской премии.

Учеба

Франс Эмиль Силланпяя родился в Мюллюколу, хозяйстве мелкого арендатора в деревне Киериккала поблизости от Хямеенкюрё в 1888 г. Оба его родителя происходили из крестьянских семей: отец Франс Хенрик Коскинен был родом из прихода Кауватса в западной Сатакунта, а мать Ловииса Вильхелмиина Мякеля была из Хямеен­кюрё. Обширные родственные связи оказались важны, когда в самом начале 20 в. Франса Эмиля отправили учиться, что не было обычным для мальчика из бедной крестьянской семьи.

То, что после народной школы в 1900 г. его приняли в лицей Там­пере, было удачным стечением обстоятельств. Однако это также было следствием реализации идеи народного просвещения и целена­правленного подъема общественного сознания. Годы учебы Франса Эмиля совпали со временем плодотворного перелома в жизни ин­дустриального города Тампере. Всеобщая забастовка 1905 г. воодуше­вила как рабочих, так и буржуазию, и мальчики-лицеисты активно участвовали в демонстрациях против царской власти. Силланпяя- лицеист имел счастливую возможность наблюдать за событиями в бурлящем обществе одновременно глазами пролетариата и состоятельной буржуазии: сначала он снимал угол в рабочем квартале Амури, а затем в качестве домашнего учителя жил в семье фабриканта Хенрика Лильерооса. В школьные годы его крестьянское мировоззрение существенно расширилось, что имело существенное значение с точки зрения его последующей писательской карьеры.

Его патрон Лильероос посоветовал одаренному лицеисту продол­жить учебу в университете на врача. В экономическом отношении это был бы абсолютно надежный путь, но он не слишком заинтересовал эстетически ориентированного Франса Эмиля. Он проучился в Хельсинки пять лет, с 1908 по 1913 гг., живя на ссуды и получая поддержку знакомых и поручителей, однако учеба продвигалась медленно.

И напротив, студенческие годы имели большую важность для литературного и мировоззренческого развития Силланпяя. Его особенно увлекали вопросы, связанные с естественнонаучными исследованиями и свободной философией науки. Тогда в Европе широко обсуждалась монистическая натурфилософия, исследующая природу основ мироздания. В 1909 г. ведущий представитель этого направления Вильгельм Оствальд получил Нобелевскую премию в области химии. Для монизма была характерна вера в прогресс, мир во всем мире, всеобщую связь между всем сущим. Делалась попытка создать некий синтез старого религиозного и нового, материалистического мировосприятия. На основе этих построений Силланпяя начал развивать собственное, ориентированное на природу мировоззрение.

За годы учебы Силланпяя, помимо долгов, обрел современный естественнонаучный взгляд на жизнь, в основе которого лежало стремление к широкому синтетическому восприятию. Его в гораздо большей степени интересовали точки соприкосновения науки и искусства, лекции доцента А.И. Силталы по морфологии и профессора Юрьё Хирна о литературе современных народов, чем собственно получение ученой степени. Молодой философ Эйно Кайла выступал о революционных воззрениях Анри Бергсона об относительности времени. Наряду с научными статьями, Силланпяя зачитывался книгами Юхани Ахо, Кнута Гамсуна, Августа Стриндберга и русской прозой. Монистический взгляд на мир увлекал его своими тезисами о всеединстве, о сохранении энергии, верой в победу разума над оружием.

Наряду с научными и философскими увлечениями годы учебы Силланпяя оживились знакомствами в колонии деятелей искусств Туусула, и, прежде всего, с семьей художника Ээро Ярнефельта в Суви- ранта. Хейкки Ярнефельт учился вместе с Силланпяя, что позволило последнему лично познакомиться с величайшими представителями национальной культуры того времени, такими как Ян Сибелиус, Юхани Ахо и Пекка Халонен. Свободная атмосфера семейства Ярне- фельтов, в которой ощущалось влияние как аристократизма, так и радикального толстовства, имела большое значение для духовного развития молодого сельского студента. И в этой среде он оказался на перекрестке самых различных веяний.

Когда Силланпяя все же пришлось на Рождество 1913 г. вернуться из Хельсинки в родную деревню, у него не было ни денег, ни воз­можностей продолжить учебу, зато было четкое представление о том, куда следует идти. «Жизнь неприкаянного доктора» в Тёллинмяки на родительский счет была не слишком приятна, однако в его комнатке начали рождаться рассказы, в которых выплеснулись окружающее социальное напряжение и личные переживания того мирка, в котором ему пришлось находиться.

Волшебство лета и трагедия

Осенью 1916 г. Ф.Э. Силланпяя, подобно ракете, ворвался на лите­ратурный небосвод со своим романом «Жизнь и солнце». В царившей атмосфере застоя в романе били ключом летние настроения, смело обрисованная любовь между молодыми людьми, опьянение природой. Роман полностью овладевал своим читателем, он стал сенсационным прорывом писателя-дебютанта. Критика встретила нового автора как отрицательными, так и восторженными рецензиями.

В «Жизни и солнце» описывается летняя сельская идиллия финской глубинки в условиях, когда в Европе бушует мировая война. Молодые люди проживают лето, не ведая о происходящем в мире. Кажется, что цель их собственной жизни утрачена, и они переживают мгновение за мгновением, ища наслаждения в окружающей природе и эротических переживаниях. Автор взглянул на человека новым взглядом, раз­глядывая его подчас как бы глазами насекомого. Подобный взгляд был дарвинистским, революционным и шокирующим. Несмотря на опьянение жизнью и полуденное летнее марево, над романом витает меланхолическое предчувствие конца эпохи.

Сборник ранних новелл Силланпяя «Дети человеческие в потоке жизни» (1917) описывал похождения студента, выходца из сельской бедноты, который оказывается в заколдованном круге разных сосло­вий, среди помогающих ему людей, кредиторов и светских красавиц. Студенческую жизнь начала 20 в. Силланпяя описывал в духе легкого направления шведоязычной финской литературы, однако к социальным проблемам он обращается на основе собственного опыта, а также сведений, почерпнутых из новелл о студенчестве JI. Онерва и Сантери Ивало. Силланпяя утвердился как мастер импрес­сионистского пейзажа.

Его взгляды, искавшие синтеза, подверглись испытанию с началом революции в России и гражданской войны 1918 г. в Финляндии. Писатель жил со своей семьей на хуторе Ала-Вакери в Хямеенкюрё, оставаясь в стороне от событий войны. Еще во время выхода в свет своего дебютного произведения он женился на Сигрид Саломяки, работавшей служанкой у чиновника. В марте 1917 г., как раз когда император Николай II отрекся от престола, у молодых родился перве­нец — дочь Саара.

В разгар революции Силланпяя перевел на финский язык «Сокро­вища нищих», произведение бельгийского символиста Мориса Метерлинка, Нобелевского лауреата 1911 г. Философия бедности, граничившая с мистицизмом, умиротворяла писателя в то время, когда в его родном приходе вовсю лилась кровь. Он пытался разглядеть глубинные причины трагедии. Светлыми летними ночами 1918 г. карандашом он написал свой самый бессмертный роман «Праведная бедность», опубликованный в 1919 г. В нем повествуется о жизни «наивного красного старика» по имени Юха Тойвола, начиная с великого голода 1860-х гг. и заканчивая братской могилой в 1918 г. Этот роман, с подзаголовком «Законченная финская биография», был первым произведением, которое стремилось к объективному объясне­нию того, почему тихий народ-трудяга поднялся с оружием в руках на бунт, который, по мнению автора, был подавлен с необоснованной жестокостью. Силланпяя подверг острой критике акты возмездия со стороны белых, однако, по настоянию издателя, эти фразы были изъяты из пролога романа.

Когда в 1920 г. книга вышла в Швеции в переводе Хагар Ульссон, Силланпяя осознал, что его имя зазвучало в Северных странах. В Швеции роман был встречен лучше, чем в Финляндии. Посол Финлян­дии в Швеции министр Вернер Сёдеръельм, бывший профессор романо-германской филологии и истории финской и зарубежной литературы, в 1920 г. опубликовал о новом писателе заметную статью в журнале «Вор тид», тем самым представив его шведской публике. Уже тогда новичок упоминался как будущий кандидат на Нобелевскую премию.

Долгое ожидание

В 1924 г. Силланпяя принял участие в Стокгольмском конгрессе писа­телей, где завязал важные контакты со скандинавскими коллегами. Он продолжал переписку с Вернером Сёдеръельмом, Альбертом Энгстрёмом и поэтом Эриком Акселем Карлфельдтом, ставшим для него настоящим открытием. В 1921 г. умер Юхани Ахо, неизменный кандидат от Финляндии на Нобелевскую премию. В кругах Шведской Академии зрела мысль о том, что Финляндия, сумевшая пережить кризис обретения независимости, заслужила признания в области культуры. От Силланпяя ждали нового крупного романа.

Ожидание растянулось более чем на десять лет. 1920-е гг. принесли Силланпяя разочарования. Вилла Саавутус («Достижение») в Хямеен- кюрё, с постройкой которой связывались большие надежды, ввергла писателя в пучину долгов. Казалось, что творчества писателя начало распадаться на мелкие осколки и новеллы с сильным субъективным началом. Он написал повесть «Хилту и Рагнар» (1923), дополнявшую семейную историю и темы «Праведной бедности». Рискованно сек­суальная тема вызвала возмущение публики. Неразвитый господский мальчик пытается соблазнить робкую служанку, которая бросается в озеро, раздавленная случившимся. В дальнейшем автор считал эту книгу своим лучшим произведением.

В 1920-х гг. Силланпяя издал шесть сборников новелл, которые сразу же переводились на шведский язык. Писатель также начал пользоваться популярностью во Франции и Эстонии. Отечественная же публика с нетерпением ждала нового романа, и это помешало ей увидеть, что в течение трудного десятилетия Силланпяя написал множество новелл, относящихся к числу лучших произведений этого жанра в Финляндии. Мрачные рассказы о сельской жизни, натуралистические описания времен, последовавших вслед за собы­тиями 1918 г., блестящие детские образы стали неотъемлемой частью творчества Силланпяя. Куда большей популярностью у публики пользовались его признания, выдержанные в стриндберговском духе, которые он публиковал в виде листков из дневника в перерывах между рассказами. Семья Силланпяя, в которой было уже шестеро детей, вела кочевую жизнь, отягощенную долгами и финансовыми трудностями, переезжая из Хямеенкюрё в Порвоо, где Силланпяя работал редактором журнала «Пану», оттуда обратно в Тампере и снова в Хямеенкюрё. Все это давало колоритный материал, который писатель без стеснения использовал.

Великие романы

Силланпяя справился со своим тяжелым кризисом конца 1920-х гг., продав свои авторские права издательству «Отава» и переехав с семьей в Хельсинки. Работа над романами, уже давно зревшими в его сознании, начали стремительно продвигаться.

Силланпяя издал романы «Рано усопшая» (1931), «Путь мужчины» (1932) и «Люди в летней ночи» (1934). Первый из них, повествующий о судьбе служанки Сильи, немедленно стал событием года в Скан­динавских странах. Шведский перевод Рагнара Экелунда был опубликован одновременно с оригиналом, и шведская пресса вновь присоединилась к финской в своих восторженных комментариях. Образ Сильи Салмелус сделал Силланпяя подлинным наследником идеалистической традиции И.Л. Рунеберга. С другой стороны, в романе обращала на себя внимание двойная экспозиция: главы с описанием гражданской войны привносили в роман столь суровый реализм, что это вызвало удивление части читательской аудитории. Да и в целом было непросто понять веру автора в то, что ранняя смерть главной героини от туберкулеза означала особое счастье и духовное просветление.

Роман «Раноусопшая» вызвал восхищение и шок во всех Северных странах, а вскоре и в Германии, Англии, Голландии, Италии и США. Как историю исчезающего семейного рода, произведение сравнивали с романом Т. Манна «Будденброки». Как картину крушения мира — с эпическими романами Джона Голсуорси. Роман «Рано усопшая» был переведен на английский язык в 1933, «Праведная бедность» в 1938, «Люди в летней ночи» в 1966 гг. Благодаря истории Сильи Силланпяя стать писателем европейского масштаба. Теперь он стал фаворитом в ежегодной схватке за Нобелевскую премию.

Роман «Путь мужчины» сделал Силланпяя признанным портре­тистом крепкого крестьянина. После изысканного исчезновения рода Салмелусов автор хотел поведать о крепком земном счастье. В результате на поверхность вышла двойственность представлений Силланпяя, соединявших мистический фатализм с биологическим детерминизмом, романтизм с реализмом. Знак судьбы видится в тяге Пааво Ахролы к возлюбленной своей молодости Алме Вормисто. Однако приключения вдовца Пааво в лесной избушке в компании веселых женщин из Туссала или в сумеречных кварталах Амури в Тампере вызывали также неприятие: его образ крестьянина не был достаточно цельным и типичным. В Германии цензура изъяла из перевода романа эпизод о попойке Пааво как несоответствующий идеалу арийского крестьянина. И все же этот роман о любви взрослых людей получил массу положительных откликов.

В 1933 г. Силланпяя не получил Нобелевской премии, несмотря на предсказания, особенно в шведской прессе. С точки зрения Стокгольма, позиции автора, пишущего на финском, ослабляли продолжавшиеся в Хельсинки студенческие столкновения по языковому вопросу, которые достигли своего апогея как раз осенью 1933 г. В деле финнизации Хельсинкского университета средств не выбирали, и выступления «истинно финских» студентов против шведоязычных приобретали бурные формы. В кулуарах Шведской Академии было выработано компромиссное предложение: поделить премию между Силланпяя и каким-нибудь автором из числа фин­ляндских шведов, например, Ярлом Хеммером, Арвидом Мёрне или Эмилем Циллиакусом. Однако при голосовании это предложение не получило необходимой поддержки.

Эпическое произведение «Люди в летней ночи» венчает серию творений Силланпяя, посвященных лирическому изображению сельской жизни. Стиль, все более черпавший вдохновение в музыке, обрел в этом небольшой книге наиболее прекрасное воплощение. Внешние события умещаются в одну летнюю ночь: сплавщик зарезал своего товарища, поблизости в избушке рожает женщина, молодые люди на хуторе Телинранта переживают первые волнения любви, где- то в глухих лесах продолжается грубая жизнь жены убитого. Главный герой здесь — финская белая ночь.

Своей мозаичной структурой это произведение, асимметричное и лишенное хронологической последовательности, стало предвестником послевоенного модернистского нарратива. Романы Силланпяя были быстро переведены более чем на десять языков. Реакция на эти произведения была различной — от снисходительного интереса до подлинного восхищения. Однако Шведская Академия по-прежнему была непреклонна: в 1935 г. Нобелевская премия в области литературы не вручалась вовсе.

Нобелевский лауреат

Примерно с середины 1930-х гг., так блестяще начинавшихся, дела Силланпяя пошли под гору. Уже при жизни он получил больше международного признания, чем кто-либо из финских писателей до него, и на родине он был без сомнения ведущим автором. В продуктивный период 1930-х гг. он задумал два новых романа, но работа над ними не пошла. В условиях усиливавшейся политической напряженности Силланпяя начал заниматься общественной деятель­ностью, он становился публичной фигурой, примирителем нации, столпом культурного либерализма. Его многочисленные статьи и выступления делали акцент на идее национального единения и значимости контактов со Скандинавскими странами. Из-за своих проскандинавских настроений Силланпяя то и дело получал уколы со стороны правых активистов, да и левые деятели культуры его не слишком жаловали. Лишь некоторые писатели левого лагеря, напри­мер, Эльмер Диктониус и Катри Вала, отдавали должное его заслугам и смелости суждений.

В академических кругах Силланпяя поддерживал активные контакты с молодыми этнологами и фольклористами, такими как Мартти Хаавио, Сакари Пялси, Кустаа Вилкуна. Одной из его целей былаэтнографическая точность повествования. В полном соответствии с атмосферой 1930-х гг. Силланпяя также увлекся лингвистическими и краеведческими исследованиями. Он поддерживал тесные контакты со Швецией. Его приезжали интервьюировать журналисты из дальних уголков Европы. В их публикациях богемный образ Силланпяя, массивный, брызжущий энергией, но при этом ребячливый, с одинаковым успехом символизировал одновременно и финскую первозданную скалу, и нежный первоцвет.

В условиях усиливавшейся мировой напряженности позиция Силланпяя по отношению к событиям в Европе была смелой и определенной. В 1938 г. в газете Социал-демократической партии Финляндии он опубликовал «Рождественское письмо диктаторам», напрямую обращенное к Гитлеру, Сталину и Муссолини. Это письмо привело, в частности, к изъятию немецких переводов Силланпяя и к большим проблемам с продажами. В 1939 г. он все с большей озабоченностью вглядывался в горизонт. Весной от воспаления легких в возрасте 41 года умерла его жена Сигрид. Родив восьмерых детей, она как могла заботилась о нестабильном семейном бюджете и шатком здоровье супруга. Смерть его верной Сиикри, как он ее называл, стала ударом, от которого писатель уже не оправился.

Осенью 1939 г. имя Силланпяя вновь появилось в списках претен­дентов на Нобелевскую премию. Сборник рассказов «Дорога в Мюллюколу» в 1936 г. заставил секретаря Нобелевского комитета Пера Халлстрёма по-новому взглянуть на Силланпяя как на добро­сердечного рассказчика. Как ранее казалось, в его книгах не хватало сильных образов и интеллектуальной мощи. Теперь же в этих коротких новеллах Халлстрём увидел рассказчика-гуманиста, с которым чита­тель с удовольствием обменялся бы мнениями. Начался новый подъем Силланпяя.

События осени 1939 г. сыграли свою роль в том, что Силланпяя вновь стал одним из первых претендентов на Нобелевскую премию, хотя при принятии решения Академия не обсуждала финляндско- советские переговоры. Народ Финляндии был един перед лицом опасности, и языковой вопрос не был больше препятствием для присуждения премии. При голосовании Силланпяя опередил сначала Германа Гессе, жившего в Швейцарии, а затем и голландца Йохана Хойзингу. Жюри посчитало, что Силланпяя в большей степени, чем его конкуренты, отвечает требованиям идеала в искусстве, определенным в завещании Альфреда Нобеля. Долгожданное сооб­щение о присуждении премии пришло из Стокгольма в Хельсинки 9 ноября 1939 г. В решении отмечались лиризм в описании при­роды, непревзойденное мастерство в изображении деталей, психо­аналитические портреты героев.

Вскоре началась Зимняя война. Во время внеочередных военных сборов Силланпяя написал слова к «Маршу». Аймо Мустонен выиграл конкурс на музыку к этому маршу, и накануне войны песня обрела необычайную популярность. Она поднимала дух в войсках на протяжении Зимней войны и Войны-продолжения. Один генерал как- то сказал, что «Марш» Силланпяя стоил по меньшей мере дивизии сил обороны Финляндии.

Силланпяя заключил новый брак со своей секретаршей Анной фон Герцен и в начале декабря 1939 г. отправился с ней и тремя своими детьми в Стокгольм на церемонию вручения премии. На Финляндию, погруженную в затемнение, падали бомбы. Швеция казалась им раем, исполненным света. Триумфальное шествие Силланпяя сопровож­далось фотовспышками, речами и торжественными ужинами. Прав­да, из-за войны церемония вручения премии не сопровождалась обыч­ными праздничными мероприятиями. Уставший писатель, здоровье которого оставляло желать лучшего, остался в Швеции на отдых. Кроме того, он устраивал выступления, собирая деньги для своей воюющей родины. В Финляндию он вернулся за неделю до окончания Зимней войны.

Позже Силланпяя скажет: «Тридцатые годы принесли мне разоча­рование». Несмотря на то, что цель была достигнута и полученное высочайшее международное признание, Силланпяя чувствовал, что его время прошло. Романы, над которыми он работал, были изданы без окончательной авторской правки: «Август» (1941) и «Прелесть и нищета человеческого бытия» (1945). Оба произведения несли на себе печать усталости, алкоголизма и разочарования в жизни. В обоих романах главным героем является художник, неординарная личность, утратившая иллюзии, смирившаяся с удушающей рутиной семейной жизни, но пытающаяся вырваться из нее и не встречающая понимания со стороны близких. В обеих книгах делается попытка бегства в прошлое, в золотые годы молодости в попытке оживить юношескую любовь, принесшую разочарование. И хотя в финале обоих романов присутствуют картины смерти и разрушения, в образах молодых людей видится биологическая вера в будущее.

Старость и посмертная слава

В период между Зимней войной и Войной-продолжением, а также с разводом в 1941 г. здоровье Силланпяя окончательно пошатнулось. Вследствие алкоголизма и нервного истощения в 1941-1943 гг. он был принудительно помещен в больницу Каммио. Из лечебницы вернулся совсем другой Силланпяя — бородатый Дедушка в круглой шапочке-калотте, патриарх литературы, дед большого семейства. Его выступления по радио, воспоминания и, прежде всего, рождественские проповеди, ставшие неизменной традицией кануна Рождества в 1945-1963 гг., сделали «Дедушку Силланпяя» еще более популярным в народе. Парадоксально, но публичные выступления принесли ему куда большую аудиторию, чем его главные литературные произ­ведения. Его воспоминания были собраны в книгу «Мальчик прожил жизнь» (1953), а его старые статьи были изданы в виде сборников «Рассказываю и описываю» (1954) и «Полдень» (1956).

Радиопостановки Урпо Лаури сделали литературное наследие Силланпяя еще более популярным. Его произведения активно экра­низировались в 1930-50-е гг. Первым фильмом стала первая версия истории про Силью, снятая режиссером Теуво Тулио в 1937 г. Кино­фильмы «Путь мужчины» (режиссер Нюрки Тапиоваара, 1939), «Люди в летней ночи» (режиссер Валентин Ваала, 1948) и «Август» (режиссер Матти Кассила, 1956) стали событиями в истории финс­кого кинематографа. По мотивам дебютного романа Силланпяя режиссер Роланд аф Хэллстрём снял фильм «Мальчик прожил лето» (1955), а Джек Витикка- новую версию «Сильи» (1956). Матти Кассила в 1988 г. снял цветной фильм по последнему роману Силланпяя «Прелесть и нищета человеческого бытия», получивший приз на Руанском кинофестивале во Франции. Произведения Сил­ланпяя переведены почти на 30 языков, даже несмотря на то, что его нобелевский триумф потонул в грохоте орудий.

Ф.Э. Силланпяя умер в возрасте 75 лет на пороге лета 1964 г. Его прижизненный статус почтенного литературного старца, как казалось, несколько затормозил оценку его произведений. Его вели­колепный талант стилиста, непревзойденные пейзажные зарисовки, психоаналитические исследования бессознательного вскоре вызвали волну научного интереса. Еще при жизни вышло две биографии Силланпяя, написанные Т. Вааскиви (1937) и Аарне Лаурилой (1958), а также ряд других исследований. Лаурила продолжил исследование творчества Силланпяя как романиста в своей докторской диссертации (1979). Пану Раяла защитил диссертацию о Силланпяя в 1988 г. и издал новую трехтомную биографию писателя в 1983-1993 гг. В 1988 году Лассе Коскела издал свое психоаналитическое иссле­дование. Избранные произведения Силланпяя издавались четыре раза, последнее восьмитомное издание (1988-1990) снабжено крити­ческими комментариями. Лассе Коскинен в 1988 г. опубликовал пси­хоаналитическое исследование о Силланпяя. В 1990-е гг. спектакли по произведениям Силланпяя ставились на сценах летних театров, дважды в театре Пююникки в Тампере, а также вот уже на протяжении 25 лет в Хямеенкюрё, где театр Мюллюколу с атмосферой родного дома писателя служит идеальным местом для сценических постановок по его произведениям.

Посмертная популярность Силланпяя после его долгого и прославленного жизненного пути пошла на спад. В некрологах, появившихся в 1964 г., чувствовались нотки прощания с целой эпохой, в которой главенствовали ценности сельской жизни. Силланпяя был частью этого уходящего мира. Иностранная пресса иногда упоминала его в числе сомнительных и неизвестных лауреатов Нобелевской премии. В 1930-е гг. имя Силланпяя пользовалось довольно большой славой в Европе, но после войны его быстро забыли. В Финляндии на его посмертную популярность по-прежнему накладывает отпечаток образ «Дедушки», наиболее четко запечатлевшийся в памяти стар­шего поколения. Этот образ заслоняет собой образ бесстрашного, чувствительного и артистичного человека.

Произведения Силланпяя не переиздаются и не переводятся боль­шими тиражами, но у его писательского мастерства есть свои верные почитатели. Зачастую знакомство с творчеством Силланпяя вызывает удивление и долго не проходящее восхищение, и новые потрясенные читатели обнаруживаются по всему миру. Неторопливое, мелодично лирическое и точно фиксирующее повествование Силланпяя вызывает ностальгию и иногда напоминает произведения Марселя Пруста или более поздних французских авторов.

В 1974 г. повесть «Хилту и Рагнар» была переиздана во Франции и получила хорошие отклики. В Финляндии писатель неотъемлемо входит в число немногочисленных прозаиков-реформаторов. Значение Силланпяя как летописца эмоциональной памяти нации, ее глубинных переживаний и красоты ее языка имеет непреходящую ценность.

Приложение:

Франс Эмиль Силланпяя, род. 16.9.1888 Хямеенкюрё, умер 3.6.1964 Хельсинки. Родители: Франс Хенрик Силланпяя (ранее Куттила, Коскинен), безземельный крестьянин, и Ловииса Вильхелмиина Иисакинтютяр Мякеля. Первая жена: 1916-1939 Сигрид Мария Саломяки, род. 1896, умерла 1939, родители первой жены: Калле Саломяки, батрак, и Мария Хуусари, маслодел; вторая жена 1939-1941 (развод) Анна Армиа фон Герцен. Дети: Саара, род. 1917; Эско, род. 1919; Хельми, род. 1921; Паула, род-Л923; Ээро, род. 1924; Юхани, род. 1926; Хейкки, род. 1933, умер 1934; Кристиина, род. 1938.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2014/03/03/frans-emil-sillanpyaya-frans-eemil-sillanpaa/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *