«

»

Авг 28 2017

Распечатать Запись

100 замечательных финнов: Ида Аалберг

Ида Аалберг была первой настоящей звездой финского театра. Неоспоримо ее значение как непосредственно для Финского Театра под руководством Каарло Бергбума, так и для пробуждающейся финской культуры в целом. Ида Аалберг достигла выдающегося успеха также и на зарубежных подмостках. Глубоко почи­таемая актриса снискала в Финляндии статус едва ли не националь­ного символа.

Впервые Ида Аалберг выступила на сцене в 1874 г. на вечере, органи­зованном в усадьбе Сипиля в Леппякоски, Янаккала. Ее интерес к театру был настолько велик, что когда Финский Театр в том же году оказался неподалеку на гастролях, шестнадцатилетняя дочь дорож­ного мастера сбежала из дома и поехала в Хямеенлинна, чтобы при­соединиться к труппе. Сказочная история о бедной девочке, которая оставила свою семью, чтобы осуществить мечту, стала одной из стра­ниц легенды Иды Аалберг. Интерес к культуре появился все же не на пустом месте. Хотя Аалберг жила в весьма скромных условиях, с помощью друзей семьи она получила образование, которое не слишком сильно отличалось от воспитания девочек из привилегированных слоев того времени. Знание шведского и немецкого языков позднее сыграло большую роль в ее карьере.

В первые годы в Финском Театре (1874-1877) Ида Аалберг сыграла множество небольших ролей в разных спектаклях, а также работала ассистентом во время оперных выступлений. Но интерес публики к ее игре проявился лишь после успеха в роли Бориски в венгерской пьесе «Деревенский негодяй» в 1877 г. В 1878 и 1880 гг. Аалберг училась актерскому мастерству у известной немецкой актрисы Марии Ниман-Сеебах. Помимо обучения анализу роли, сценической речи и актерскому мастерству она изучала немецкий язык. Усвоенный в Германии величественный декламационный стиль, относящийся к так называемому звездному театру, никогда полностью не исчезал из ее творчества. Позднее она, правда, развивала свой стиль в направлении чувственности ибсеновского реализма, а также заимствовала элементы стиля Сары Бернар и Элеоноры Дюзе.

Обучение вскоре стало приносить плоды. Уже в 1879 г. в Хельсинки Ида Аалберг исполнила две многообещающие роли: главную роль в сценической версии «Джен Эйр» Шарлоты Бронте, а также роль Луизы Миллер в пьесе Ф. Шиллера. Первый вкус международного успеха Аалберг ощутила летом 1880 г., во время гастролей по Европе, посетив Мюнхен, Вену и Будапешт. В Будапеште Аалберг выступала перед родственным финно-угорским народом, но особый успех имел финский вариант роли Бориски в «Деревенском негодяе». Естествен-но, новость о триумфе в Венгрии докатилась вскоре до Финляндии и упрочила статус Аалберг не только как актрисы, но и как своеобразного национального достояния. Бесспорный прорыв в Финском Театре Аалберг совершила в том же году, сыграв Нору в «Кукольном доме» Генриха Ибсена. Выступление в Хельсинки вызвало подлинный ажиотаж вокруг персонажа Норы. Это стало также победой нового стиля игры в Финском Театре: актеры просто говорили на сцене, а не произносили речи. Игру Аалберг считали отличным примером этой новой «реалистичной» манеры, в которой основной акцент делался на естественности и живом характере речи вместо тяжеловесного пафоса.

Закрепление за Идой Аалберг статуса популярной исполнительницы главных ролей и ее растущий артистизм, как в комедийных, так и в трагических ролях для руководителя театра Каарло Бергбума означили очень многое. Благодаря хорошей ведущей актрисе репертуар Финского Театра можно было расширить за счет как классических произведений, так и отечественных пьес. С участием Аалберг прошло большое количество финноязычных премьер мировой классики. Следуя за профессиональным ростом Аалберг, Бергбум мог пытаться поднять уровень театра в целом. Гастрольные турне продолжались, но театр Бергбума, начиная с сезона 1879-1880 гг. стал значительно больше выступать в столице. Также стали утверждаться основные направления репертуарной политики Бергбума.

Именно по этой причине в исследованиях, посвященных Иде Аалберг, ее карьера рассматривается, прежде всего, в связи с театром Бергбума и национальными устремлениями. Однако следует заметить, что Аалберг ушла из Финского Театра уже в 1883 г., приобретя прочный статус актрисы. Хотя она выступала в Хельсинки почти каждый год, заметный успех был достигнут ею также и за его пределами, и она отдавала много энергии и сил для развития своей карьеры за границей. За длительной поездкой в Париж с учебными целями в 1883-1884 гг. последовали многочисленные зарубежные ангажементы, а в период с 1885 по 1887 гг. Аалберг выступала в основном за границей. В 1885 г. в Стокгольмском Королевском театре она сыграла на финском языке роль Офелии в «Гамлете» Вильяма Шекспира; главную роль исполнял Эрнесто Росси. В столице Норвегии Кристиании (Осло) ее Нора на шведском языке имела большой успеха. В Копенгагене в 1885 г. она была принята в театр «Казино», а с 1886 г. она выступала в театре «Дагмар», сыграв сначала на шведском, а затем на датском языке множество крупных ролей.

Выступления в Финском Театре были для публики на родине пока­зателем ее постоянного профессионального роста. Эти визиты обычно длились несколько недель, и их репертуар состоял из нескольких пьес. Кроме того, театр охотно возобновлял прежние спектакли, на которые Ида Аалберг собирала полные залы восторженной публики. Свадьба Иды Аалберг с известным фенноманом Лаури Кивекясом в 1887 г. в феннофильских кругах была встречена с большим воодушевлением. Высказывалась надежда, что благодаря браку актриса постоянно поселится в Хельсинки. Действительно, в Финском Театре в 1887­1889 гг. состоялись новые работы Аалберг, среди них «Орлеанская дева» Шиллера, «Киприотка» В. Сарду, «Дездемона» Шекспира, а также новые интерпретации Ибсена. Однако контракты на выступ­ления надолго задерживали актрису за границей.

В Берлине Иде Аалберг посчастливилось познакомиться с Иозефом Кайнцем, известным актером из труппы герцога Майнингена. В 1890 г. Аалберг удалось с ним исполнить роль шекспировской Джульетты, а также Луизы Миллер. Прием у публики и критики был довольно хорошим, хотя знание Идой Аалберг немецкого языка было недоста­точным для сцены. Поездку в Берлин к тому же омрачили некоторые проблемы со здоровьем и в семейной жизни.

Начало 1890-х гг. стало для Иды Аалберг сложным по многим причинам. Из-за своих поездок за границу она начала отдаляться от Финского Театра и его национально-патриотической атмосферы. Не удалось также достичь существенных успехов в иностранных языках. К ее новым успехам в Финском Театре можно отнести новые роли. Это, прежде всего, работы 1891 г.: главная роль в «Гедде Габлер» Ибсена, а также роль Кирсти в пьесе «Смерть Элины» Густава фон Нумерса. Однако оценки работы актрисы критиками понемногу менялись. Да и театр Бергбума стал меняться, главным образом в направлении ансамблевого подхода и реализма. И все же Ида Аалберг вплоть до своей смерти сохранила свое особое положение великой звезды в финского театра, несмотря на усиливавшиеся критические интонации.

Лаури Кивекяс умер в марте 1893 г. Осенью Ида Аалберг собрала вокруг себя группу актеров и предприняла гастрольную поездку. В репертуаре труппы, носившей имя Аалберг, была, в частности, новая пьеса Минны Кант «Сюльви». Уже в следующем 1894 г, Аалберг вторично вышла замуж за петербургского аристократа барона Александра фон Икскуль-Гюлленбанда. Новость о замужестве была воспринята в Финляндии со смешанными чувствами. Вскоре после свадьбы Аалберг отправилась в гастрольное турне по Скандинавии, организованное Харальдом Моландером, в ходе которого особенно тепло было встречено ее выступление в главной роли в пьесе А. Дюма «Дама с камелиями». Мечты о покорении немецкой сцены также еще не ослабли. В 1896 г. Аалберг вела переговоры о переходе в труппу герцога Майнингена, но из этого ничего не вышло.

В конце десятилетия болезнь привела к почти трехлетнему перерыву в сценической карьере Аалберг. Последние длительные гастроли Аалберг совершила в начале 20 века. Немецкоязычное «Турне Иды Аалберг» в 1904-1905 гг. было тепло встречено в Риге, Петербурге и Москве. В 1907 г. Аалберг вновь посетила Венгрию. После смерти Каарло Бергбума в 1904 г. Аалберг все с большим интересом следит за театральной жизнью на родине. В этом ее поддерживал муж, знако­мый с театром и новыми течениями в драматургии. Они даже одно время планировали создать собственный театр. Барон Александр фон Икскюль-Гюлленбанд был, прежде всего, философом, но он вся­чески поддерживал свою жену в ее работе, при этом совершенствуя свои режиссерские способности и становясь влиятельной фигурой в финской театральной жизни.

В 1902 г. после окончания строительства нового здания Финский Театр был переименован в Финский Национальный Театр. Очевидно, уже в 1907 г. Иду Аалберг заинтересовало руководство театром, однако лишь в 1909 г. она была назначена «играющим режиссером»; на практике — заместителем режиссера. В своей репертуарной поли­тике она считала себя продолжателем традиций Каарло Бергбума. В программе первого года были «Джон Габриэль Боркман» Ибсена, «Мария Стюарт» Шиллера, «Вечная борьба» Иоханнеса Линнанкоски и «Алкивиад» Эйно Лейно. Как режиссер Аалберг не имела успеха, и на второй год в Национальном театре она выступала как актриса. Исполнение главной роли в пьесе Сарду «Адриана Лекуврёр» можно рассматривать как последний настоящий триумф Аалберг — критики разных поколений и взглядов были солидарны в своих положительных откликах. Разрыв контракта с Аалберг вызвал настоящий скандал в сфере культуры и на несколько лет прервал связи актрисы с Национальным театром. Однако в 1914 г. она дала согласие на грандиозное празднование 40-летнего юбилея своей творческой деятельности. Внезапная смерть в январе 1915 г. разрушила планы новых выступлений в Национальном театре.

Значение Иды Аалберг для финского сценического искусства было огромным, а она сама по понятным причинам превратилась едва ли не в национальный символ. Ей был воздвигнут памятник, и в ее честь была названа улица. Однако ее биограф писатель Илмари Рясянен сделал наблюдение, которое можно считать мудрым советом для последующих исследователей: «Я полагаю, что она больше чем любимое воспоминание, необъяснимое чудо или красивый портрет: для настоящей и будущей Финляндии она является в первую очередь проблемой культуры, ее значимость рано или поздно будет оценена только с помощью объективного и беспристрастного исследования».

Ханна Суутела

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2017/08/28/100-zamechatelnyx-finnov-ida-aalberg/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *