«

»

Апр 03 2015

Распечатать Запись

Алексис Киви * Семеро братьев * Подарочное переиздание

В 2014-м году в Санкт-Петербурге при поддержке МИД Финляндии и по предложению Института Финляндии в Петербурге вышло переиздание, при этом подарочное, классического финского романа «Семеро братьев» Алексиса Киви.

kivi002

 

Киви А. Семеро братьев: Роман. — СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2014 — 384 с., ил.

Самое известное произведение Алексиса Киви «Семеро братьев » (1870) представляет собой рассказ о братьях, которые, осиротев, остались жить в домике своих родителей посреди леса.
Свое произведение сам автор называет «веселым повествованием». Почти все сцены, подчас несмотря на их трагизм, не лишены комического элемента. Киви изобразил крепких деревенских парней, обычных «мужиков» — таких, какими в юности был он сам и его товарищи. Они часто бранятся с соседями, выпивают больше, чем следовало бы, грубовато шутят, лишены суеверных чувств и подвержены внезапным вспышкам гнева.
А. Киви не идеализирует «патриархальных крестьян», их традиции, стойкость и мужество в борьбе с невзгодами. Киви решился показать другую сторону их натуры — разрушительную, жестокую. Бедность, постоянная борьба за выживание не всегда облагораживают человека.

Это очень позитивный факт — предыдущее, советское издание романа, стало библиографической редкостью. Еще нужно отметить великолепные иллюстрации Игоря Баранова, делающие эту книгу действительно произведением искусства.

Вот предисловие к этой книге.


ОТШЕЛЬНИКИ ИМПИВААРЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ К ОБЩИННОЙ ЖИЗНИ


Без малого полтора века назад роман «Семеро братьев» (Seitsemän veljestä, 1870) стал настоящим прорывом в финской литературе, а его автор Алексис Киви, признанный основоположником реалистического направления, и по сей день остается самым оригинальным и актуальным писателем Финляндии. Для русского читателя здесь будет уместно сравнение с Пушкиным — Алексис Киви для финнов такой же живой и любимый классик.

Роман «Семеро братьев», который читатель держит в руках, -последняя крупная работа писателя, над ним Киви трудился много лет. Интеллигенция, боровшаяся в те времена за права и статус финского литературного языка, возлагала большие надежды на этот роман и его автора. Однако разгромная критика влиятельного литературоведа той поры — профессора финского языка Августа Альквиста, — последовавшая вслед за изданием книги, пагубно сказалась на шатком душевном и физическом состоянии Киви.

Здоровье писателя было подорвано в период великого голода, который в 1866-1868 годах охватил не только Финляндию, но едва ли не всю Европу. Алексис Киви собственными глазами видел массовую гибель крестьянских детей, и этот страшный опыт нашел отражение в его поэзии. Одним из самых известных стихотворений Киви является Sydämeni laulu («Песня моего сердца»), строки которого и сегодня в Финляндии многие знают наизусть.

 

Мертвая роща, темная роща!
Вырыта там колыбелька песчаная,
Крошку свою я в нее положу.
Весело будет там золотцу нашему
В поле гулять у хозяина страшного,
Коз и овечек пасти.
Весело будет там крошке любимому,
Вечером станет качать его, милого,
Дева из рощи той зимней.
Радостно будет там детке хорошему
В люльке качаться, из золота сделанной,
Песне внимать соловья.
Мертвая роща, мирная роща!
Бед здесь не знают, не знают печалей,
Власти не ведают мира коварного.
Tuonen lehto, öinen lehto!
Siell' on hieno hietakehto,
Sinnepä lapseni saatan.
Siell' on lapsen lysti olla,
Tuonen herran vainiolla
Kaitsia Tuonen karjaa.
Siell' on lapsen lysti olla,
Illan tullen tuuditella
Helmassa Tuonelan immen
Onpa kullan lysti olla,
Kultakehdoss' kellahdella,
Kuullella kehrääjälintuu.
Tuonen viita, rauhan viita!
Kaukana on vaino, riita,
Kaukana kavala maailma.

(Пер. Я. Новиковой)

Алексис Киви так и не успел насладиться при жизни славой и успехом: признание его литературных заслуг пришло с опозданием. После лечения в психиатрической клинике Лапинлахти в Хельсинки отвергнутый обществом писатель перебрался на хутор в местечке Туусула, где жил под опекой брата. Там Киви и скончался в крайней бедности, в возрасте тридцати восьми лет, немного не дожив до той поры, когда его роман «Семеро братьев» наконец получил широкую известность в читающих кругах. В настоящее время скромный домик, в котором писатель доживал свои последние дни, является мемориальным домом-музеем Алексиса Киви.

В чем же новаторство романа «Семеро братьев»? Ответ на этот вопрос связан с европейскими литературными и общественными течениями того времени. Жанр романа в эти годы повсеместно в Европе сделался популярной и доминирующей формой. Финский литературовед Юрьё Варпио пишет в своей статье: «[Роман] черпая материал из настоящего времени и реальной среды, соединял противоречивые элементы — высокое и низкое, поэтическое и практическое — и предлагал темы для дискуссии о состоянии общества. Роман был не только высоким жанром, но и формой искусства, вносившей смятение в умы».

Прогрессивные круги, отстаивавшие права финского языка, ждали от Киви произведения, которое бы не только описало состояние финского общества, но и показало потенциал его развития. И писатель через сложный художественный образ решил эту проблему. В романе «Семеро братьев» противопоставляются, с одной стороны, дикая, суровая природа горы Импиваара и стремление братьев к свободе, а с другой — реалии жизни общества. Братья покоряются и необходимости тяжелой работы на земле, и нелегкому обучению грамоте у местного церковного пономаря. Партию фенноманов, защищавших от необоснованной критики Алексиса Киви, возглавлял государственный деятель, философ И. В. Снелльман. Фенноманы считали основным достоинством произведения рассказ о том, как братья смогли преодолеть замкнутость своего добровольного отшельничества: сбежав от односельчан на гору Импиваара, в итоге они все-таки возвращаются обратно, осознав преимущества общинной жизни. Оппоненты же хотели идеализации образа народа, пробуждающего финское национальное сознание. Но автор не последовал этому пути, ни о какой идеализации в его книге не было и речи. В итоге критика расценила его роман как приземленный и вульгарный. В качестве примера «приземленное™» критик Альквист приводит сон Эро, самого младшего из семи братьев, которому приснилось свидание Юхани и Венлы, окончившееся смешно и нелепо. В его сне влюбленные «страстно обнимаются», с надеждой смотрят на облака и ждут, что небо благословит их любовь: «Слушали небо, слушали лес, землю и даже маленьких птиц». Но небесного знака не последовало, только старый ворон взглянул с ветки вниз и справил нужду на лоб ожидавших небесного знамения… Подобная «вульгарность» вызывала неприятие у критики того времени, к такому не привыкли. Между тем в романе у Киви постоянно соседствуют высокое и низкое, лирика и бурлеск. Народный смех здесь подвергает испытанию идеалы интеллигенции. Гениальность Киви, осознанная и признанная, увы, лишь после смерти автора, кристаллизуется именно в изображении особого духа жителей леса, отвоевывающих у чащи жизненное пространство. Современники отнеслись к героям Киви в соответствии с представлениями, свойственными интеллигенции второй половины XIX века, в то время как отношение сегодняшнего читателя, надеюсь, свободно от предрассудков.

Киви был ярким художником слова и не боялся открыто использовать свой дар. Мастерски владея пластикой финского языка, приемами пейзажной лирики и умением выстроить оригинальную фигуру речи, он не знал себе равных среди современных ему финских писателей. Известно, что Киви не только был знаком, но и вдохновлялся произведениями Сервантеса и Шекспира, а чтобы чувствовать почву, неоднократно перечитывал «Калевалу».

Со временем имена братьев из его романа стали своеобразным эталоном различных архетипических черт характеров, сделавшись именами нарицательными. Первенец Юхани — пример вспыльчивого тугодума, главенствующего над другими. Туомас и Аапо — братья-близнецы, первый — уравновешенная личность, второй — весельчак и хороший рассказчик. Симеони — набожный человек, проповедник и пьяница. Тимо — простак. Лаури — хо-рошии ремесленник, художник, ценящии одиночество и стремящийся к единению с природой. Младший брат Эро ловко выкручивается из самых трудных ситуаций и на всё имеет собственное мнение. А когда в Финляндии говорят о горе Импиваара, то подразумевают вечную борьбу между обществом, социализацией и стремлением к свободе, к первобытному раю.

Несмотря на определенную архаичность литературного языка Алексиса Киви, его поэзия и драматургия понятны современным финнам. «Семеро братьев» по-прежнему читают, а инсценировки ставят в театрах, каждый раз подвергая новой интерпретации и новому режиссерскому осмыслению. Произведения Киви переведены на тридцать четыре языка, в том числе и на русский. Данный перевод романа «Семеро братьев» был осуществлен авторитетным специалистом, признанным переводчиком финно-язычной литературы, ингерманландским литературоведом Эйно Карху (1923-2008). Первое издание этого перевода было проиллюстрировано ведущим художником Финляндии Акселем Галлен — Каллеллем.

Тираж романа, вышедшего на русском языке в 1961 году, давно распродан, а сама книга стала библиографической редкостью. Идея нового издания получила развитие после того, как с Институтом Финляндии в Санкт-Петербурге связался молодой петербургский график Игорь Баранов. Его дипломной работой в Санкт-Петербургском институте живописи, скульптуры и архитектуры им И. Е. Репина (Академия художеств) стала серия из шестнадцати раскрашенных вручную офортов «Калевала», которая сразу поступила на постоянное хранение в Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств. Спустя несколько лет им была создана серия иллюстраций к роману «Семеро братьев».

В честь стопятидесятилетней годовщины Императорского указа о языке (1863), укрепившего статус финского языка, стовосьмидесятилетней годовщины со дня рождения Алексиса Киви, по случаю появления новых блестящих иллюстраций, а также в знак признания заслуг Эйно Карху мы решили выпустить новое подарочное издание романа «Семеро братьев». Институт Финляндии в Санкт-Петербурге и Генеральное консульство Финляндии в Санкт-Петербурге надеются, что книга заинтересует широкий крут читателей и будет способствовать изучению и преподаванию финского языка в России.

Хорошо, что есть на свете уединенная гора Импиваара, но жизнь в обществе представляется все же более привлекательной — ведение открытого диалога с людьми и совместное решение трудных задач, дружба с соседними странами и односельчанами. Так было во времена Алексиса Киви, и так, в век всеобщей глобализации, выглядит мир сегодня.

Элина Кахла

доктор философских наук, директор Института Финляндии в Санкт-Петербурге

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2015/04/03/aleksis-kivi-semero-bratev-podarochnoe-pereizdanie/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *