«

»

Фев 03 2015

Распечатать Запись

Фанни Луукконен * Fanni Luukkonen

Фанни Луукконен (1882-1947)

руководитель организации «Лотта Свярд» (Lotta Svärd), учительница

В течение 15 лет Фанни Луукконен, руководительница «Лотта Свярд», самой крупной женской организации Финляндии играла заметную роль в финляндском обществе. Эта деятельность была чем-то большим, нежели просто практическая работа во имя обороны страны. Фанни неустанно подчеркивала духовную и идейную важность деятельности своей организации, смыслом ее была любовь к родине.

В период с 1929 года по 1944 гг. Фанни Луукконен являлась постоян­ным руководителем добровольческой оборонной организации жен­щин «Лoттa Свярд». Луукконен воспринималась как некий символ, причем не только в среде лотт. Ее считали фигурой, объединяющей людей вокруг себя, и не только участницы движения; спокойный и добрый характер вызывал уважение во всех кругах общества. Будучи руководительницей самой крупной женской организации страны, Фанни играла заметную роль в обществе вплоть до ее роспуска.

Луукконен родилась в Оулу в 1882 г. В семье механика первой городской электростанции Олли Луукконена и его жены Катарины Софии было трое детей, из которых Фанни была средней. Семья жила на острове Кинкели на береговой линии города. Семья любила проводить время на море, и Фанни хорошо умела управлять лодкой. Рассказывают, что девочка была активной, увлеченной спортом, по натуре непритязательной и ответственной.

Фанни Луукконен была единственной девочкой в семье. После окончания народной школы ее определили в оулускую школу для девочек. Ее классной дамой была известная проповедница пиетизма Ангелика Венель, влияние которой чувствовалось в поведении и мышлении многих ее выпускниц долгое время после окончания школы. В своей учительнице Луукконен ценила ее спокойный и сдержанный характер, ставший впоследствии для нее, да и для многих одноклассниц неким образцом для подражания.

Луукконен уже в молодости хотела стать учительницей. Все указывало на то, что именно воспитательная работа должна стать ее жизненным призванием. После школы для девочек она продолжила учебу в Хельсинки в училище, которое закончила в 1902 г. Учебная практика студентки Фанни Луукконен была оценена на отлично, как и показательный зачетный урок, который она дала несколько позднее.

Как сама Луукконен рассказывала впоследствии, в период ее учебы произошли важные события, решительно повлиявшие на ее после­дующую жизнь. Когда у нее спрашивали, что заставило увлечься рабо­той в организации лотт, Фанни ссылалась на события рубежа веков. Февральский манифест 1899 г. перевернул многое в представлениях тогдашней финской молодежи. После издания манифеста студентки проходили всю весну одетые в черное. «Этот первый патриотический импульс был усугублен дальнейшими событиями «периода угне­тения», подтолкнувшими людей к участию в конституционной борьбе. Потом были события великой стачки, которые не забудет ни один патриот и которые готовили почву для чего-то большего».

Помимо патриотизма, молодую Луукконен вдохновляла глубокая религиозность, восходившая к детским годам. В дальнейшем эта рели­гиозность проявлялась в ее многочисленных устных и письменных выступлениях. Разбуженный матерью интерес к размышлениям над вопросами веры, несомненно, усилился в школе. Закон божий, наряду с гимнастикой, был предметом, по которому Луукконен лучше всего успевала в школьные годы. Семья привила ей также идею трезвенни­чества, ставшую одной из основных сторон ее общественной деятельности. Еще в молодости она выступала с докладами на эту тему. Считая движение за трезвость важнейшей общенациональной задачей, она неустанно выступала в его поддержку и в дальнейшем.

Фанни Луукконен не отличалась особенной открытостью характера. И хотя многие считали ее, особенно в зрелом возрасте, по-матерински нежной, Фанни всегда была несколько отстраненной. Друзья считали ее верным и преданным товарищем. Она всегда была рада встречам с друзьями, и если сама не могла их навестить, то посылала письмо или открытку. Она много путешествовала с друзьями, но никогда не распространялась о своих личных делах и переживаниях, отдавая предпочтение работе или вопросам, связанным с общественной деятельностью. Так что беседы касались, как правило, воспитания и трезвости, а также религии и проблем нации.

Проработав несколько лет учительницей в своем родном Оулу, Луукконен в 1912 г. получила от школьного управления рекомендацию на открывшуюся вакансию старшего педагога в учебной школе для девочек при Сортавальской учительской семинарии. Фанни оказалась единственным претендентом, полностью соответствовавшим требованиям, так что Сортавала вскоре стала для нее и ее матери новым местом жительства на несколько следующих лет. Ее мать София Луукконен жила с ней до самой своей смерти и вела хозяйство дочери. На кухне Фанни Луукконен не проявляла особого умения, да особенно и не интересовалась этим. Впрочем, это от нее и не требо­валось: в соответствии с воззрениями времени самостоятельные жен­щины типа Луукконен не должны были тратить время на кухонные заботы, их задача заключалась в служении обществу. Так в жизни Фанни Луукконен и происходило, причем во все большей степени.

За время пребывания в Сортавала патриотизм Фанни Луукконен еще более укрепился, поскольку город больше чем какой-либо другой пострадал от «периода угнетения» в ходе патриотической борьбы. Несмотря на свои небольшие размеры, Сортавала уже в конце 19 в. стал духовным центром Ладожской Карелии. Понятно, что русские власти не могли спокойно смотреть на усиливавшееся кипение финского национального духа. Особенно сильно российский гнет ощущался в учительской семинарии. Преподавателям и студентам постоянно приходилось находиться в духовной обороне. В силу обстоятельств дух активизма был там наиболее энергичен.

После февральской революции Россия ослабила свою хватку в отношении Финляндии, однако, положение стало нестабильным. Ситуация усугублялась ослабившейся дисциплиной русских солдат. Вследствие этого решением городского совета осенью 1917 г. в Сортавале был основан щюцкор (отряд самообороны). В январе, неожиданно напав на русский гарнизон, щюцкоровцы завладели его оружием. С началом гражданской войны большая часть муж­чин семинарии отправилась на фронт, а сама семинария была реквизирована силами обороны. Подобно другим женщинам, Фанни Луукконен была занята на вспомогательных работах и в течение трех лет жила на территории семинарии в окружении казарм, наблюдала армейские будни изнутри. Тогда же у нее сложилось представление о том, какого рода работу могут выполнять женщины в подобных условиях и как можно организовывать их деятельность.

После окончания освободительной войны Фанни Луукконен стала членом организации «Лотта Свярд», активно посвятив себя развитию ее деятельности. Ее знали как энергичного и талантливого организатора. Оценив работоспособность Фанни, сортавальские лотты назначили ее в 1921 г. на ответственную должность окружного секретаря организации. Как пишет автор ее биографии, она стала своего рода источником энергии для сортавальского движения лотт. Вскоре необычайная активность Фанни была замечена и в масштабах всей страны: она, как правило, присутствовала на всех обще-нацио­нальных съездах лотт, смело высказывая на них свои мысли и идеи.

Уже в 1925 г. Фанни Луукконен была избрана в центральное правление организации вместо одного из выбывших членов. На этом посту ее активность по развитию деятельности организации, в том числе на общегосударственном уровне, еще более усилилась. Так что неудивительно, что когда многолетняя председательница центрального правления «Лотта Свярд» Хельми Арнеберг-Пентти в 1929 г. объявила о своем уходе с поста по семейным обстоятельствам, взгляды были тут же обращены на Луукконен. И хотя были и другие кандидаты, члены организации единодушно решили поддержать кандидатуру Луукконен.

Первый этап жизни Луукконен был связан с учительской деятель­ностью. Вторым этапом стала работа на посту руководителя организа­ции лотт. Однако разница между этими двумя видами деятельности не была большой: даже будучи руководителем организации, она считала себя прежде всего учителем. «Лотта Свярд», как говорила сама Фанни Луукконен, была не только оборонной организацией, но выполняла также этические воспитательные функции. Она про­должала преподавание, ездила с лекциями и подчеркивала важность педагогической деятельности низовых руководителей организации. Особо близкой ее сердцу была работа с «маленькими лоттами», существенной частью которой было воспитание.

Вступая в должность руководителя организации, Фанни Луукко­нен осознавала всю ответственность своей новой работы. У «Лотты Свярд» были устоявшиеся традиции, организация быстро росла численно, расширялись и ее формы деятельности. На момент избра­ния Лууконен председателем численность организации, включая сочувствующих, составляла примерно 60 тысяч человек. В 1938 г. их было уже свыше 100 тысяч. В годы войны организация выросла еще больше, так что ко времени запрета ее деятельности она насчитывала в своих рядах свыше 200 тысяч членов. Еще в мирное время «Лотта Свярд» превратилась в крупнейшую женскую добровольную органи­зацию в истории Финляндии.

Работа в организации означала для Луукконен не просто механи­ческие действия на благо обороны Родины. В своих устных и письмен­ных выступлениях Фанни Луукконен подчеркивала важность духов­ного и идейного начал в работе лотт. Выступая в 1936 г. в Выборге, она так охарактеризовала сущность деятельности лотт: «Что есть та основа, та скала, на которой строилась бы деятельность лотт, так же как и работа щюцкора? На это у нас есть простой ответ: ядром нашей работы является любовь к той стране, в которой мы живем, иными словами патриотизм. Холодность в отношении к родине, бездушие и, как следствие, действия, направленные против родины, не раз были сурово наказаны в истории народов. С отрицательного отношения к родине начинается путь к концу нации».

«Лотта Свярд», способствуя своей работой поддержанию патрио­тизма, подтвердила свою необходимость во время войн, когда объем работы всех лотт, от рядового члена организации до руководителя, необычайно возрос. Во время Зимней войны и «Войны-продолжения» на обслуживании армии трудилось до 90 тысяч лотт. После Зимней войны Луукконен отметила, что, несмотря на большую численность лотт, их ряды должны быть еще более плотными, еще больше тре­буется добрых рук. Существовала большая нехватка лотт в противо­воздушной обороне и связи. Луукконен отметила, что во время войны лотты с честью сдержали данную ими клятву, даже когда их собственная жизнь была под угрозой. Во время обеих войн при выполнении своих обязанностей погибло около 300 лотт.

В период краткого межвоенного мира подготовка лотт была значи­тельно улучшена, поскольку Зимняя война показала необходимость этого. Многочисленные курсы для лотт проводились в Туусула, где поблизости от школы по подготовке командования щюцкора еще до войны было основано училище лотт. Курсы, организованные после Зимней войны в июне 1940 г., стали особым праздником и данью уважения не только для лотт, но и в особенности для их руководительницы: на закрытии присутствовал маршал Густав Ман­нергейм, вручивший Фанни Луукконен орден Крест Свободы первой степени с мечами. Луукконен стала первой женщиной, удостоенной этой награды. По окончании «войны-продолжения» в дополнение к этому ордену она получила также Большую нагрудную звезду.

Военное время не давало Фанни Луукконен передышки. Как и другие члены центрального правления организации, она совершала инспекционные поездки по всей стране — от Лапландии до Карельского перешейка. Была она и на территории по восточную сторону старой границы — в Беломорской и Олонецкой Карелии. Несколько раз она брала с собой иностранных гостей, интересовавшихся практической работой лотт, особенно во фронтовых условиях. Фанни выступала с докладами об истории и деятельности организации как в Финляндии, так и за рубежом. Особенно теплыми были ее отношения со Швецией и с руководительницей шведской организации лотт Майей Шмидт, которая считала деятельность финских лотт достойным образцом для лотт не только в Швеции, но в других скандинавских государствах и странах Балтии. В Германии финские лотты также пользовались большим уважением, свидетельством чему является, в частности, то, что в 1943 г. Фанни Луукконен получила в ставке Третьего рейха из рук Адольфа Гитлера одну из высших наград — Орден орла с крестом и нагрудной звездой. Луукконен стала единственной женщиной-ино­странкой, получившей эту награду.

По окончании войны на основании соглашения о перемирии работа организации лотт была прекращена. Фанни Луукконен было тогда 62 года. Роспуск организации «Лотта Свярд» был для нее, возможно, более болезненным ударом, чем для кого бы то ни было. После этого она проживала в Хельсинки на небольшую пенсию и занималась пере­водами и прочей литературной работой. Удручающим испытанием стали для нее также анонимные письма с угрозами, которые Фанни получала в послевоенные годы.

Но несмотря ни на что, она пыталась сохранить свой оптимизм. После войны вся деятельность патриотической направленности со­средотачивалась в «домашних» условиях, как и в годы наступления царизма. К этому периоду относится фраза Луукконен о том, что «тот народ выстоит, чьи дома устоят».

Психологическая атмосфера того времени ухудшила здоровье Луук­конен, которое и без того уже было слабым. «Мне уж не до больших свершений», сказала она в 1945 г. Примерно через три года после роспуска организации «Лотта Свярд», в октябре 1947 г. она умерла от инфаркта сердца. Фанни Луукконен была похоронена в родовой усыпальнице в Круунунсаари в районе Пи. На памятном камне было высечено изображение эмблемы лотт и фраза: «Отечество — мысль Божья».

Каарле Суламаа

Приложение:

Фанни Мария Луукконен, род. 13.3.1882 Оулу, умерла 27.10.1947 Хельсинки. Родители: Олли Лукконен, механик, и Катарина София Пальмгрен.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2015/02/03/fanni-luukkonen-fanni-luukkonen/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *