«

»

Янв 14 2015

Распечатать Запись

Периодические издания о Финляндии в Санкт-Петербурге (1845-1910 гг.) * Статья

О.А. Яковлев


Яковлев О. А., к.и.н., доцент Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций.


Русское общество «открыло» для себя Финляндию в конце 1830-х гг. в связи с более частым посещением её, в первую очередь, жителями Петербурга. И уже в 1840 г. Я.К. Грот, тогда ещё чиновник по особым поручениям при Статс-секретариате Великого княжества Финляндского, а в будущем известный языковед, переводчик, писатель, академик, высказал мысль об издании «Финляндского вестника» – политического и литературного журнала, материалы для которого черпались бы из газет, журналов и книг, вышедших в Скандинавии.[i] Идею Я.К.Грота смог реализовать Ф.К.Дершау, отставной поручик, сын коменданта Або, долгое время живший в Финляндии. К.Ф.Дершау назвал своё издание «Финский вестник» и наметил его выход в свет в 1844 г. В программе этого «учёно-литературного» журнала в разделе «Северная словесность» издатель предполагал помещать как лучшие произведения русских авторов, так и романы, повести, рассказы самых замечательных писателей Швеции, Норвегии, Дании и Финляндии.[ii]

 Второй раздел программы – «Материалы Северной истории» предназначался для освещения исторических вопросов и «исторических доводов» могущих послужить, по словам Дершау,  «к важным открытиям, в особенности, к пояснению истории России и Финляндии».[iii]

 Первоначально журнал предполагалось издавать в Финляндии в Або, где, по мнению Дершау, он мог быть средством распространения русского языка. Но финляндский генерал-губернатор счёл необходимым, чтобы «Финский вестник» проходил цензуру в Петербурге, так как цензурный комитет в Финляндии учрежден для книг на финском и шведском языках.

 7 октября 1843 г. Николай I разрешил издание «Финского вестника». Его резолюция гласила: «Согласен, но с самым строгим надзором цензуры».[iv]

 Вопреки планам, Ф.К.Дершау не удалось начать издание журнала в 1844 г. Не хватало средств и сотрудников. Я.К.Грот занял по отношению к Дершау «враждебную позицию»[v] и препятствовал привлечению к  сотрудничеству с ним финляндских литераторов и учёных. Всё же в 1844 г. Дершау удалось раздобыть средства и с 1845 г. начать издание «Финского вестника».

В 1845 г. вышло в свет 6 томов журнала, в следующем году ещё 6, в 1847 г. – ещё двенадцать. Известный литературовед Э. Карху считал, что в «Финском вестнике» печаталось «сравнительно много материалов о Финляндии».[vi] Например, в первом томе за 1845 г. были опубликованы очерк Ф.К.Дершау «Лалли. Финн XII столетия», легенда «О построении ресоской церкви», статья «Биргер-Ярл».

Также в первом томе появилась повесть Н.В.Кукольника, переведенная вскоре на финский язык – «Егор Иванович Сильвановский, или завоевание  Финляндии при Петре Великом». В «Финском вестнике» была представлена русскому читателю повесть Снельмана «Любовь и любовь».

Осенью 1847 г. главное управление цензуры министерства просвещения разрешило Савельеву, известному ориенталисту, секретарю комитета иностранной цензуры, стать соредактором.[vii] Тогда же была удовлетворена просьба издателя о выпуске журнала в 1848 г. под новым названием «Северное обозрение» в связи с тем, что в издании широко представлены не только финская, но и более широко скандинавская темы.[viii]

Через год, в 1848 г., Дершау из-за тяжелой болезни передал издание «Северного обозревания» коллежскому советнику Григорьеву, чиновнику особых поручений Департамента духовных дел иностранных вероисповеданий.[ix] В 1849 г. титулярный советник Дерикер купил права на журнал; выпустив в свет 9 книг «Северного обозрения», он разорился и в апреле 1850 г. прекратил издание.[x]

   Лишь через 39 лет в Петербурге была предпринята новая попытка издать газету, которая знакомила бы петербуржцев с различными сторонами жизни Финляндии – от торговли до спорта. В мае 1889 г. петербуржский купец первой гильдии, инженер уроженец Финляндии Р.И.Рунсберг обратился в Главное управление по делам печати с прошением о разрешении выпускать газету «Финляндский вестник».[xi] Её редактором был намечен действительный статский советник В.И.Головин, бывший чиновник особых поручений при министр-статс-секретаре Великого княжества Финляндского.

Прошение Р.И.Рунсберга было отклонено. Цензура мотивировала это следующими соображениями: «Появление в Петербурге газеты, специально посвященной интересам Великого княжества, может лишь обострить и без того уже существующую агитацию некоторой части нашей журналистики против Финляндского управления и что избранный редактором проектируемого органа отставной действительный статский советник Головин, неучаствовавший в публицистике, известен в литературе лишь как переводчик немногих финских стихотворений».[xii] 

В октябре 1898 г. отставной штабс-капитан, уроженец Финляндии, К.Б.Гренгаген, тоже получил отказ в издании газеты «Финляндские отголоски», которую предполагалось издавать в Петербурге. Прошение было отклонено «ввиду того, что г. Гренгаген, окончивший курс наук в юнкерском училище и совершенно неизвестный в публицистике и литературе, не отвечает требованиям, предъявленным к редакторам отечественных политических периодических изданий».[xiii]

В начале XX века Финляндия стала хорошо знакома как место летнего отдыха. Дачники и туристы нуждались в рекламной информации. В связи с этим в 1905 г. кандидат права А.А. Саваневский предпринял издание «Финского листка объявлений», но оно просуществовало недолго. Первый  номер вышел 1 апреля 1905 г. – последний – шестой 20 мая того же года. «Издание это, говорилось в первом номере, — вызывается стремлением  облегчить петербургской публике ознакомление с дачной местностью в районе финляндской железной дороги, с местными курортами и другими лечебными заведениями, а также торговыми и промышленными предприятиями страны».[xiv] В этом листке объявлений печатались информация о ценах на железнодорожные билеты, объявления о продаже дач и квартир, адреса медицинского персонала на территории Финляндии, а также сведения о товарах и услугах. Тираж этой рекламной газеты доходил до 4-х тысяч экземпляров, она бесплатно раздавалась пассажирам, уезжающим из Петербурга в Финляндию.

В новых исторических условиях, после окончания первой русской революции, в период наступления правительства на автономию Финляндии, в Петербурге в 1908 г. появляется журнал «Финляндия». В монографии В.В. Шелохаева «Идеология и политическая организация российской либеральной буржуазии» подчеркивалось, что этот журнал издавался при поддержке финской либеральной буржуазии.[xv] Первый номер журнала «Финляндия» вышел в сентябре 1908 г. Его издателем и первым редактором был П.Гусев – человек неизвестный в литературных и политических кругах. Главное управление по делам печати знало его лишь как автора небольшого путеводителя по Финляндии.

В первом номере журнала на обложке было напечатано: «Журнал Финляндии, являясь органом внепартийным, ставит себе задачею сближение русского и финляндского обществ и посильное содействие развитию между ними добрых, дружественных отношений. Путь к достижению этой высокой задачи журнал видит в познании русским обществом политического, общественного и бытового устройства жизни этой нации и в полном, компетентном разъяснении тех вопросов, взаимных отношений, которые при одностороннем толковании, несомненно, порождают национальный антагонизм».    

Статьи журнала обратили на себя внимание правительственного аппарата. В марте 1909 г. помощник управляющего делами Совета министров, обращаясь в Главное управление по делам печати, писал: «В конце минувшего года стал выходить в Петербурге журнал “Финляндия”, направленный, как видно из его содержания, к распространению в русском обществе противогосударственной теории о существовании, будто бы отдельной от России финляндской государственности».[xvi] В конце своего обращения чиновник предлагал «приостановить» издание журнала, конфисковать вышедшие номера и возбудить против него судебные преследования. Но Главное управление по делам печати отказалось проводить репрессии против журнала, не устраивая в статьях «попытки к ниспровержению существующего государственного порядка». Цензурное ведомство даже подчёркивало, «что тон статей в журнале “Финляндия” менее резок, нежели в газетах “Речь”, “Русские ведомости” и даже  в спокойном “Вестнике Европы”».

 В мае 1909 г. изменился формат журнала, его объём увеличился, он стал выходить два раза в месяц. Это объясняется переходом журнала в руки кадетской партии. Вместо П. Гусева издателем стал Д.Д. Протопопов – член ЦК кадетов, редактировал преобразованный журнал В.А. Игельстрём – доцент Александровского университета в Гельсинфорсе, автор статей о Финляндии в Энциклопедическом словаре издателей Брокгауза и Эфрона. В журнале стали публиковать свои статьи 16 членов ЦК кадетской партии, среди них Муромцев, Родичев, Милюков, Шингарёв, Кокошкин. Появились публикации и финских общественных деятелей – Л. Мехелина, К. Игнациуса, А. Неовиуса, Чизениуса.

 Член Совета Главного управления по делам печати Берендтс в своем докладе 26 июня 1909 г.подчеркивал, что П. Гусев «передал дело в руки лиц, более известных в литературном мире. Очевидно, ведение дела, — считал цензор, — было ему не по плечу». Далее Берендс писал о П.Гусеве: «В прощальной статье в апрельском номере “К читателям” он жалуется на отсутствие широкого, тёплого приёма в обществе, объясняя это явление своей беспартийностью». Оценивая новый состав редакции и авторов, цензор подчеркивал: «Несомненно, что журнал имеет ныне штат более или менее серьёзных сотрудников. О беспартийности, конечно речи быть не может. Мы имеем дело с коалицией русских “кадетов” и финляндских свеноманов, или конституционалистов».[xvii]

В пятом номере журнала “Финляндия” новая редакция, обращаясь к читателям, провозглашала: «Мы (русские сотрудники журнала) заявляем, что мы берёмся за перо для защиты  законных прав Финляндии, движимые, в значительной степени, заботой о достоинстве и интересах России».[xviii]

В июне 1909 г. цензура отмечала, что в критике правительственной политики журнал «держится в рамках приличия, нет ничего предосудительного».[xix] Однако уже осенью указывала на статьи, «авторы которых в резких, возбуждающих вражду к правительству выражениях осуждают направление правительственной политики по отношению к Финляндии…..».[xx]

 Нападки на правительственную политику усиливались по мере приближения времени голосования в Государственной Думе по Финляндскому вопросу.

28 мая 1910 г. в Государственной Думе был принят законопроект, ограничивающий права финляндского сейма, и в тот же день последовало обращение цензуры к Петербургскому градоначальнику по поводу резких нападок на правительство в №10 журнала «Финляндия». На другой день издание журнала было остановлено градоначальником на основании положения о чрезвычайной охране.[xxi]

Передав издание журнала «Финляндия» в руки Протопопова и Игельстрёма, П.Гусев стал редактором нового журнала – «Финляндского вестника политики, культуры, промышленности и торговли». Его первый номер вышел 30 сентября 1909 г., периодичность издания в 1909 г. была 2 раза в месяц. Появление нового журнала П.Гусев объяснил следующим образом: «За несколько последних месяцев политические события в Финляндии вызвали в массах столько новых настроений, что требуется более многосторонний, более внимательный и глубокий анализ для оценки психоза современного финляндского общества и народа. Беспристрастное освещение этих настроений с беспартийной точки зрения, по моему мнению, является настолько важным для получения вывода о финляндском народе, что факт существования уже одного журнала по финляндским вопросам не имеет в данном случае никакого значения. Чем больше мы будем иметь сведений о Финляндии, тем правильнее и справедливее будут отношения к ней».[xxii]

Редактор обещал читателям, что журнал будет выходить при участии известных профессоров и писателей, но в основном статьи в издании принадлежали самому П.Гусеву.

В 1910 г. «Финляндский вестник» стал выходить в виде газеты. Гусев подчеркнул в подзаголовке, что это «первая в России газета по финляндским делам». Первый номер вышел 13 февраля 1910 г. В нем редактор писал: «Сейчас Финляндия переживает такое время, когда двухнедельное издание уже не имеет возможности своевременно и живо отображать быстро текущие события, отдельные моменты и настроения финляндской жизни. Интерес к финляндскому вопросу среди русского общества возрастает каждодневно, и в посильном  стремлении служить удовлетворению этого интереса мы преобразовали наш журнал в газету, имеющую выходить пока еженедельно и обнимающую собою все стороны финляндской жизни».[xxiii]

В своих публикациях Гусев призывал сохранить особое положение Финляндии в составе Российской империи. Редактор писал: «Финский народ надеется, что Государственная Дума не сможет утвердить смертный приговор  Финляндской автономии».[xxiv] Но такой законопроект был принят, как мы уже отмечали, 28 мая 1910 г., а 17 июня 1910 г. утвержден царём.

Видимо, после этих событий интерес к Финляндии в русских политических кругах упал, и П.Гусев в октябре 1910 г. прекратил издание «Финляндского вестника», последний номер которого вышел в виде брошюры, а не в формате газетных листов. 

Таким образом, с 1845 г. по 1917 г. в Петербурге на русском языке  выходило всего лишь три периодических издания  (не считая рекламного листка), которые ставили своей целью познакомить русского читателя с культурой, историей и особенностями политического устройства Финляндии. И если первое издание «Финский вестник» было литературным и возникло на волне модного интереса к Финляндии и Скандинавии, то журналы «Финляндия», «Финляндский вестник» были созданы для решения определенной политической задачи. Цензурное ведомство не позволило в конце XIX в. финляндским уроженцам издавать газеты, которые бы могли дать широкое представление о жизни Финляндии русскому читателю. В то же время с 1870 г. по 1917 г. финское население Петербурга и губернии имело свои печатные органы на родном языке, что позволяло или сохранить и развивать свою национальную культуру.

Примечания:

[i] Шарыпкин Д.М. Скандинавская литература в России. Л., 1980. С.246.

[ii] Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф.772. Оп.1.Ч.1. Д. 1642. Л. 10.

[iii] Там же. Л.11.

[iv] Там же. Л.7.

[v] Морозов В.М. К вопросу об идейно-общественной позиции журнала «Финляндский вестник» // Ученые записки Карело-Финского университета. 1955. Т.V. Вып.1. С.85-86.

[vi] Карху Э. Финляндская литература и Россия. 1800-1850. Таллинн, 1962. С.227.

[vii] РГИА. Там же. Л.34.

[viii] Там же. Л.29, 34.

[ix] Там же. Л.35.

[x] Там же. Ф.772. Оп.1. Ч.1. Д.2215.

[xi] Там же. Ф.776. Оп.8. Д.567. Л.1.

[xii] Там же. Л.19-20.

[xiii] Там же. Д.1198. Л.6.

[xiv] Финляндский листок объявлений. 1905, №1.

[xv] Шелохаев В.В. Идеология и политическая организация российской либеральной буржуазии. М., 1991. С.131.

[xvi] РГИА. Ф.776. Оп.9. Д.1724. Л.1.

[xvii] Там же. Л.14-15.

[xviii] Финляндия. 1909. № 5. С.5.

[xix] РГИА. Ф.776. Оп.9. Д.1724. Л.18.

[xx] Там же. Л.21.

[xxi] Там же. Л.24.

[xxii] Финляндский вестник политики, культуры, торговли и промышленности. 1909. № 2. С.23.

[xxiii] Там же.  1910. № 13.

[xxiv] Там же. 1910. № 1.


«Санкт-Петербург и страны Северной Европы», 2005.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2015/01/14/periodicheskie-izdaniya-o-finlyandii-v-sankt-peterburge-1845-1910-gg-statya/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *