«

»

Сен 30 2014

Распечатать Запись

Юхани Ахо * Juhani Aho

juhani_aho

Юхани Ахо

(1861-1921)

писатель

Юхани Ахо — первый профессиональный финский писатель. Его считают национальным писателем и деятелем, способствовавшим развитию современного литературного финского языка. Одновременно он был представителем европейского модернизма конца 19 в., и в этой роли он добился международного признания. Помимо писательства Ахо занимался издательской деятельностью, а также переводом литературных произведений на финский язык.

В истории финской литературы творчество Ахо во многих занимает промежуточное положение. Ахо считают национальным писателем. Тем не менее, в его творчестве можно заметить много точек сопри­косновения с другими культурами. Ахо известен как художник пейзажа и природы провинции Саво, но его отношение к среде, из которой он вышел, носило во многом критический характер. В своих текстах Ахо часто тепло изображает исчезающую культуру и ее носителей. Однако он, вероятно, больше, чем другие финские писатели проявлял интерес к большому городу. Ахо, будучи первым модернистом в финской литературе, искал темы в изменяющемся мире. Он использовал многие возможности развивающейся техники и коммуникации. Произведения писателя получили естественный резонанс среди сторонников набиравшего силу политического течения 19 в., так называемой «Молодой Финляндии» (младофинны).

Ахо был первым профессиональным финским писателем, и он относительно хорошо зарабатывал своим творчеством. Уже в начале карьеры он получал от издателей настоящие авторские гонорары, а позднее — поддержку со стороны общества в виде пособий и премий. Одновременно с этим Ахо, одним из первых знаменитых финских писателей, завоевал расположение международной публики. Наряду с Йоханнесом Линнанкоски, благодаря оживившейся на рубеже 19-20 вв. переводческой деятельности, он приобрел огромное число читателей по всей Европе, особенно в Швеции. На самом деле, только стечение случайных обстоятельств воспрепятствовали тому, чтобы Шведская Академия вручила ему как первому финскому писателю Нобелевскую премию. Ахо был в числе претендентов на получение премии, задолго до своей относительно ранней смерти, настигшей его в возрасте без малого 60 лет.

Юхани Ахо, или Йоханнес Бруфельдт, родился в доме священника в Вяярни, Лапинлахти и провел большую часть детства в краю Иисалми. Местом для игр в детстве были окрестности Кольонвирта и усадьба Мансикканиеми. В 1870-е гг., годы юности Ахо, семья жила в Виеремя, о природе и людях которой он писал с нежным юмором еще в письмах школьных лет. В 1872-1880 гг. Ахо учился в лицее Куопио, который становился бастионом финской культуры в традиционном окружении шведоязычной цивилизации. Свой псевдоним Юхани Ахо стал использовать уже в литературных этюдах школьного времени. Он, вероятно, взят из пейзажей «Калевалы» и «Кантелетар», в кото­рых слово «aho» (поляна), согласно финско-шведскому словарю Элиаса Лённрота, означает «заросший травой или молодым лесом пожег» и часто имеет романтический оттенок.

Ахо как писатель соединил в себе гены от предков по линии отца из провинции Саво с влиянием Похъянмаа, родины его матери. Объединив географически далеких друг от друга роды Теодора Бру- фельдта и Эммы Снельман, Юхани Ахо и два его брата, Калле и Пекка Ахо, приобрели творческую энергию, противоречивую по своим источникам. Вся ее сила была направлена на обновление традиций финской литературы.

Отец Юхани Ахо был легендарным проповедником. Его выступ­ления были изданы зятем Йоосеппи Лескелиусом в 1917 г. («Проповеди пробста Х.Г.Т. Бруфелъдта»). Его популярности способствовала природная непритязательность, которая проявлялась, в частности, в отказе от высоких церковных постов и светских должностей. В 1883 г. он все же согласился стать настоятелем прихода в Иисалми. В это время Ахо уже начинал свою писательскую карьеру. Йоханнес Бруфельдт родился в семье пиетистов: его отец, пастор Нурмеса Петер Юхан Фредрик Бруфельдт, и дед, настоятель в церкви Нильсия Андерс Юхан Бруфельдт, оба благосклонно относились к пиетизму. По линии матери также прослеживается связь с пиетистским движе­нием в провинции Похъянмаа. Суровый к мирским соблазнам дух пиетизма писатель позднее изображал во многих своих произ­ведениях. Склонность к литературной деятельности на самом деле больше обнаруживается в роду матери Ахо, чем у Бруфельдтов. Дед матери, настоятель церкви в Хюрюнсалми Йохан Снельман писал стихи по торжественным случаям и был волостным бытописателем. Генетические связи по линии матери обнаруживаются также и с депутатом риксдага памфлетистом Андерсом Чюдениусом.

«Все прибаутки Саво были на слуху у Юхани Ахо с того времени, когда он начал различать человеческую речь», — отмечал Эрнст Лампен, школьный товарищ Ахо, позднее своего рода панегирист провинции Саво, в своей торжественной статье в честь 50-летнего юбилея писателя в журнале «Валвоя» в 1911 г. Отец Ахо, священник, был известен своей изобретательностью, хотя и произносил вполне корректные проповеди. Начав свое творчество небольшими расска­зами в начале 1880-х гг., Ахо мог черпать тонкие нюансы из богатых запасников народного языка. Он оттачивал свою прозу, обрабатывая и взвешивая каждый оттенок. Влияние творчества Ахо на развитие языка художественной литературы Финляндии еще недостаточно исследовано. Без сомнения, он строил фразы со знанием дела и соз­давал фундамент для современного литературного финского языка в период, когда предложенные Алексисом Киви и калевальской традицией словесные и стилистические конструкции уже начали казаться устаревшими.

Когда Ахо, закончив лицей, поступил учиться в Хельсинкский университет, у него, как и у многих студентов 1880-х гг., было много времени для увлечений, в частности, для участия в студенческой политической жизни. Из сохранившихся писем Ахо можно сделать вывод, что он довольно долго находился в плену национального и социального радикализма. Ахо был одним из тех, кто увлекся идеей «национальной демократии», пытаясь осуществить ее на практике. В одержимости Ахо политикой присутствует почти такая же решитель­ность, что и в пиетизме провинции Похъянмаа. Ахо 1880-х гг. можно охарактеризовать как представителя молодого крыла Финской партии, защитника новых идей.

Помимо общественного радикализма в 1880-е гг. деятельность Ахо была связана с программой эстетических преобразований. Как писатель он участвовал в формировании нового стиля, сложившегося за десять лет в так называемом кружке Ярнефельта. В общении и литературном сотрудничестве принимали участие супруга генерала Александра Ярнефельта Элисабет Ярнефельт и ее сыновья-художники Каспер, Арвид, Ээро и Армас, братья Ахо, а также Кауппис-Хейкки — знакомый Ахо с детства писатель из народа. У группы в какой-то степени были связи также с салоном Минны Кант, особенно после того, как Ярнефельты переехали в 1884 г. в Куопио, когда отец семейства получил пост губернатора.

Группа стремилась воплощать в жизнь реалистическую эстетику, зародившуюся в то время в Европе. Литературную программу можно проследить, анализируя творчество Ахо. Начинающий писатель пытался соединить общепринятые образы («типы») с наблюдениями и анализом подлинных, естественных и сиюминутных человеческих настроений. Программа осуществилась в основных чертах уже в первом шедевре Ахо «Железная дорога» (1884). Особенно большие трудности в применении этой эстетики он испытывал в двух романах «Дочь пастора» (1885) и «Жена пастора» (1893). Во время написания ранних произведений молодой писатель часто получал критические замечания со стороны семьи Ярнефельтов. Общение Ахо с Элисабет Ярнефельт в начале 1880-х гг. из обычного знакомства переросло в нечто большее: несмотря на большую разницу в возрасте молодой человек влюбился в боготворимую «Тетушку».

Типичным для Ахо было то, что он апробировал свои тексты не только отдавая их для прочтения Ярнефельту или Кант, но и публикуя первые версии в газетах и журналах. Писатель и сам работал журналистом. В начале 1880-х гг. он сотрудничал с газетой «Ууси Суометар», был корреспондентом «Кайку» в 1885 г., издавал про­винциальные газеты («Кески-Суоми» в 1886 г., «Саво» в 1887-1889 гг.), а на рубеже 1880-90-х гг. стоял у истоков создания органа печати «Молодой Финляндии» газеты «Пяйвялехти». Писатель продолжал сотрудничество с этой газетой, а также с пришедшей ей на смену «Хельсингин Саномат» вплоть до своей смерти. Вместе со своими братьями в 1892-1903 гг. он выпускал популярный журнал «Ууси Кувалехти». В калейдоскопичной работе редактора Ахо находил пищу для своих произведений малых форм, характерных для его литературного творчества. От малой формы писатель отошел только на одном из этапов своего творчества. Приблизившись на рубеже веков к среднему возрасту, Ахо после большой предварительной подготовки взялся за создание исторических романов. Крупные произведения, однако, не лучшим образом выдержали испытание временем. Самое существенное Ахо написал именно как результат непосредственного вдохновения в своих коротких рассказах и небольших повестях.

Жизнь и творчество Ахо можно разделить на периоды по многим критериям. Для него были характерны постоянные перемены. Как отмечает журналист и друг Ахо Матти Кивекяс (Нуори Суоми, 1911), в первое десятилетие 20 в. у писателя была неизменная потребность «опрокидывать ожидания». Радикальный политический период в жизни Ахо завершила поездка в Париж в 1889-1890 гг., осуществленная на средства государства. Реалистичная эстетика молодого, социально активного Ахо сменилась в мировоззрении тридцатилетнего писателя провозглашением всеобщей относительности. В своей статье «Придя из театра» («Пяйвялехти» 1.10.1890), вошедшей позднее в сборник «Стружки» (1891), писатель признал свою принадлежность к романтизму. Аналитичность реализма на новом этапе сменил синте­тический прием, желание подчеркнуть «крупные, обыденные черты жизни». В жизни и творчестве 1890-х гг. Ахо признал необходимость остепениться. Женитьба на художнице Венни Солдан в 1891 г. при­ходится на тот же период, что и интерес писателя к «Калевале» и пиетизму. Помимо исторического романа «Пану» (1897), описы­вающего столкновение старого и нового времени в жизни карелов, в этот период Ахо издал шесть новелл о кэртах (пиетисты на севере Финляндии) («Пробудившиеся», 1894), и даже написал вместе с женой детскую книжку («Финская иллюстрированная книжка для детей и молодежи», 1894).

На середину литературной карьеры Ахо пришлись годы странствий. Кроме того, он искал свое место в обществе. Арендовав весной 1897 г. дом Ворбака в Ярвенпяя, он одновременно основал поселение для художников на берегу Туусуланярви. Один за другим туда переехали Пекка Халонен, Ю.Х. Эркко, Ээро Ярнефельт и Ян Сибелиус. За 14 лет, проведенные в «Ахола», Ахо превратился в общенародно при­знанного писателя. На рубеже веков он вновь оказался втянут в политику. Вместе с тем, из рядов молодого поколения в это же время раздавалась также острая критика в адрес Ахо. Например, Эйно Лейно обвинял писателя в том, что тот «почивал в литературе» и публично выдвигал себя в качестве «столпа общества». Поводом для обвинения послужило, в частности, то, что Ахо писал некоторые произведения на заказ. Ради хлеба насущного Ахо согласился, например, написать биографию промышленника Антти Альстрёма. Писатель упражнялся в биографическом жанре, описав жизнь и деятельность своего тестя А.Ф. Солдана в произведении «Человек идей» (1901).

Ахо имел четкую позицию, когда создавал изданные в двух томах новеллы, описывающие национальные настроения в период угнетения («Мой выносливый народ», 1899-1900). Из-за своей рискованной деятельности писатель добровольно уехал за границу. 1903-1904 гг. он вместе с семьей провел в Италии и Австрии. Результатом этого периода стали не только большое количество эпических произведений об историческом переломе середины 19 в. и о времени И.В. Снельмана, Элиаса Леннрота и Пааво Руотсалайнена («Весна и заморозки», 1906), но и напечатанные в газетах того времени путевые очерки. Позднее Ахо собрал их в две книги о путешествиях («Кое-что об Италии», 1906, «Кое-что о Тироле», 1908).

После возвращения в Финляндию и улучшения положения в стране Ахо занял ведущее положение в культурной жизни страны. Из-за увеличения объема работы писатель вынужден был переехать в столицу, где и прожил до конца своих дней. Он был приглашен участвовать в руководстве Финским Национальным Театром (1906 — 1916), а также в комитет по переводу Библии на финский язык (с 1906 г. и до смерти). В качестве первого финского писателя Ахо, вместе с Пааво Каяндером, в 1907 г. получил степень почетного доктора Хельсинкского университета. В числе первых, с 1906 г., ему была назначена государственная писательская пенсия. У Ахо были также различные ответственные поручения в Союзе писателей Финляндии, Финском литературном обществе, а также в государственной лите­ратурной комиссии, созданной после обретения Финляндией неза­висимости. Из его многочисленных инициатив наиболее значимой было предложение об оказании поддержки переводам на финский язык произведений классиков мировой литературы. Ахо лично пере­вел многих писателей со скандинавских языков и с французского. В его переводе, в частности, вышли «Рассказы фельдшера» Ц. Топелиуса (1896-1898), проза И.Л. Рунеберга (как часть «Произведений» 1902 — ­1909), а также «Путешествие Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлёф (1906-1907).

Пятидесятилетняя годовщина Юхани Ахо в 1911 г. отмечалась как национальный праздник. Писателю были оказаны знаки внимания, даже несмотря на то, что праздничный день он предпочел провести на лососевых порогах в Хуопана на Виитасаари, а не в столице. С 1905 г. и до своего последнего лета 1920 г. Ахо ездил на Хуопананкоски половить рыбу на мушку. Увлечение нашло отражение и в литературе, правда, с небольшим опозданием. Последнее, вышедшее уже после смерти, произведение Ахо было посвящено рассказам и зарисовкам на тему рыбалки («Рассказы про лосося и анекдоты про рыбу», 1921). Как рыболов, писатель был ближе всего к представителям англосаксонских традиций спортивного рыболовства. В последние годы Ахо планировал даже написание справочника по рыболовству и участвовал в работе Союза рыболовов-спортсменов Финляндии. Во многих статьях он затрагивал проблему ухода за лососевыми порогами, предвосхищая устремления современных защитников природы.

Для последнего периода творчества Ахо характерно повышенное внимание к стилю. Позднее крупное произведение, повесть «Юха» (1911), по своему тиражу не могло сравниться с мастерским произ­ведением молодости — «Железной дорогой». Однако по своему драма­тическому накалу и отточенному языку его, пожалуй, можно назвать в творчестве Ахо наиболее выдающимся. Сюжет и язык произведения обнаруживают сильное влияние калевальской поэтики. В самой теме — драматический любовный треугольник, когда молодая женщина бросает мужа и бежит с сильным и здоровым коробейником — писа­тель использовал знакомый ему кризис в семейных отношениях. В толковании Антти Ю. Ахо, в повести «Юха» описаны непростые отношение писателя со свояченицей Тилли Солдан. Погруженный в историко-мифологическую атмосферу, писатель создает в своем произведении современный портрет человека. Роман получил также и международное признание. Этому отчасти помогли экранизации произведения. Первую версию «Юхи» создал швед Мориц Стиллер в начале 1920-х гг. В 1930-е гг. фильм по этой книге сняли сыновья Юхани Ахо (фирма Aho&Soldari) и режиссер Нюрки Тапиоваара. Третьей экранизацией стала цветная картина конца 1950-х гг. Черно- белый немой фильм, снятый по мотивам повести «Юха» режиссером Аки Каурисмяки в конце 1990-х гг., является своеобразной стили­зацией, самостоятельным произведением искусства. По повести созданы также две оперы (композиторы Леви Мадетойя и Аарре Мериканто), несколько драматических постановок, наиболее поздние из них появились в 1990-е гг. Возросший в последнее время интерес к этому произведению выдвигает его на первое место среди работ писателя.

Увлечение последних пятнадцати лет идейными и нравственными проблемами наложило отпечаток на творчество Юхани Ахо. Пьеса «Приговор» (1907), написанная под влиянием настроений так называемого «второго периода угнетения», содержит живо­трепещущий современный материал, спор о правомочности пассив­ного сопротивления и соглашательской политики. Власти запретили премьеру спектакля по политическим причинам. В романе «Совесть» (1914) писатель рассматривает проблему этического выбора в небольшом рыбацком коллективе. В романе «Раздавленный миром» (1916), написанном под влиянием мировой войны, Ахо попытался встать на позиции пацифизма, изображая знакомые по поездкам пейзажи австрийских Альп. Это пацифистское выступление не получило отклика в чрезвычайных условиях войны. Несмотря на желание Ахо, произведение не было переведено на другие языки. К проблеме мира писатель вынужден был вернуться в связи с гражданской войной 1918 г. в Финляндии. Ахо, оказавшийся в изоляции, вне основных событий, оставил записи в дневнике под названием «Отрывочные размышления за недели восстания» (1918 -1919). В этом внушительном документальном произведении отражено личное отношение писателя к событиям: пожилой художник переживает трагедию гражданской войны как тяжелую личную катастрофу. Ахо и народ больше не понимали друг друга. Поэтому успех книги оказался скромным. Ахо хотел найти убежище от депрессии, вызванной гражданской войной, и связанных с ней разногласий в семье в ностальгическом прошлом. Свое последнее масштабное произведение писатель создавал, живя отдельно от жены. В почти автобиографической повести «Ты пом­нишь?» (1920) автор бежит от суровых будней в идиллию детства и юности. Этот роман быстро стал бестселлером — он отражал чувства и чаяния читателя того времени.

Обширная малая проза писателя, сборники «Стружки» (всего за 1891-1921 гг. вышло 8 томов) дает возможность проследить основные линии творческого развития Ахо. Новеллы стали своего рода автобиографией автора. Их можно считать, с учетом определенной символики, тайным дневником писателя. В ранних новеллах он часто обращается к детским воспоминаниям и делает меткие сати­рические наброски. В короткой прозе периода притеснения Ахо писал аллегории, изображая политическое давление со стороны России. В новеллах 1910-20-х гг. Ахо все чаще описывает состояние души: настроения меняются от уныния и тоски до эйфорического желания снискать симпатии широкой публики. Стремясь дать отчет самому себе, Ахо осенью 1920 г. написал новеллу «Потухающий вулкан» (напечатан в рождественском выпуске газеты «Кулкусет»). Исследователи рассматривают его как художественное завещание. В духе меланхоличного рассказа писатель обращается к грядущему поколению. В предчувствии близкой смерти, уставший мастер слова высказывает надежду на то, что люди не забудут его. Он представляет, как «Потухающий вулкан», «будет сверкать в их маяках», как «зажжется под крышей даже самой маленькой хижины». Смысл новеллы сконцентрирован в символе веры писателя: «Хоть я сейчас и умру, я все же не исчезну навсегда».

Юхани Ахо умер зимой 1921 г. из-за распространившейся эпи­демии дифтерии. Смерть ускорила обнаруженная ранее болезнь сердца. Панихида состоялась в часовне Дома сестер милосердия в Хельсинки 12 августа 1921 г. В панихиде и похоронах на кладбище в Иисалми участвовало как высшее руководство страны и деятели культуры, так и простые граждане. Ахо был похоронен вместе с любимыми рыболовными снастями неподалеку от места, где он провел детство. Писатель до своей смерти частично успел подготовить к печати «Избранные произведения» (в десяти томах, 1918-1922). Их дополненное издание вышло к 100-летнему юбилею Ахо (в трех томах, 1961). Неизданными остались многочисленные газетные статьи, в частности, литературные «краткие очерки» и рецензии. Письма Ахо, из которых становится ясной его многогранность как гражданина и политической фигуры, напечатаны двумя изданиями в связи с юбилейными датами (1961, 1986).

Начиная с 1920-х гг. стали появляться многочисленные биографии Ахо. Особое место среди них занимает биография, написанная сыном писателя Антти Ю. Ахо, в которой он в хронологической последовательности описывает жизнь отца, не останавливаясь ни перед какими табу. В биографиях основные акценты смещаются от роли писателя в национальных масштабах к оценке творчества Ахо как части мировой литературы. Юхани Ахо, наряду с Алексисом Киви и Ф.Э. Силланпяя, считается выдающимся финским художником слова, писавшим о жизни народа. В последнее время его творчество причисляют к европейскому модернизму, развивавшемуся в конце 19 в. Произведения Ахо, в особенности «Железная дорога» и «Юха», а также некоторые новеллы являются основным материалом в преподавании родного языка и по сей день. Популярность завоевали произведения, изображающие духовный перелом в интеллектуальной среде в 20 в.: «Дочь пастора» и «Жена пастора», и, особенно, «Одинокий» (1890). Вызывавшие в свое время осуждение сцены напоминают импрессионистское изображение человека во французской прозе конца 19 в. Эти произведения можно также рассматривать как один из ранних примеров современного субъективизма.

После смерти писателя новые переводы его книг изредка выходили в скандинавских странах и на основных европейских языках — французском и немецком. В то же время в англосаксонских странах спрос на него был меньшим. Ахо, также как и его современник Арвид Ярнефельт, вызвал интерес у так называемого «поколения факельщиков» 1920-х гг. Деятельность Мики Валтари и других факельщиков 1920-х гг. в каком-то смысле продолжала намеченную Юхани Ахо линию. Опросы читателей, сделанные между мировыми войнами, подтвердили прочное положение писателя в финской лите­ратуре. Модернисты после второй мировой войны относились к Ахо привередливо, но среди читателей молодого поколения его оценка вновь возросла. Ахо как писатель-рыбак и художник, описывающий последние глухие места, стал своего рода гуру экологического движения.

Личность Юхани Ахо стала с конца 1990-х гг. объектом еще более пристального внимания. Причиной этого были некоторые исследо­вания и публикации, в которых более открыто изображалась личная жизнь писателя. Документальное произведение, собранное из писем Элисабет Ярнефельт, открывает занавес любовных отношений моло­дого писателя. Портрет Ахо в пожилом возрасте дополняют биография Венни Солдан-Бруфельдт, написанная Рииттой Конттинен, и роман Туулы Лево, посвященный Тилли Солдан. Новое обобщающее виде­ние творчества Ахо предлагает в диссертационном исследовании Тарьи-Лиисы Хюпен.

Для увековечения памяти классика в 1948 г. было создано Общество Юхани Ахо. По его инициативе в Иисалми и Ярвенпяя были открыты дома-музеи. О возрождении увлечения творчеством Ахо в последнее время свидетельствует и то, что в Иисалми, начиная с 1980-х гг. раз в два года проводятся дни писателя.

Юхани Ниэми

Приложение:

Йоханнес Бруфельдт, с 1907 Юхани Ахо, род. 11.9.1861 Лапинлахти, умер 8.8.1921 Хельсинки. Родители: Хенрик Густав Теодор Бруфельдт, настоятель церкви, род. 1837, умер 1914, и Каролина Фредерика Эмилия (Эмма) Снельман, род. 1836, умерла 1899. Жена: 1891-1921 Вендла Ирене (Венни) Солдан, художница, род. 1863, умерла 1945, родители жены: Август Фредрик Солдан, начальник монетного двора, и Мария Мюллер. Дети: Хейкки Тааветти, род. 1895, умер 1961, режиссер, продюсер; Антти Юхани, род. 1900, умер 1961, рекламный менеджер. Дети от Тилли Солдан: Бьерн Матиас (Солдан), род. 1902, умер 1953, кинооператор.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2014/09/30/yuxani-axo-juhani-aho/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *