«

»

Сен 19 2014

Распечатать Запись

Золотая лихорадка в Лапландии

Все, конечно, слышали о золотой лихорадке в Южной Африке, в Калифорнии, на Юконе — знаменитом Клондайке, в Австралии. Но вот старушку Европу золотом Бог как-то не баловал

И все-таки и Европа тоже пережила свою золотую лихорадку, вспыхнувшую в самом далеком уголке континента — в Лапландии и все еще время от времени разгорающуюся в пустынной тундре у границы Норвегии и Финляндии.

Легенда о золотых россыпях Лапландии имеет свои давние, уходящие в глубину истории корни. Первые упоминания о них относятся ко временам шведского короля Густава Васа. Именно тогда распространились слухи о том, что на далеком севере, вблизи древнего стойбища саамов, якобы обнаружено золото и что будто на берегах реки Тенайоки (в Норвегии она называется Тана) лопари его промывают. Это вызвало большой ажиотаж при королевском дворе Швеции.

Вступив в 1523 г. на престол, король Густав Васа начал весьма энергично поиски заманчивых мифических месторождений золота на крайних границах королевства. И действительно, оно было найдено, да еще на очень небольшой глубине. Но, к сожалению, в таком ничтожном количестве, что король счел его добычу экономически невыгодной. Со временем о находке было забыто.

Прошло 200 лет, прежде чем слухи о лапландском золоте вновь ожили. Теперь уже король Дании, в состав которой тогда входила Норвегия, «воодушевленный» этой новостью, решил направить специалистов на поиски золота в самый северный уголок своего королевства — Лапландию. Но они обнаружили лишь «серный колчедан (пирит), правда, весьма блестящий, но ничего не стоящий». Их заявление, опубликованное позднее, в 1772 г., бергенским епископом, профессором Эриком Понтопидданом в книге о природных ресурсах Норвегии, изрядно удивило многих, поскольку считается, что серный колчедан не может длительное время сохраняться в речном песке, не ржавея и не теряя своего блеска. Наиболее вероятным считается то, что лапландцы действительно нашли золото, но датчане не придали этому значения из-за слишком мизерного содержания металла в пустой породе. И «золотой банк» в районе Аймийоки был вторично предан забвению.

Прошло еще около 100 лет, прежде чем о лапландском золоте заговорили вновь. На этот раз шум вызвала находка золота в двух доломитовых штуфах. Их случайно обнаружили начальник полиции финского города Рованиеми Й.Г. Эльфинг и приходской дьяк Э.В. Сарен недалеко от устья реки Кемийоки. Сообщение об этой находке было опубликовано в 1837 г. в газете «Хельсингфорстиднингар» и наделало немало шума. Власти Финляндии организовали широкомасштабные поиски, подключив к ним опытных специалистов в этой области, а также старателей, перенявших опыт уральских золотоискателей.

Наибольшее усердие в этом деле проявил главный интендант Торного управления Финляндии Нильс Норденгиельд. Поиски велись в течение многих лет. Они охватили огромную территорию Северной Финляндии от города Кеми до Рованиеми и далее вверх по реке Оунасйоки вплоть до Киттиля, затем до Колари, наконец, до Куусамо. Но все усилия искателей оказались напрасными: золото было найдено в таких незначительных количествах, что овчинка не стоила выделки. Широкомасштабные и дорогостоящие поиски золота были прекращены.

И все-таки за последние 100 лет Лапландия испытала три значительные волны золотой лихорадки.

Началось все с того, что в 1866 г. норвежский горный инженер Теллеф Даль обнаружил золото в районе текущей по границе Финляндии и Норвегии реки Тенайоки (Тана). Золото было найдено в округе норвежского поселения Карашок, а в сентябре 1867 г. финская газета «Хювюдстадбладет» поведала читателям о находке Теллефом Далем золота в районе Аймийоки, на финском берегу Тенайоки. Но это же как раз то самое древнее «золотое место» саамов!

Начальником экспедиции, направленной в этот район, был назначен тогдашний младший директор Монетного двора Финляндии Юхан Конрад Лир. В начале августа 1868 г. экспедиция прибыла в район реки Аймийоки. Было промыто около 200 кубометров грунта, и из этого огромного количества удалось намыть около 40 г золотого песка. Лир решил прекратить работы. Но, возвращаясь домой, он 16 сентября 1868 г. в окрестностях селения Нулкамукка под поселком Ританоски все-таки обнаружил золотые жилы. За два дня экспедиции удалось намыть столько золота, что оно как по количеству, так и по качеству дало Лиру основания восторженно объявить об открытии им «финской Калифорнии».

Сведения о находке драгоценного металла Лиром в районе Ивало быстро распространились, вызвав первую волну золотой лихорадки уже по обе стороны границы.

Так начался период бурной предпринимательской деятельности, продолжавшийся несколько десятилетий. Фирма «Укко-Крууну» построила в тех местах для проживания своих служащих и для осуществления контроля усадьбу под названием «Култалан круунун статион» («Станция золотой короны»). Возвышаясь посреди необитаемой тундры, эти здания до сих пор поражают путешественников своей особой северной красотой.

Сотни золотоискателей устремились в «финскую Калифорнию». Река закипела жизнью. Но за несколько лет эти прииски были опустошены. Жизнь на реке умолкла, и только самые упорные и выносливые золотоискатели, упрямо верившие в свое счастье, остались на ее безлюдных берегах.

Карашок — «столица» норвежской Лапландии — тоже на какое-то время стал европейским Клондайком, когда в 1870-х началась добыча золота в местечках Садгейок и Горззейокка около Карашока. А в 1897-м, после того как в песке был найден самородок весом 17 г., золотая лихорадка овладела жителями окрестностей. Однако, как и по южную сторону границы, месторождения золота весьма быстро вырабатывались, и добыча постепенно сходила на нет.

Вторую волну лапландской золотой лихорадки породил сон, приснившийся в 1934 г. сааму из Пурнумукка Аслаку Пелтовуома Ночуя в стогу сена, хромой Аслак увидел во сне старика, который, ударив посохом о землю, показал ему богатое золотом место. Проснувшись, Аслак понял, что место, виденное во сне, напоминало гору Танкаваара. Немедленно отправившись туда, он нашел изрядное количество золота. Аслак проболтался о находке и тем самым привлек в Танкаваара огромную команду золотоискателей.

Тогда же, в 1930-х гг., вновь появился интерес к добыче золота в районе Карашока. В 80 км к югу от этою городка в 1932 г. было обнаружено золотое месторождение Хеллигскоген, лежащее на берегу речки Анарйокка (по-фински Инарийоки) на границе с Финляндией. Блумфилд, владелец одной из лондонских золотодобывающих компаний, даже сказал о Хеллигскогене: «Оно считается одним из самых многообещающих месторождений». Однако золотая лихорадка там продолжалась недолю: Вторая мировая война, немилосердно прошедшаяся по всей Северной Норвегии и разрушившая почти все ее города, положила и конец золотодобыче.

За все время в Карашоке золотодобывающие компании добыли чуть больше тонны золота, а старатели намыли примерно 50 кг. драгоценного металла

А вот Финляндия познала и третью волну золотой лихорадки, которая накатила на Лапландию в середине 1940-х гг. с реки Лемменйоки, где золото моют и по сей день.

Золото в те дни мыли с большим усердием, зачастую в две смены. Об обеде, стирке и других хозяйственных делах большой артели заботилась ее хозяйка. Красавица Петронелла стала самой знаменитой хозяйкой прииска Лемменйоки. Голландка по происхождению, эта авантюристка с добрым сердцем приехала на лапландские прииски, представляясь корреспонденткой газеты. Вскоре власти выслали Петронеллу из страны, но легенды о ней, наверное, будут жить здесь до тех пор, пока на местных приисках моют золото.

А его действительно все еще моют. Тем более что в связи со 100-летием основания золотых приисков на реке Ивалойоки по инициативе организации «Золотой фонд Финляндии» в стране была проведена кампания по восстановлению старинных «золотых усадеб» в районе этих приисков. Все сооружения, связанные с золотой лихорадкой в Лапландии, реставрированы. В Танкаваара открылся Музей золота, и теперь там существует постоянная выставка «Золотой мир», рассказывающая о добыче золота по всему миру. В городке Ивало, что на крайнем северо-востоке Финляндии, в саамском музее также есть раздел, посвященный золотодобыче. А на кладбище этого городка можно увидеть могилы золотодобытчиков.

«Сможет ли возрождение традиций добычи драгоценного металла способствовать превращению старинной “золотой легенды” в экономически полезную деятельность, покажет будущее», — писала хельсинкская газета «Суомен кувалехти» в 1984 г.

Прошедшие с тех пор 15 лет однозначно показали, что сможет.

Старательское дело вновь становится все более популярным, и число старателей-профессионалов растет. И все же сегодня большая часть золотодобытчиков — любители, которые из года в год, как только выпадет несколько свободных дней, возвращаются на свои участки в ожидании улыбки Фортуны — увесистого золотого самородка.

И некоторым счастье улыбается. В августе 1992 г. на одном из притоков реки Ивалойоки был найден четвертый по величине лапландский самородок весом 145,1 г.. Самый большой самородок, найденный обыкновенным туристом, весил 39,6 г.. Причем его нашел в Танкаваара одиннадцатилетний мальчик! Но даже если на дне лотка и не оказывается самородка, само увлечение для многих дороже золота. Не случайно в Танкаваара организуется ежегодный чемпионат по мытью золота, а похожие состязания проходят в Лемменйоки, Ивало и Саариселькя.

Сегодня к золоту Лапландии вновь возрос интерес крупных компаний, занимающихся добычей драгоценного металла промышленными способами.

large-20100624-100624Kultakuume (1)

Из книги Н.В.Кривцова, «Финляндия. Страна тысячи озер».

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2014/09/19/zolotaya-lixoradka-v-laplandii/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *