«

»

Июн 30 2014

Распечатать Запись

Журналистика Финляндии

Из книги: Михайлов С.А.,  Журналистика стран Северной Европы,  2003 г.


Краткие сведения о стране

История становления и развития финской журналистики

Современное состояние финской прессы

Политические партии и партийная пресса

Право и саморегулирование прессы в Финляндии

Тематика выступлений финской прессы 


Краткие сведения о стране


Одна из стран Северной Европы – Финляндия – имеет самую протяженную границу на Востоке. Это граница с Российской Федерацией. Финляндия – страна, третья часть территории которой расположена за Полярным кругом[1].

Население Финляндии около 5 миллионов человек. Площадь – 337 тысяч квадратных километров. Столицей является Хельсинки, куда она была перенесена из Турку в 1809 году. Тогда Хельсинки назывался на шведский манер – Гельсингфорс.

В административном отношении Финляндия разделена на 12 губерний, которые в свою очередь подразделяются на уезды.

Финляндия, в отличие от ряда других стран Северной Европы, республика, конституция которой (Акт о форме правления) принята в 1919 году и с различными изменениями и дополнениями действует поныне. Кроме того, конституционный характер имеют Закон о Высшем суде (1922) и Парламентский Устав (1928).

Глава государства – президент, наделенный широкими полномочиями.

Национальный состав республики сравнительно однороден, большинство жителей составляют финны. Живут здесь также шведы, саами (лопари), русские, татары, евреи, цыгане. А из вновь появившихся групп населения – переселенцы из стран бывшего СССР, вьетнамцы, китайцы, курды, сомалийцы, беженцы из стран бывшей Югославии и другие народности. Государственные языки – финский и шведский. 

Древнейшие следы человека, обнаруженные на территории Финляндии, относятся к послеледниковому периоду.

В середине первого тысячелетия сформировались районы первоначального расселения финских племен, которые жили первобытнообщинным строем, занимались охотой, рыболовством, животноводством, земледелием.

Походы викингов (конец VIII – середина XI веков) непосредственно не коснулись территории Финляндии, но общее оживление экономической жизни на Балтике оказало существенное влияние на развитие финских племен.

Родовой строй, несмотря на замедленный характер процессов, все более изживался. Начиналось становление раннеклассового общества. На основе слияния племенных групп стала возникать финская народность. Однако, политической консолидации Финляндии достигнуто не было, она распалась на ряд провинций.

В середине XII века начинается завоевание Финляндии шведскими феодалами, господство которых утверждалось путем насильственной христианизации и введения постоянного налогообложения местного населения.

В результате трех крестовых походов (1155, 1249, 1293 годов) шведы овладели всей Южной Финляндией до Карельского перешейка.

По Ореховскому миру 1323 года, определявшему государственную границу между Швецией и Русью, территория современной Финляндии вошла в состав Шведского Королевства.

В период унии Дании, Швеции, Норвегии (1397–1523 годы) под верховной властью датских королей Финляндия пользовалась относительно широкой внутренней автономией.

Разрушающее влияние на экономику Финляндии оказала Северная война 1700–1721 годов, когда 60 тыс. человек было мобилизовано на войну и четвертая часть крестьянских хозяйств оказалась заброшенной.

По Ништадтскому мирному договору Швеция возвратила России в числе других территорий Юго-Западную Карелию и Выборг.

С ослаблением Швеции после Северной войны в Финляндии усилились антишведские настроения. Масла в огонь подлил манифест русской императрицы Елизаветы Петровны, который был обнародован 18 марта 1742 года (в ходе русско-шведской войны 1741–1743 годов). Этот манифест был обращен к финскому народу, в нем содержался призыв к образованию независимой Финляндии при поддержке России. По Абоскому мирному договору к России в результате русско-шведской войны перешла Юго-Восточная Финляндия. Швеция была вынуждена пойти на уступки и в вопросе ослабления национального гнета.

Наибольшего накала антишведские настроения достигли во время русско-шведской войны 1788–1790 годов.

В результате следующей русско-шведской войны 1808–1809 годов Финляндия была присоединена к России. Собрание сословий Финляндии в городе Борго, созванное по предложению российского правительства, одобрило вхождение Финляндии в состав России.

Автономия Финляндии была достаточно широкой. Так, без согласия сейма царь не мог ввести новый или отменить старый закон, вводить налоги. Внутренняя административная автономия дополнялась экономической:

Финляндия имела свою таможню в торговле с Россией и западноевропейскими странами, доходы княжества не вливались в общегосударственную казну, а в 1860–1878 годы Финляндия получила свою денежную систему. Различные льготы – освобождение от военных расходов и содержания армии, отмена ограничений на предпринимательскую деятельность и использование природных богатств и т.д. – позволили Финляндии быстро развивать экономику, что привело к утверждению в стране капиталистических отношений.

Хотя в 20-х – 60-х годах XIX века сохранялась автономия Финляндии, это была не более чем формальность. До 1863 года не созывался сейм, была усилена цензура и т.п. В 1850 году было запрещено, например, издавать книги на финском языке, кроме сельскохозяйственной и религиозной литературы.

Этот период характерен борьбой финнов за равноправие финского и шведского языков, за развитие национальной культуры.

В конце XIX века, после убийства Александра II, царь взял курс на ликвидацию автономии Финляндии. Например, Февральским манифестом 1899 года он присвоил себе право издавать для Финляндии законы без одобрения сейма.

Национальное движение привело, однако, к тому, что в 1905 году Николай II был вынужден подписать манифест об отмене всех законов, принятых после 1899 года. В этот период формируются политические партии Финляндии, представлявшие все классы и слои финского общества.

Национальная независимость Финляндии теснейшими узами связана с революцией в России. 6 декабря 1917 года финский парламент принял закон о независимости Финляндии, а 18(31) декабря 1917 года Совет Народных Комиссаров признал государственную независимость Финляндии.

После Второй мировой войны Финляндия развивала добрососедские отношения с Советским Союзом[2] и впоследствии – с Российской Федерацией. В настоящее время между страной Суоми и Россией установлено тесное взаимовыгодное сотрудничество.


История становления и развития финской журналистики


Говоря о прессе Финляндии, необходимо упомянуть об общих условиях ее развития. Дело в том, что она развивалась в чрезвычайно трудных условиях.

При образовании северных королевств и при возникновении борьбы за побережье Балтийского моря в XII–XIV веках финны присоединились или, точнее, были присоединены к Швеции. Отныне Финляндия подчинялась административно шведскому королю так же, как любой другой район, округ или епархия Швеции. Но несколько важных факторов все же отличали от них Финляндию. Прежде всего – Ботнический залив и Балтийское море отделяли восточную часть страны от западной. С другой стороны, водоемы всегда являлись и объединяющим фактором. В средние века восточная часть страны называлась Восточной Землей. Почти 90% населения говорило на другом языке, нежели шведы. Шведскоговорящее население жило тут во времена викингов, после этого рассредоточилось и в средние века опять появилось на побережье Финляндии. Государственным языком являлся шведский, вскоре он стал языком дворянства и духовенства, хотя священники и мелкие чиновники были обязаны знать и финский язык. Даже в городах, особенно на южном побережье, где в средние века еще долгое время жило немецкое дворянство, шведский язык был важным языком в сфере торговли.

Возникновение финской письменности относится к XVI веку и связано с Реформацией, начавшейся в Финляндии в 1521 году. Первые печатные книги издал М. Агрикола. Это были – «Азбука» (1542), финский перевод Нового завета (1548), Псалтырь (1551).

Вплоть до XIX века на финском языке печатались преимущественно церковные книги, предназначавшиеся для крестьян. Узкая сфера применения литературного финского языка надолго задержала его развитие. Конечно, предпринимались попытки создать грамматику финского языка, словари, описать историю и обычаи финнов. Языком развитой культуры являлся, как и во всей Европе, латинский, который использовался в университете Турку (прежнее название – Або), образованном в 1640 году, на протяжении двух веков как основной. На шведском языке публиковались диссертации с середины XVIII века, на финском – только спустя 100 лет. Университет стал центром интеллектуальной жизни Финляндии, который готовил духовенство, чиновников и впоследствии журналистов. Когда в Финляндии в 1771 году была основана первая газета, никому не казалось удивительным, что это произошло при университете Турку[3]. Также логично было то, что газета вышла на шведском языке: шведский был языком потенциальной аудитории.

abo

Один из первых номеров «Або тиднингар».

Первая финская газета вышла поздно по сравнению с другими странами Средней и Западной Европы, где пресса появилась еще в начале XVII века, или по сравнению с Лондоном, где в 1790 году выходило 15 ежедневных и 9 еженедельных изданий. Все же необходимо помнить, что газета «Ординаре пост тийдендер», издававшаяся в Швеции с 1645 года, была также и самой старой газетой Финляндии, как и всех остальных округов Швеции[4]. Во многих европейских государствах, в частности в Англии, Швеции и Дании, столицы являлись часто единственными городами, где выходили газеты, в то время как распространялись они во всем государстве. В Швеции первая газета, выходившая не в Стокгольме, была основана в 1750 году в Гётеборге и уже к концу 1770-х годов было основано 9 местных изданий, одно из них в Турку. В Дании первая газета за пределами Копенгагена вышла в 1767 году в Олборге. При таких обстоятельствах появление финского издания «Ведомости общества в Або» в 1771 году не было запоздалым явлением, как обычно это представляют в литературе, а скорее частью общеевропейского процесса экспансии прессы.

До 1770-х годов в городах, в поместьях и в церковных приходах читали стокгольмские газеты, и это продолжалось вплоть до XIX века. Заказывали также немецкую периодику, особенно известное издание XVIII века «Гамбургер корреспондент», и это издание служило также информационным источником для финских журналистов. В университете Турку в 1730-х годах начали по примеру немцев создавались газетные коллегии, и студентам рекомендовалось использовать прессу в качестве источников. Союзы студентов также выписывали прессу, как и читальные дома, основанные к тому времени во многих городах. В сословных кругах время просвещения стало временем подъема интереса к литературе. Стали появляться корреспонденты, и спрос на любую информацию стал возрастать. Об этом говорит возросшее значение религиозных чтений, проводимых в церкви во время службы, и их роль как информационных источников для народа.

Идея издания собственной газеты в Турку не была новой. Об этом уже несколько раз заходил разговор и в предыдущие десятилетия, но перехода от слов к делу не получалось до тех пор, пока в Турку не образовалось в 1770 году общество «Аврора»[5]. В устав общества входил также и выпуск собственного издания. На практике выпуск газеты входил в обязанности секретаря, доцента латинского языка и будущего профессора Хенрика Габриэля Портана, который являлся одним из основателей общества. Таким образом, Портан стал первым журналистом Финляндии, его журналистская карьера продолжалась три десятилетия. «Або тиднингар» («газета Або»), так называли газету в народе, а позднее и официально, выходила сначала нерегулярно: 1771–78, 1782–85, 1789 годы. Регулярно газета стала выходить только с 1791 года. Причиной перерывов служили другие труды и обязанности Портана, а также штрафы, связанные с ограничениями по цензуре. Сотрудников газеты было особенно много в начальный период издания газеты: члены общества «Аврора» были обязаны сотрудничать с изданием. Вплоть до конца XIX века условием выхода в свет издания было наличие типографии в месте выхода издания. Типографские работники были в большинстве случаев также издателями, это же происходило и в случае с обществом «Аврора». Первая типография в Турку появилась уже в 1642 году. В 1763 году она перешла к новому владельцу, Й.С. Френкелю, и вплоть до сегодняшнего дня называется именем Френкеля.

Во время образования «Або тиднингар» в Швеции и, следовательно, в Финляндии царила относительная свобода слова, которая была общепринята в 1766 году благодаря члену совета, пастору и защитнику экономического либерализма Андерсу Чудениусу.

Цензуре столько же лет, сколько и типографскому делу, и в Швеции в это время действовал указ шведского короля Густава Вазы от 1526 года, предписывавший закрыть типографию в Сёдерщёпинге, так как там были опубликованы материалы, противоречащие церковным реформам. Начиная с этого, церковные каноны и учения были объектом особо пристального внимания и цензуры. В XVIII веке, большую часть которого и называют временем свободы, появилась политическая цензура, которая ужесточилась в 1774 году при попытке Густава III справиться с оппозицией и в 1790-х годах при борьбе с французскими революционными учениями, противоречащими «нормальному развитию общества».

«Або тиднингар» была закрыта в 1785 году, когда по новому королевскому указу издатели должны были иметь специальное разрешение, что вконец разочаровало Портана. И хотя закон о свободе печати 1766 года отменил указ, по которому политические новости и новости из-за рубежа могли печататься только в «Стокгольм пост тиднингар», а новости о Финляндии только в основанной в 1760 году «Инрикес тиднингар», все продолжалось по-старому, и на страницах издания «Авроры» по-прежнему не появлялось новостей. Это важно принимать во внимание, так как в последующем, при российской автономии существовала официальная финская газета, которая продолжала ту же «монополию». Новости «Або тиднингар» касались университета, дворянских законов, суда, назначений по службе и различных событий в ученом свете. Многие преподаватели университета писали материалы, касающиеся своих областей. Характерного для того времени всесторонне развитого и всем интересующегося журналиста Портана интересовали зарисовки, география Финляндии и все больше отечественная история. Все это входило в круг интересов членов «Авроры». Академия в Турку была землей обетованной среди всех университетов страны для зарисовок. Их выполняли как обязательные университетские работы, и газета в Турку часто печатала их. Они представляли в то время огромную пользу: помогали лучше узнать свою страну и ее силу. К тому же стремилось и общество Портана, в результате чего в 1795 году сам Портан смог издать первый в своем роде труд, касающийся географии Финляндии. Особую актуальность «Або тиднингар» придавали исторические статьи, биографии и документальные публикации. Последние больше всего имели популярность в XVIII веке, историки только что получили в свое распоряжение первоначальные источники. Практически «Або тиднингар» являлась историческим альманахом 1790-х годов. Общество «Аврора» впало в спячку после первого перерыва в издании газеты и, несмотря на попытки, так и не возродилось. В первые годы в обществе был специальный отдел художественной литературы, который являлся одновременно редакцией общества. Известные в Финляндии поэты Й.X. Келльгрен и А.Н. Клевберг (Эделькранц) входили в эту группу. Также первые финские поэтессы, супруга профессора П.А. Гадди Брита Сидония и молодая госпожа Катарина Хастфер публиковали свои произведения.

Кроме оригинальных публикаций в газете было много переводов. Самым знаменитым поэтом из «Або тиднингар» был Франц Микаэль Францен, доцент истории и профессор, который появился в редакции в 1795 году и который отвечал за газету полностью начиная с 1798 года. Он был учеником Портана, совершил со своим учителем длительную поездку по Финляндии и в 1795 году уехал, загоревшись идеями революционной Европы и Англии. Уже тогда он был поэтом государственного значения. Францен изменил содержание «Або тиднингар» согласно своему мировоззрению, сделал ее более похожей на содержание европейских изданий, специализировавшихся на новостях, досуге и объявлениях. Вместо документальных публикаций он отдавал предпочтение историческим, в газете появилось много материалов об иностранной литературе. Францен первым познакомил финнов с Гёте и Шиллером, с творчеством которых он познакомился в своих путешествиях. 

Пример газеты общества «Аврора» вдохновил пастора Андерса Лизелиуса, известного благодаря переводам Библии. Он становится редактором первой в мире газеты на финском языке. Финский язык газеты «Суоменкиейлисет Тиетосаномат», опережая время, является чистым литературным языком. В отличие от шведскоязычного коллеги, газета публиковала и новости из-за рубежа, которые на финском языке нельзя было прочитать ни в одном другом издании.

Газета Лизелиуса больше всего была просветительским изданием. Редактор давал советы по агрикультуре и по другим темам, близким крестьянам, опубликовал в виде серии статей первый финский учебник географии. Лизелиус очень радел за бедняков в своем приходе и хотел, чтобы во всей стране этому уделялось больше внимания. В своих новостях из-за рубежа «Суоменкиейлисет Тиетосаномат» следила за освободительной войной в Америке. Газета также опубликовала первое описание индейцев («суровых людей») и их жизни.

Первая финская газета была размером с маленькую книгу и представляла собой в одинаковой степени как журнал, так и газету. Из-за нехватки площади материалы продолжались в последующих номерах.

Первая газета на финском языке «Суоменкейлисет тиетосаномат» выходила в свет только в 1776 году. Она послужила примером для последующих изданий, которые появились гораздо позже. Это была просветительская и образовательная газета, в которой также печатались новости из-за рубежа.

Лизелиус, видимо, делал газету для просвещенных крестьян и священников, чтобы те могли распространять информацию дальше. Подписчиков было мало, особенно на второй год издания, и Лизелиус был вынужден закрыть газету в конце 1776 года. Но она стала примером для народных изданий еще на многие десятки лет.

Сын не хотел быть хуже отца. Пастор Самуэль Лизелиус в 1782 году начал выпуск собственного журнала «От Костен ат ратт бехага». В следующем году вышла «Ангемана Сйелфсвалд», редактором которой был также он. На начальных этапах становления прессы трудно было провести грань между газетой и журналом. Если было бы необходимо отнести издания Самуэля Лизелиуса к какому-либо типу, можно было бы отнести их к журналам с новостной тематикой, первыми в Финляндии.

«От Костен ат ратт бехага» и «Ангемана Сйелфсвалд» входили в серию характерных еженедельных журналов, борющихся за мораль, начало которой положили в 1710-х годах английские издания «Тэтлер» и «Спектатор». Этот тип прессы быстро распространился и нашел последователей в Швеции и входивших в нее землях. Для них было характерно публиковать критические материалы относительно социальных явлений, а также уличать человеческие низость, лживость и притворство. Эта форма журналистского творчества передалась и «Або тиднингар». В то время в Финляндии отсутствовала городская культура, для последователей которой материалы были предназначены по английскому примеру. Салонная культура встречалась кроме Турку только в офицерских кругах Выборгской крепости и в гарнизонах Саво.

Самуэль Лизелиус соединил с осуждением тщеславия обучение манерам. Журналы отличались друг от друга тем, что первый старался отталкиваться от общехристианских ценностей и верил в силу просвещения, а второй был развлекательным и критичным и критиковал салонные манеры. Ни один из журналов не просуществовал целого года, так как аудитории для них явно не хватало. Но в нашей истории печати они очень интересны как примеры эксперимента.

То же самое можно сказать и о четвертом представителе становящейся финской периодики, вышедшем в 1803 году литературном журнале «Аллман литтера-тур-тиднинг», единственном общефинском журнале во время шведского правления. Это было последнее издание Портана и первое, которое было закрыто цензурой. За журналом, ставшим «слишком легким», стояло недовольство многих университетских профессоров «Або тиднингар», не составляли исключения и Портан с Франценом. С другой стороны, во всей стране в тот момент не выходило ни одного научного издания. Основателями «Аллман литтератур-тиднинг» были 12 профессоров, но опять же функции редактора достались Портану. Он уже не писал практически ничего, кроме новостей науки. Остальную работу он оставлял коллегам. Журнал отдавал большое предпочтение естественным наукам. Он освещал экономические вопросы и пропагандировал прививки. Он еще имел дух прошедшего столетия и взгляд на природу, оставшийся от Линнэя. Архиепископ Турку и старинный коллега Портана Якоб Тенгстрём писал статьи о теологии, о неологии, либеральном теологическом течении, которое он представлял. Некий ограниченный и консервативный лютеранский архиепископ в Швеции принял такие размышления близко к сердцу и стал требовать закрытия журнала в Турку. Так и произошло, но так же, как и мнение теолога Тенгстрёма, на это повлияло отношение журнала к Франции, которое было истолковано как слишком либеральное.

Когда русские войска весной 1808 года вошли в Финляндию, в стране выходила одна газета «Або тиднингар». Присоединение Финляндии осенью 1809 года к царской России означало серьезный поворот в истории страны[6]. В истории печати изменения сначала были заметны только в содержании этого издания. Удивительно, что война между Швецией и Россией никак не отражена на страницах «Або тиднингар», кроме коротких материалов о появлении русских войск в Турку. Она продолжает публиковать обычные материалы, стихи и сообщения, как будто в стране не происходит ничего выдающегося, как вдруг 9 июля 1808 года на страницах газеты появляются военные новости, в которых присутствует русская точка зрения. За такой переменой, оказывается, стоит указ российского главнокомандующего генерала Фридриха фон Буксховдена.

Единственная газета страны оставляла в стороне важные события отчасти потому, что она рабски следовала старым принципам, по которым общегосударственные новости относились к прерогативе стокгольмских газет. Так же поступали и многие другие местные шведские газеты, но на те территории война не распространилась. Можно также предположить, что журналист Францен выкидывал военные новости, потому что в захваченной стране невозможно было бы опубликовать их с точки зрения Швеции – Финляндии. Но это объяснение все же не подходит для первых недель войны. Поэтому логичнее было предположить, что редакция просто не была заинтересована в новостях, как, впрочем, и несколько последующих редакций.

Начиная с июля 1808 года, «Або тиднингар» стала российским органом печати. Русские считали основной функцией прессы формирование общественного мнения. Новости из-за рубежа стали попадать в газету, но по окончании боевых действий в конце 1808 года «Або тиднингар» вернулась к своей обычной роли, бросив освещение всех актуальных вопросов.

Этот этап не продлился долго, так как новый правительственный совет Финляндии в конце 1809 года сделал газету официальной по примеру Стокгольма. Правительство видело в своей газете символ своей автономии: у настоящего государства должна быть официальная газета, которую можно было бы использовать в своих целях. Выходя под новым именем «Або аллманна тиднинг», газета стала издаваться три раза в неделю и увеличила формат. Содержание можно было бы разделить на три части: официальные сообщения о культуре и объявления, новости из-за рубежа, которые следовали традициям официальных шведских изданий, и статьи, касающиеся Финляндии, которые в свою очередь продолжали традиции газеты Турку.

Правительство с помощью газеты укрепляло статус строящейся автономии и пропагандировало новое устройство государства. Находящийся в Петербурге комитет по делам Финляндии, который являлся духовным вождем изменений, стремился к становлению самостоятельного финского общества. Начав заново отстраивать Хельсинки, погоревший во время войны, царь Александр I приказал в 1812 году перенести столицу из Турку, слишком близко располагавшегося от Швеции, в Хельсинки, и строительство города провести надлежащим для нового статуса образом.

Правительство переехало в новую столицу в 1819 году, там же образовалась новая официальная газета «Финландс Аллманнатиднинг». Получившее свое старое название, издание Портана и Францена просуществовало до 1861 года.

К 1829–31 годам относится первая публикация знаменитого народного эпоса финского народа «Калевала», который был впервые помещен в сборнике «Кантеле». «Калевала» была переиздана отдельной книжкой в 1835–36 годах, а в 1849 году была дополнена и вновь переиздана. Собрал и записал устные народные предания Леннрот, обогатив их своим талантом: первоначальная «Калевала» состояла из 32 стихотворных произведений, в последующей редакции их становится уже 50. «Калевала» была переведена на языки всех цивилизованных странах.

Велика роль Алексиса Киви (1834–1872) – настоящее имя Стенвалл – в развитии финского литературного языка. Из-под пера этого выдающегося финского драматурга вышли такие знаменитые произведения как драма «Куллерво», впервые опубликованная в 1864 году, сборники произведений «Канервала» и «Каркурит» в 1866 году, затем идиллия «Ночь и день». В 1869 году его постановка «Леа» положила начало финскому театру. Наибольшую популярность во всем мире завоевал его роман «Семь братьев», который переведен более чем на 20 языков.

Условия для создания прессы в современном понимании сложились в Финляндии лишь к середине XIX века.

В 1847 году стала выходить первая ежедневная газета «Ууси Суоми» («Новая Финляндия»)[7].

Благодаря всем вышеизложенным факторам, у финнов пробудился интерес к национальной истории, мифологии и фольклору. Дальнейшему развитию финноязычной прессы способствовала полемика между фенноманами и шведоманами[8]. 

Финские журналиты разбились на два лагеря – фенноманов и шведоманов. Рассмотрим их прессу.

Свой первый печатный орган политическое движение фенноманов основало в 1860-х годах, но лишь в 70-х и 80-х годах фенноманская пресса получила свое наибольшее развитие. В 1860-х годах задача этой прессы заключалась большей частью в обучении и просвещении. Самыми важными идейными компонентами мировоззрения фенноманской прессы были стремления к созданию национального самосознания на основании программы Снелльмана. Мировоззрению фенноманской прессы была также присуща бюрократия, поскольку большая часть идейных вдохновителей партии принадлежала к числу государственных чиновников (Й.В. Снелльман, Юрьо Коскинен, Яакко Форсман, Э.Г. Палмен и Тиодольф Рейн).

Газета «Ууси Суометар» занимала ведущую позицию в формировании фенноманнских идей. Отношение к восстанию в Польше (1863 г.) и к вопросу о Дании (1864 г.) четко отделило фенноманскую прессу от либералов и шведоманов. Со своей стороны фенноманы распространяли обвинения, касающиеся неблагонадежности шведоязычной части населения, которые были восприняты даже в правительственных кругах России.

В числе важнейших общественных вопросов, наряду с вопросом о языке, был поднят вопрос о школе. На начальном этапе партия фенноманов была партией сельского населения и лишь позднее стала «партией лояльности», которая хотела поддерживать верность России.

Наряду с газетой «Суометар», в 60-х годах прошлого века фенноманская печать была представлена, в частности, газетами «Олун виикко саномат», «Саномиа туйуста», «Отава»и др. Основная часть финноязычных газет, основанных в первой половине 1860-х годов, была закрыта после непродолжительного существования.

Стремления шведоманов совпадали большей частью с целями либералов. В особенности это касалось культурной и экономической политики. В вопросах языковой и национальной политики шведоманы считали шведоязычную интеллигенцию наиболее значимой для Финляндии. Прибегая к «самозащите» от фенноманов, они считали, что защищают западную культуру в Финляндии. Без шведоязычного образования, несущего в себе скандинавские традиции, и без живого шведского языка уровень образования в Финляндии не смог бы оставаться прежним. Настоящее шведское движение сопротивления возникло, однако, лишь в 70-х годах прошлого века. Его вдохновителем стал А.О. Френденталь. Программа этого движения в самой резкой форме была направлена на отсоединение Финляндии от России и повторное присоединение ее к Швеции. В языковой борьбе шведоманы не смогли, несмотря на свои попытки, повести за собой шведоязычный народ, и в результате на одной стороне оказалась шведоязычная интеллигенция, а на другой – финноязычные средний класс и сельское население. Френденталь уже в 1860-х годах выдвинул теорию о скандинавской расе, которая с высокомерием и даже с презрением относилась к финской части населения. Шведоязычному сельскому населению шведоманы адресовали газету «Фолкваннен» («Друг народа»), идеалистическая позиция которой бросалась в глаза. Эта газета с большой долей опеки относилась к тем, кому предлагала свое обучение. Газета была подвергнута критике. Непосредственно шведоманская пресса возникла лишь позднее.

Мировоззрение газетной печати во второй половине 60-х годов прошлого века имело явно западный оттенок. Позиция шведоманских газет основывалась на западном правопорядке и образовании, и даже фенноманская пресса не чуждалась «национальной свободы», которая царила в Англии. Основная часть зарубежных газет, присылаемых по заказу в Финляндию, поступала именно с запада. Энергичное подчеркивание значения свободы печати в финское прессе было связано с западными традициями и мировоззрением.

Лишь к концу XIX века финноязычная пресса заметно потеснила издания на шведском языке. Всего к концу столетия на территории Финляндии выходило около 140 газет и журналов на финском, шведском, русском и немецком языках. 

Уже в XX веке после обретения Финляндией государственной самостоятельности средства массовой информации продолжали развиваться. Пресса была весьма политизированной. Очень много публикаций посвящалось внешнеполитическому курсу молодой республики и ее внутренним делам[9].

К середине 1930-х годов в стране издавалось свыше 180 газет. Однако положение прогрессивной и демократической печати было довольно тяжелым, поскольку в стране нарастали профашистские и антисоветские тенденции, толкнувшие Финляндию к союзу с фашистской Германией во второй мировой войне.

Сильная политизированность прессы пошла на спад еще до начала Второй мировой войны, одновременно возрастало влияние новостей и развлекательных материалов на выбор газет читателями. В военное и послевоенное время условия работы прессы были не вполне нормальными: свобода слова была ограниченной, имели место нормирование и недостаток материала.

Во время войны выросли количество новостей, размер шрифта и ширина заголовков. Ширина заголовков начала превышать ширину газетных столбцов. Как отмечал Пекка Мервола, «заголовки расширялись по мере того, как сапоги финских солдат завоевывали земли». Большие заголовки и многочисленные фотографии были характерны для периода наступательной войны, тогда как во время оборонительных боев заголовки становились скромнее.

Самым важным продуктом экспорта в Финляндии и в военное время оставалась бумага. Потребление бумаги нормировалось, поскольку внешняя торговля давала необходимую валюту. Кроме того, производство бумаги вышло на уровень 1939 года лишь в начале 50-х годов, тогда как во время войны его объем составлял лишь 10–20% от нормального. Также имела место нехватка типографской краски и наборных принадлежностей. В марте 1942 года газетам были определены лимиты на бумагу, которые отменили лишь в январе 1949 года. Когда тиражи газет одновременно возросли, нормирование изменилось таким образом, что газета получала дополнительное количество бумаги в соответствии с ростом тиража при условии сокращения количества страниц на 10 %. Самая крупная газета страны «Хельсингин саномат» получала пятую часть всего лимита газетной бумаги страны.

Нормирование бумаги вылилось в то, что статьи сокращались и заголовки сужались. Газеты стали выглядеть так, будто тексту в них было тесно. Это был ответ прессы на атмосферу национальной экономии во времена возрождения и сопутствующей ему бедности.

Царившая в 1930-х годах напряженность международной ситуации повлияла также на «духовную оборону» Финляндии. Начиная с 1937 года, вооруженные силы организовывали тренировочные сборы для демонстрации журналистам, писателям и сотрудникам рекламной сферы, выбранным в качестве информаторов. Параграф конституции о свободе слова дозволял предварительную цензуру во времена военного положения. В октябре 1939 года парламент Финляндии утвердил закон о защите республики, на основании которого разрешалось выпускать постановления об ограничении нормальных гражданских свобод. Действие закона продолжалось до конца 1945 года.

Ядром государственной информационной системы был Государственный Информационный Центр (ГИЦ), который занимался распространением информации в интересах государственной политики и наблюдал за настроениями народа. Во время Зимней войны ГИЦ организовывал информационные мероприятия для журналистов, стремясь заранее повлиять на содержание газетных материалов. Кроме того, через ИАФ (Информационное Агентство Финляндии – принадлежащее государству и одновременно самое крупное в стране информационное бюро) он передавал инструкции о том, что разрешалось писать. В период Зимней войны самой главной задачей была попытка влияния на иностранных корреспондентов в Хельсинки. Осенью 1939 года большая война в Европе находилась в процессе угасания, и все международное внимание сосредоточилось на «финнах, героически защищающих свою страну». Отпор молниеносному нападению СССР стал сенсацией после осенних событий в Польше, а финны стали легендой. Сами финны на начальном этапе войны были убеждены в ее обоснованности, и влиять на них не было необходимости.

Цензурой руководило созданное в Хельсинки бюро цензуры, которое, в частности, отвечало за предварительный просмотр газет. Страна была разделена на четыре района со своими управлениями военной цензуры, которым подчинялись Бюро контроля за прессой, расположенные в населенных пунктах. Материалы ИАФ и других информационных бюро проверялись прямо в Хельсинки. В период Зимней войны в сфере цензуры было занято около двух тысяч человек, но основная их часть контролировала почту, телеграф и телефон.

Свободу слова не хотели ограничивать более, чем это было безусловно необходимо. В течение Зимней войны официальные источники информации и пресса давали слишком позитивную картину о ходе войны, так что для большинства финнов условия перемирия с передачей территорий стали потрясением.

В апреле 1940 года Бюро цензуры запретило критику правительства и официальных властей. Усилился контроль за внешнеполитическими материалами. Цензура стала превращаться в последующий контроль. В течение Второго этапа войны цензурой и пропагандой централизованно управляли политическое руководство страны и премьер-министр. Немцы предлагали финнам свою помощь и в свою очередь требовали ужесточения цензуры. Например, весной 1944 года Германия прекратила поставки зерна и оружия в Финляндию, поскольку некоторые финские газеты, в особенности «Свенска прессен», выступали против сближения с Германией. «Свенска прессен» писала о высадке войск в Нормандии в июне на основании материалов западных информационных бюро и даже злорадствовала над Германией. Но началось большое наступление русских на Карельском перешейке, и Финляндия нуждалась в хлебе и оружии. Под давлением Германии правительство закрыло газету «Свенска прессен». Решение о прекращении деятельности газеты было отменено в августе 1944 года.

По мере того, как второй этап войны затягивался, росло значение пропаганды. ГИЦ рассылал в редакции газет ежедневную информацию о положении на фронте. В качестве фронтовых корреспондентов работало около 200 человек. Раз в месяц ГИЦ устраивал информационные мероприятия для представителей прессы, на которых о ситуации рассказывалось больше, чем можно было делать это публично. Кроме того, примерно раз в неделю устраивалось особое собеседование для главных редакторов ведущих газет, таких как «Хельсингин саномат», «Хувудстадбладэт», «Суомен сосиаалидемокраатти» и «Ууси Суоми».

Цензоры проверяли ежемесячно более 30000 статей. Около 98% материалов не давало повода для принятия мер. Только в двух случаях официальные органы временно приостанавливали деятельность газеты. Это говорило, с одной стороны, о расплывчатости границ свободы прессы, а с другой – о самоконтроле журналистов. Под самостоятельной цензурой имелось в виду то, что корреспонденты сами избегали щекотливых тем.

Согласно данным неофициального опроса, проведенного в 1999 году газетой «Хельсингин саномат», финны все еще считают самой важной фигурой в истории Финляндии маршала Маннергейма. Возраст большинства участников опроса составил от 16 до 30 лет.

Можно предположить, что значит Маннергейм для военного поколения. Его авторитет был непоколебим. Весной 1939 года Маннергейм писал в конфиденциальном послании к главным редакторам газет: «…В теперешней напряженной ситуации хотелось бы, чтобы в общих интересах государства пресса во всех материалах, касающихся иностранных держав, была сдержанной и не употребляла обидных и раздражающих выражений. Таким образом, пресса могла бы, со своей стороны, поддержать тех, кто отвечает за наш нейтралитет, поскольку противоположные действия способны нанести вред нашей стране».

Перемирие с Советским Союзом было заключено в сентябре 1944 года, но цензура существовала до осени 1947 года, т.е. вплоть до подписания в Париже окончательного мирного договора. Еще в 1944 году цензура стала подчиняться министерству внутренних дел, и деятельность ГИЦ была урезана. Он больше не предлагал газетам готовых статей, а только устраивал информационные мероприятия. Премьер-министр Финляндии Паасикиви взял за правило отчитывать главных редакторов газет по телефону, если в процессе чтения газеты утренний кофе попадал ему не в то горло.

В уголовный кодекс Финляндии было в 1948 году внесено изменение, согласно которому корреспондент мог быть осужден на срок до двух лет за материал, оскорбляющий иностранные государства и наносящий урон международным отношениям Финляндии. Хотя этот закон существовал вплоть до 1995 года, никто никогда не был по нему осужден. Это был явный сигнал о необходимости самоцензуры в условиях быстро обострявшейся «холодной войны».

В 1939 году в Финляндии выходило 188 газет. На следующий год по тем же критериям насчитывалось лишь 154. Уменьшение количества газет было в основном вызвано прекращением деятельности прессы, поддерживавшей ПНС (Патриотический народный союз – фашистская партия), и прессы, действовавшей в переданной СССР части Карелии. В годы войны количество газет не превышало 160, но более 50 из них были местными газетами. Органы, отвечавшие за распределение бумаги, с трудом соглашались на выдачу бумаги новым изданиям. После войны количество газет выросло, поскольку снова была разрешена деятельность левых организаций. В 1949 году в совокупности насчитывалось 175 газет. Многие левые газеты, однако, быстро прекратили свою деятельность. Это, отчасти, происходило потому, что политически ограниченные газеты были уже нерентабельными. Кроме того, рынок все-таки был капиталистическим. В 1948 году общий тираж левых газет был равен примерно 130 тыс. экземплярам, тогда как тираж газеты «Хельсингин саномат» насчитывал 160 тыс. экземпляров.

После прекращения нормирования ресурсов в наиболее благоприятном положении оказались те газеты, которые до войны заменили свое типографское оборудование, у которых и в годы войны имелись хорошие трудовые ресурсы для поддержания необходимого уровня и у которых был хороший тираж, а также поддержка переселенцев из Карелии.

После Второй мировой войны Финляндия встала на путь добрососедских отношений с Советским Союзом. Существенно улучшились условия для развития финской прессы вообще и русской – в частности.

Главным центром издания финской прессы является столица страны Хельсинки, где выходит почти половина всех газет.

Важнейшим изменением в статусе периодической печати стали появление и усиление сектора независимой или, как они называются в скандинавских странах, неприсоединившейся прессы в 1950–60-х годах. Многие партийные органы или близкие к партиям газеты отказывались от четкой партийной ориентации. Порвав связи со своими партиями, эти издания объявляли себя независимыми.

Современная пресса Финляндии, несмотря на то что основную массу населения составляют финны, использует и другие языки, в частности шведский и русский. 


История русскоязычной прессы Финляндии


Естественно, что в Финляндии как одной из российских провинций выходили издания на русском языке. Русскоязычная пресса берет свое начало с газет, доставлявшихся из Санкт-Петербурга. Но уже в конце XIX века появляются издания, печатавшиеся на территории Финляндии[10]. Можно предположить, что первым русскоязычным изданием в княжестве являлся «Статистический ежегодник», выпускавшийся в 1892–1902 годах. Выходил он предположительно в Выборге.

В 1900 году на территории Великого княжества Финляндского вышла первая русскоязычная газета – «Финляндская газета», которая выпускалась четыре раза в неделю и содержала в себе, кроме официальной хроники, новости из Финляндии и из-за рубежа. Первым редактором был И.А. Баженов. Эта газета просуществовала по март 1917 года.

Издание русскоязычной прессы активизировалось в годы первой русской революции. Это закономерно, поскольку Финляндия пользовалась автономией и там активно развивались капиталистические отношения.

В 1906–1907 годах, например, в Финляндии издавалось восемь газет на русском языке. Большинство из них выпускалось в Выборге. В основном это были газеты, издаваемые различными революционными партиями[11]. Среди газет такого рода дольше всех просуществовала газета «Пролетарий», редактором которой был Ульянов-Ленин.

Особняком стоит единственное русскоязычное в дореволюционной Финляндии экономическое издание – «Экономист Финляндии». Это был ежемесячник, выходивший в Хельсинки с 1912 по 1917 год, издаваемый совместно редакциями журналов «Кацппалехти» (основан в 1898 году как «Торговая газета»), кстати существующей и поныне, и «Меркатор». Редактором этого журнала был О.Э. Ятинен.

Также можно отметить шесть религиозных журналов, издававшихся в Великом княжестве Финляндском до 1918 года. Конечно же, особого внимания заслуживают издания, которые содержали в себе, кроме духовной литературы, много сведений об истории финской православной церкви. Среди них – «Гельсингфорский приходской листок», выходивший с 16 декабря 1914года по 15 апреля 1917 года в Гельсингфорсе. Редактором-издателем «Гельсингфорского приходского листка» был П. Шмарин, а редактором А.А. Хотовицкий.

Другое издание – «Карельские известия» – еженедельный орган по вопросам религиозно-православной, политической, общественной и народной русско-карельской жизни, имеющий также финское название «Карьялайн вестит». Выпускался в городе Салмис с 1913 по 1914 годы и в Выборге с 1914 по 1917 годы. С 1914 по 1922 годы у еженедельника появляется подзаголовок: «Издается при главном совете Карельского братства». Это был двухнедельный орган по вопросам религиозно-православной, политической, общественной, просветительной и русско-карельской жизни. Выходил на русском и карельском языках а затем и на финском.

Два года выпускался «Православный финляндский сборник», издаваемый канцелярией финляндского архиепископа. Первый номер его вышел в Выборге 1910 году, а все последующие – в Гельсингфорсе (1910–1911 годы). Редактор – Г. Светловский.

Особенно бурно стала развиваться русскоязычная пресса после февральской революции – в марте 1917 года. Большинство газет и журналов являлись изданиями местных отделов различных революционных партий. Чаще всего это были газеты-однодневки. Они по сути дела представляли собой воззвания к солдатам и матросам и прекращали свое существование по мере ухода войск из Финляндии. Были попытки издания и журналов. Так, внимание читателей привлек журнал «Артиллерист», орган Свеаборгского артиллерийского клуба, издание Литературного отдела Свеаборгского артиллерийского клуба. Выходил этот журнал в Гельсингфорсе с 1 ноября 1917 по 16 ноября того же года. Редактор – М. Горшков. В свет вышло всего два номера. Среди военных изданий следует назвать и «Голос финляндской армии» – еженедельный политический, литературный и военный журнал с официальным отделом, издание Армейского комитета 42-го армейского корпуса. Еженедельник издавался в Выборге с 7 по 21 января 1918 года. Вышло только три номера. Флот тоже участвовал в издании журналов и газет. Например, выходил журнал «Моряк» – издание Гельсингфорского Матросского клуба. Всего вышло 22 номера с 23 мая 16 декабря 1917 года под редакцией Александра Богомолова.

Конечно, основную массу русскоязычных изданий составляли органы печати различных политических партий. Так, «Голос социал-демократа» – это еженедельный журнал, орган Гельсингфорсской организации РСДРП (меньшевиков). Редактором был Л. Николин. Журнал издавался в Гельсингфорсе с 30 июля 1917 года по 24 сентября того же года. Всего успело выйти девять номеров этого меньшевистского политического журнала. Большевики тоже продолжали издательскую деятельность. «Знамя борьбы» – орган Выборгской военной организации РСДРП (большевиков) – издавалось с 18 июня по 27 октября 1917 года в Выборге на русском, финском или эстонском языках. Вышло 14 номеров. Эсеры выпускали газету «Народная нива» как орган Гельсингфорсского отдела партии. Издано 153 номера в Гельсингфорсе с 25 апреля по 7 ноября 1917 года.

Попытки объединения усилий социалистических партий вылились в выпуск журнала «За Россию» – орган социалистов всех партий, издание Паевого товарищества писателей в лице М. Горшкова. Было выпущено всего два номера за период 14 по 18 октября 1917 года, изданных в Гельсингфорсе под редакцией Л.Н. Николина. Была и еще одна попытка. «Общее дело» – орган социалистической мысли. Издавался в Гельсингфорсе с 17 по 24 августа 1917 года. Редактор – А. Лобанов. С первого номера 1917 года «Общее дело» содержало раздел на финском языке.

В период двоевластия и после Октябрьской революции выходили издания Советов. «Известия» – издание Гельсингфорсского совета депутатов армии, флота и рабочих Свеаборгского порта. Выходили «Известия» в Гельсингфорсе с 9 марта 1917 года по 7 марта 1918 года. С 4 мая 1917 года это «Известия Гельсингфорсского Совета депутатов армии, флота и рабочих». В редакционном коллективе – А. Ножин, С.А. Гарин и другие. В дальнейшем издавались под тем же названием при Ликвидационной комиссии по делам Финляндии. «Известия Совета депутатов армии, флота и рабочих Або-Аландской укрепленной позиции» за период 1 апреля 1917 по 4 февраля 1918 года вышли 24 раза. Издавались в Або. В разное время ответственными редакторами были Любимов, Сидоренко, Перно.

После получения независимости в декабре 1917 финская печать развивается быстрыми темпами. Растут тиражи и общее количество изданий. В русскоязычной прессе в этот период тоже наметился бум. За все время существования независимой Финляндии на ее территории выпускалось 20 русскоязычных газет. Эмигранты в Финляндии в то время были еще тесно связаны между собой, их объединяла, кроме языка, также общность интересов, волнение за судьбу покинутой Родины. И как следствие этого – желание высказаться на страницах газеты, желание узнать, что происходит в России, чем живет русская колония. Но большинство газет прекращало свое существование очень быстро.

Характерно, что основная масса изданий выпускалась в Гельсингфорсе, первом центре русской эмиграции.

Среди русскоязычных изданий: «Голос русской колонии» – ежедневная вечерняя газета, выходившая с 13 по 26 марта 1918 года; «Русский голос» – издавался с 27 марта по 16 апреля 1918 года, в редакционной коллегии были С.А. Аргамаков, А. Бахтин; «Русский листок» – ежедневная газета, орган защиты интересов русского населения Финляндии, выходил с 7 июня 1918 по 28 февраля 1919 года под редакцией П.И. Леонтьева; «Северная жизнь» – еженедельная газета русского населения в Финляндии, издававшаяся с 26 ноября 1918 по 28 февраля 1919 года, редакторы А.В. Игельстром, Е.А. Ляцкий, существовала редакционная коллегия; «Русская жизнь» – ежедневная газета, выходившая с 2 марта по 2 декабря 1919 года под редакцией П.И. Леонтьева; «Рассвет» – ежедневная газета, издававшаяся с 14 ноября 1919 по 11 февраля 1920 года, выходило также приложение к газете – еженедельный литературно-художественный журнал «Рассвет»; «Путь» – беспартийная ежедневная газета, выходила с 1 февраля 1921 по 8 января 1922 года под редакцией П.И. Леонтьева, К.И. Шарина; «Революционное дело» – издание партии социалистов-революционеров (всего было издано пять ненумерованных выпусков за 1922 год).

Недолговечность русскоязычных изданий в Финляндии можно объяснить частично тем, что Финляндия, и конкретно Хельсинки, являлась первым и основным центром русской эмиграции очень недолгое время. Затем этот центр переместился в Париж. Второй, и может быть главной, причиной следует назвать весьма негативное отношение к русским в Финляндии, характерное для послереволюционного периода.

Юг Финляндии был охвачен «коммунистической заразой», возможно благодаря русским войскам, казармы которых размещались именно там. Солдаты и матросы, очень революционно настроенные, с воодушевлением встретили Октябрьскую революцию в Петрограде. Их поддерживало коренное финское население.

В противовес этому на севере страны, в Похьянмаа, в Сейнайоки, взяло свое начало ультраправое, националистическое движение. За три первых месяца 1918 года волна жесточайшего террора прокатилась по стране. «Бравые парни из Сейнайоки» жестоко расправлялись со всеми сторонниками красных. Расправа с красными вылилась в массированное истребление «рюсся» (произошло от шведского «русский», на финском языке приобрело особую эмоциональную окраску. Так до сих пор называют русских русофобы).

Русским частям предложено было добровольно сдать оружие, после чего были проведены массовые расстрелы. Пострадало также мирное русское население. По малейшему доносу производились аресты целых семей. Арестованных впоследствии чаще всего расстреливали. Русское имя могло быть главной и единственной причиной для расстрела на месте без суда и следствия.

Быть русским в Финляндии в первые годы после получения независимости было не просто сложно, а физически опасно. Многие боялись признаться, что они русские, боялись разговаривать на родном языке. Возможно, в этом кроется причина столь быстрой ассимиляции. Уже во втором – третьем поколении дети не говорят на русском языке, заменяют свои имена и фамилии на финские. «Старые русские», их дети до сих пор носят в себе этот комплекс, боязнь разговаривать на родном языке.

Но русскоязычная пресса продолжала существовать. Среди длительное время существовавших – «Новая русская жизнь», ежедневная газета, выходившая в Гельсингфорсе с 15 декабря 1919 по 31 мая 1922 года. С 1920 года появляется подзаголовок: «Орган русской освободительной национально-государственной мысли» Газета выходила под редакцией Г.А. Григоркова, Ю.А. Григоркова. Ранее она издавалась под названием «Русская жизнь». В дальнейшем – «Русские вести». Как ежедневная газета издавалась с 16 июня 1922 по 31 октября 1923 года в Гельсингфорсе. Редактор – В. Воутилайнен. Еще одна ежедневная газета – «Новые русские вести» – выходила в Гельсингфорсе с 16 декабря 1923 по 24 июня 1926 года. Редактор-издатель все тот же В. Воутилайнен.

Выходили также «Листок русской колонии», издаваемый Обществом «Русская колония в Финляндии» с 13 марта по 24 апреля 1927 года в Гельсингфорсе (редактор С. Николаева, всего выпущено 12 номеров); «Клич» («орган национального освобождения под флагом национальной диктатуры») издавался в Выборге в 1933–35 годах, редактор-издатель М.Ф. Романов. С 13-го номера 1935 года издается в Брюсселе.

К тому же времени относится и издание некоторых журналов, но их количество намного скромнее.

«Дни нашей жизни» – ежемесячный журнал, издание Кружка русской молодежи в Финляндии. Выходил с мая по август 1923 года. Со второго по четвертый номер печатался в Берлине. Ответственный редактор К.А. Бергман, редактор Иван Савин.

Насколько видно из библиографического списка, эмигранты использовали дореволюционное название Хельсинки – Гельсингфорс.

Такие издания, как «Финский экспортный журнал» (затем «Финский торговый журнал»), издававшийся в 1932 году в Хельсинки Финским экспортным союзом и в дальнейшем Финским союзом внешней торговли, а затем совместно с Финско-советской торговой палатой, нельзя в полной мере отнести к русскоязычной прессе. Назначение этих журналов сугубо коммерческое.

«Журнал Содружества», издаваемый Обществом Содружества бывших учащихся в 1933–1938 годах в Выборге, интересен тем, что выпускаемый бывшими учащимися Русского лицея журнал со временем вылился в серьезный литературно-общественный ежемесячник, который с 1934 года издается также на финском языке. И хотя русский вариант прекратил свое существование в 1938 году, журнал на финском языке издается до сих пор.

В религиозной печати особенно заметны были ежемесячник «Утренняя заря», голос финляндской православной церкви, издание Братства преподобного Сергия и Германа, выходивший с января 1926 года по ноябрь 1939 года в Сердоболе, редактор С. Окулов, и «Пробуждение», ежемесячный русский свободный христианский орган Финляндии, издаваемый с 1921 по 1934 годы в Гельсингфорсе. В этих изданиях сообщалось о событиях, происходящих в жизни православной церкви. У журнала «Пробуждение» выходило также в 1931–34 годах бесплатное приложение «Детский уголок». В 1945 году журнал приобрел новую жизнь, уже под новым названием «Духовное пробуждение». Также выходил и на финском языке.

30 ноября 1939 года начался конфликт, названный Зимней войной, которая закончилась 13 марта 1940 года, но ее отголоски слышны до сих пор.

Русские пленные были помещены в финские лагеря для военнопленных, где, по всей видимости, и распространялся «Друг пленных» – издание Главного штаба финской армии, печатавшееся в Хельсинки с 27 января по 6 апреля 1940 года и с 1941 по декабрь 1943 года. В Хельсинки же выходила «Газета военнопленных» с 15 июля 11 декабря 1941 года. Были и другие издания, например, «Северное слово» – газета для военнопленных, которая в 1944 году получила параллельное финское название.

Детищем того периода, когда Финляндия воевала против фашистской Германии, явилось издание «Духовное пробуждение», издаваемое Вооруженными Силами в Хельсинки в 1944 году.

После окончания Второй мировой войны существенно улучшились условия для развития печати, в том числе русскоязычной. Финляндия становится на путь добрососедских отношений с Советским Союзом. Как следствие этого «русские в стране приобрели новую духовную и физическую свободу говорить и жить по-русски, интересоваться страной своей молодости, родиной своих предков. Появилось желание возобновить музыкальную, хоровую, театральную, спортивную, молодежную и иную творческую деятельность».

Следующий этап развития русскоязычной прессы был тесно связан с таким неоднозначным событием в жизни русских переселенцев, как появление РКДС – Русского культурно-демократического союза. 27 марта 1945 года в зале бывшей Табуновской школы собралось около 200 человек русских, которые решили создать новую русскую культурно-просветительную организацию. Они решили назвать ее Русским культурно-демократическим союзом. На собрании был принят проект устава. Созданной ранее инициативной группе было поручено оформить организацию и возглавить ее уже начавшуюся деятельность. Союз был зарегистрирован 16 августа 1945 года. А началось все с того, что уже зимой 1944 года стал работать небольшой кружок по изучению жизни Советского Союза, созданный Б.Е. Новицким и О.В. Дидерихсом. Именно к этому времени относится издание на ротаторе «Информационного бюллетеня» Дидерихса, одного из инициаторов и создателей РКДС.

2 октября 1945 года состоялось первое общее собрание РКДС, на котором было выбрано правление Союза в составе всей инициативной группы (кроме выбывшего С.М. Петриченко), дополненное запасными членами Л.М. Линдебергом и С.С. Булич-Старк. Председателем Союза был выбран Л.Л. Кузьмин, вице-председателем Б.Е. Новицкий, секретарем М.М. Савченко и казначеем О.В. Дидерихс. Характерной для того времени чертой была общая неуверенность людей в будущем РКДС. Однако со временем РКДС насчитывал уже до 400 членов только в Хельсинки.

Внешняя обстановка благоприятствовала развитию и становлению русских организаций, русские получили возможность, не скрывая, интересоваться культурой и жизнью России.

Кроме вновь возникшего РКДС, в Финляндии на тот момент существовали и другие русские культурные организации: Русский театр, Русский хор, Балалаечный оркестр, Русское купеческое общество, Спортивное общество «УС-33», Союз русских художников.

13 января 1946 года состоялось первое совещание представителей русских культурных и общественных организаций, в результате которого все вышеназванные организации вошли коллективными членами в РКДС, оставаясь при этом совершенно самостоятельными в своей работе.

Одно из важнейших направлений деятельности РКДС – издательская деятельность. Уже в апреле 1946 года выходит первый «Информационный бюллетень РКДС», под редакцией М.М. Савченко. Мечтой активистов РКДС было издание собственного журнала типографским способом. В 1947 году их мечта осуществилась – вышло шесть номеров «Русского журнала» под редакцией Л.М. Линдеберга. Однако РКДС не выдерживает расходов на журнал, и с 1948 года начинает вновь выходить «Бюллетень РКДС» под редакцией Б.Е. Новицкого, печатающийся на ротаторе. С 1952 года редактором становится О.В. Дидерихс и бюллетень переименовывается в «Нашу жизнь». Уже само название журнала говорит о стремлении отражать жизнь всех русских в Финляндии. Журнал выпускался ежемесячно. С 1970 года по 1991 год журнал «Наша жизнь» выпускается типографским способом. За 44 года существования выпущено 282 номера «Нашей жизни». Последние годы журнал выходил под редакцией А.А. Бородавкина и Т.И. Карпинской. Очень осторожно касалось издание в своих статьях истории русского зарубежья, отмечая небольшими публикациями юбилейные даты. Издание журнала отвечало своим целям и задачам: информировало русскоязычную общественность страны о деятельности РКДС. И хотя это поистине рекордный срок для русскоязычного издания за весь период независимой Финляндии, от его содержания веет скованностью советской прессы застойных годов, что, конечно же, было обусловлено большим влиянием Советского Союза на политическую «окраску» РКДС того времени.

Справедливости ради стоит отметить, что в 1960-х годах была сделана последняя попытка выпуска независимого русскоязычного издания Финляндии – «Путь жизни» в Хельсинки с декабря 1962 по декабрь 1964 года. Ранее, с 1947 по 1962 год «Путь жизни» выпускался в Париже. Редактор-издатель – Мария Гоберт.

В конце XX века, в 1990-е годы, возникло большое число изданий, выходящих на русском и финском языках и предназначенных, прежде всего для обеспечения коммерческих организаций рекламой и деловой информацией. Многие из них издаются одновременно в Финляндии и России и зачастую распространяются бесплатно.


Современное состояние финской прессы


Современное состояние финской прессы можно охарактеризовать как устойчивое, с явно прослеживающимися тенденциями развития[12].

К началу 1970-х годов в Финляндии существовало около 90 газет различной периодичности. Их общий тираж равнялся около 2,2 млн. экземпляров (на 4,7 млн. жителей). В это число не входят местные газеты, которых насчитывается свыше 120. Кроме них, в стране издавалось около 100 еженедельников и более 1000 журналов разной периодичности.

По состоянию на 1994 год в Финляндии издавалось 56 ежедневных газет общим тиражом 2 млн. 405 тыс. экземпляров. Всего на тысячу человек приходится 464 экземпляра. Для сравнения отметим, что в 1990 году в стране выходило 65 «высокопериодичных» (от 4 до 7 раз в неделю) газет общим тиражом 2,8 млн. экземпляров и на 1000 жителей приходилось 559 экземпляров газет. Если учесть и «низкопериодичные», то на 1000 жителей приходилось 562 экземпляра.

В конце 1990-х годов в стране на 1000 человек населения приходилось 464 экземпляра газет, 511 телевизоров, 280 домашних ПК, 77,2 подключений к Интернету, 558 телефонов, 420 мобильных телефонов. По этим 6 показателям Финляндия занимала 2 место в мире (после США).

Финны ежедневно тратят на средства массовой информации около 6 часов 20 минут. Электронные средства массовой информации отнимают примерно 4 с половиной часа, на печатные СМИ остается несколько меньше 2-х часов. Вместе с тем, финнов считают «читающим народом». Дело в том, что радио или телевизор могут создавать фон для любой другой деятельности, в то время как чтение газет и журналов требует концентрации внимания[13].

Что же подразумевают жители Финляндии под словом «газета»?

Под газетой понимается издание, которое выходит регулярно от одного до семи раз в неделю, обслуживает общественные интересы, поступает по подписке или покупается читателем, имеет современный характер и отражает актуальные проблемы. Газета может быть:

  • национальной или столичной;
  • провинциальной;
  • региональной (обслуживает экономическую область);
  • местной (обслуживание одного или больше муниципалитетов).

Эта классификация не имеет жесткого закрепления, поскольку читатель в ряде случаев газету любого района распространения может считать местной – особенность финских газет в том, что они очень широко освещают новости той местности, где выходят. И лишь в дополнение к местным проблемам освещаются региональные, национальные, международные. Кроме того, концентрация прессы ломает эти стереотипы.

Неожиданным для многих стало приобретение в 1994 году крупнейшим шведским акционерным обществом «Мариеберг» почти 7% акций второго по величине финского издательского концерна «Аамулехти». В следующем 1995 году «Мариеберг» увеличило свою долю в капитале концерна «Аамулехти», доведя число своих акций первой группы до 13,1% и до 12,5% голосов. В настоящее время шведский концерн стал крупнейшим акционером финской компании. У компании «Мариеберг» имеются также некоторые долговые обязательства «Аамулехти», которые после превращения в акции увеличат долю шведского концерна до 21,7% и 14,3% голосов.

Появление «Мариеберг» в качестве одного из ведущих акционеров «Аамулехти» можно рассматривать как историческое событие. Ведь газета «Аамулехти», выступавшая против доминирования шведской аристократии и шведского языка в Финляндии в прошлом столетии, сама перешла в частичную собственность шведского капитала. С другой стороны, в финской прессе никогда еще не было столь заметного присутствия иностранного капитала. Несмотря на это теперешние руководители «Аамулехти» не считают, что это явление вызывает существенные проблемы. «Поскольку компании расположены в соседних странах со сходными системами СМИ и наши интересы по развитию электронных средств связи совпадают, я рассматриваю приобретение шведской компанией наших акций как вполне естественное явление», – заявил в одном из интервью председатель совета директоров М. Паккален. Очередной сенсацией стало известие о слиянии крупнейшего информационного концерна Финляндии «Санома» (ему принадлежат самая многотиражная газета Северной Европы «Хельсингин саномат», столичная вечерняя «Илта саномат» и начавшая выходить в 1997 году газета деловых кругов «Талоус саномат»; огромная газетная типография; почти половина акций общества, выпускающего газеты в Лаппенранте, Коуволе и Котке) с крупнейшим в стране издательством WSOY (Вернер Седерстрем – учебники, энциклопедические словари, художественная литература) и концерном «Хельсинки Медиа» (крупнейший в Суоми издатель женских журналов и главный владелец нового – 4-го канала телевидения и хельсинкской кабельной телевизионной сети).

Новому концерну принадлежит также 55% акций фирмы «Раутакирья», владеющей киосками и магазинами R (продажа газет и журналов, продовольственных товаров, пива средней крепости и слабого вина, табака, прохладительных напитков, билетов на городской транспорт и лотерейных, почтовых марок), пиццериями, прокатным концерном «финнкино» с его кинотеатрами, книжной торговлей.«Суомалайнен кирьякауппа».

Одна из сфер деятельности концерна – печатание в Суоми десятков российских журналов. Это будет крупнейшее в области информации и связи акционерное общество в Северной Европе после шведского «Бонньера» (12 млрд. финских марок).

Что же стоит за концентрацией информационного дела? По мнению директора-распорядителя Яакко, целью участников сделки является укрепление финского владения в издании финскоязычной прессы и литературы. Он считает также, что Суоми может распространить свою деятельность в этом направлении и за рубежи страны[14].

Многие партийные органы, не выдержав конкуренции с общеполитической прессой и новыми неполитизированными средствами массовой информации, такими как радио, телевидение, прекратили свое существование.

На фоне ослабления партийной, политической прессы началось преимущественное развитие газет, содержание которых удовлетворяет запросам различных читательских групп. В основном это касалось местной прессы.

Сегодня многие газеты получили название «омнибусных», потому что объединяют на своих страницах серьезные статьи о политике, экономике, культуре с материалами, описывающими события из жизни знаменитостей, происшествия и преступления.

Кризис партийной журналистики, начавшийся в 1980-х годах, одновременно вызвал новый виток перестройки газетного рынка. Освободившуюся нишу начали занимать новые типы газетных изданий – религиозные и финансово-экономические.

Церковь в Финляндии традиционно является государственным институтом, и процент верующих, по крайней мере уплачивающих церковный налог, необычайно высок. Важная гуманитарная роль церкви позволяет религиозным газетам влиять на формирование общественного мнения. Показательно, что наиболее значительная религиозная газета не только Финляндии, но и всей Скандинавии – «Котимаа» («Родина») уделяет меньше внимания жизни церкви, чем общеполитическим вопросам и проблемам финского общества в целом.

Подобные издания чаще поступают в церкви или различные религиозные центры, чем напрямую читателям, поэтому количество экземпляров тиража для них не показательно. Тираж «Котимаа» – 72 тысячи экземпляров.

Развитие деловой прессы в северных странах следует общемировой тенденции постоянного роста. Наиболее показательна динамика роста тиражей финансово-экономических газет Финляндии. Многие из подобных изданий ориентируются на средние слои бизнеса и предоставляют помимо деловой информации сообщения на международные темы и освещают внутриполитические проблемы страны.

Правительственные субсидии для партийных изданий распределяются по принципу вхождения партий в парламент. На этом основании и коммунистическая печать пользуется определенной поддержкой государства. В Финляндии, как и в большинстве европейских стран в середине 1980-х годов, начался процесс сосредоточения малотиражных местных газет в собственность региональных изданий и образование цепочек. Для процесса концентрации характерны такие признаки: сокращение общего числа газет, увеличение их среднего размера, уменьшение числа газетных компаний при одновременном увеличении масштабов деятельности

ведущих компаний отрасли. На долю четырех ведущих газетных предприятий Финляндии приходится 47% общего тиража газет страны. Среди них в руках у концерна «Санома» сосредоточивается 20%. Наиболее общей чертой можно назвать развитие региональных газетных цепей, представляющих собой тип горизонтальной концентрации, при котором компания, последовательно приобретая местные газеты в соседних регионах, расширяется географически. В число наиболее «экспансионистских» цепей на рубеже 1980–90-х годов входит концерн «Аамулехти», в который, кроме самой крупной нестоличной ежедневной газеты «Аамулехти», входили еще 12 местных газет.

В целом в Финляндии насчитывается 33 газетные цепи.

Ведущим частным изданием является «независимая» «Хельсингин саномат» («Хельсинские известия»). Газета принадлежит концерну АО «Санома» (семья Эркко). Выходит более ста лет и имеет тираж свыше 400 тыс. экземпляров. «Хельсингин саномат» относится к изданиям, имеющим общенациональное распределение. Для таких газет характерен максимальный объем международной информации и меньшая доля местных и национальных новостей.

Аатос Эркко считается одним из самых богатых медиапредпринимателей стран Северной Европы. Он контролирует большинство акций концерна «Санома», входит в правление «Ньюс корпорейшн» и поддерживает тесные деловые связи с Рупертом Мэрдоком.

АО «Санома» быстро превращается в многопрофильное информационное предприятие. Все дочерние предприятия акционерного общества, действующие на рынке аудиовизуальных СМИ, были выделены в отдельную компанию «Хельсинки мадиа».

Концерн «Санома» распространяет свое влияние и на соседние страны. Так, в 1986 году им была куплена крупнейшая в Осло сеть кабельного телевидения «Янко», которая охватывает 80% населения шведской столицы. В 1993 году в Стокгольме была основана ежемесячная газета «Скона дагар», адресованная людям старше 50 лет.

Более того, исполнительный директор финского концерна Я. Раумо входит в правление «Свенска дагбладет», которая в свою очередь совместно с «Афтонбладет» владеет типографией в Стокгольме.

На региональном уровне тоже возникают свои цепочки. Одним из ярких проявлений такого процесса можно назвать концерн «Кески-Уусимаа». В его руках сосредоточивается множество местных газет. Выпускается крупная губернская ежедневная газета «Кески-Уусимаа», которая и послужила началом успеха для концерна.

Местные газеты составляют сегодня серьезную конкуренцию региональным изданиям. Читатели обращаются к местным газетам не только потому, что нуждаются в новостях и информации. Чтение местных газет приобщает к местной политической жизни, является формой проявления гражданской активности.

После периода массового закрытия еженедельных местных бесплатных газет, пришедшегося на 1960-е годы, начинается полоса их возрождения. Появление местной бесплатной прессы можно объяснить несколькими причинами. Так, современная издательская технология стала экономически доступной и простой в обращении. Кроме того, заметно увеличился приток местной рекламы.

Бесплатные рекламные газеты начали понемногу отбирать у традиционных ежедневных газет некоторые специфические ниши – программы телевидения, кинотеатров, сообщения о концертах и представлениях. Повышению популярности подобных изданий способствуют также освещение деятельности местных муниципальных структур. Развитие бесплатных рекламных газет во второй половине 1980-х объясняется бурным экономическим ростом и развитием рекламного рынка. Своего пика развитие бесплатных газет достигло в 1989 году, когда в стране выходило 141 издание. В последующие 5 лет это количество сократилось до 108.

Наиболее заметным изданием стала столичная газета «Сити», которую финансируют универмаги, рестораны, театры и кинотеатры. Наряду с рекламными материалами в ней предоставляется масса необходимой горожанину информации. Издание газеты оказалось столь успешным, что в течение некоторого времени печатался и ее англоязычный вариант «Сити» – для иностранцев, приезжающих и проживающих в Хельсинки. Однако впоследствии печатание англоязычной версии было прекращено.

В последние несколько лет заметна тенденция к новому витку образования и развития местной прессы. Появились и все набирают силу местные бесплатные газеты. Они мобильны, высокопрофессиональны, разносятся прямо по почтовым ящикам вместе с рекламными буклетами. Кроме рекламы, там можно найти и новости по всей стране, и местные новости, и новости местной культуры, программу телевизионных передач и другие полезные сведения. Они представляют все большую угрозу для платных газет, ведется настоящая война за читателя: платные газеты присылают бесплатные экземпляры своих изданий, обзванивают потенциальных читателей, предлагая подписаться на газету по самым льготным тарифам, заманивают читателя различными розыгрышами. Среди бесплатных газет заметно также профильное подразделение. Так, например, на железнодорожном вокзале, а часто и в самом поезде, пассажир может почитать газеты «1000», «Маткаат каан мукаан» («С собой в дорогу»), где кроме рекламы можно прочитать о культурных новостях, концертах, новостях Государственной железной дороги.

В качестве примера местных бесплатных изданий можно назвать «Кераван уутисет», «Келлокас», «Ярвенпаа лехти» и другие. Среди них можно отдельно отметить газету «Келлокас», за год выросшую от небольшой газетенки типа информационного листка в четыре страницы до двенадцатиполосного высокопрофессионального цветного издания с актуальными выступлениями и неплохими критическими статьями.

Информационное агентство «Финское телеграфное бюро» – ФТБ было основано в 1887 году и сейчас распространяет подписчикам – газетам, «Юлейсрадио», Рекламному телевидению Финляндии – внутреннюю и международную политическую информацию, а также материалы на экономические, спортивные и другие темы. Пользуется монополией на правительственную информацию. Поддерживает деловые связи с информационными агентствами скандинавских стран, а также с АП, ЮПИ, Рейтер, Франс Пресс, ИТАР-ТАСС.

Что касается радио и телевидения, то здесь у Финляндии есть некоторые отличия от соседних стран Северной Европы. Финны создали так называемую биполярную систему национального вещания: сосуществуют как общественная, так и частная модели контроля. Примером для североевропейских вещателей стали Би-би-си. Поэтому весьма важно изучить принципы работы этой компании. Аналитический отдел Би-би-си выделяет как главнейшие следующие принципы: универсальный (географический) доступ; программная политика, сочетающая удовлетворение общих интересов со вниманием к интересам меньшинств; развитие национального самосознания; некоторая отстраненность от откровенно политических интересов; приемлемый для всех размер лицензионной платы. Финская вещательная система представляет собой несколько иную форму экономического взаимодействия общественного и коммерческого вещания. Однако она строится на тех же основных принципах.

Долгое время общественное «Юлейсрадио» позволяло вещать по ее лицензии коммерческому MTV, которое выплачивало ей часть доходов от рекламы за использование эфирного времени. 1 января 1993 года MTV начало вещать по собственному каналу, однако первые месяцы продолжая выплачивать оговоренные ранее проценты. Но теперь уже не за эфирное время, а «на нужды общественного вещания».

1 января 1994 года вступил в действие новый закон о национальной вещательной корпорации «Юлейсрадио». В частности, закон отменил практику продления лицензии «Юлейсрадио». Теперь ее статус гарантируется государством. Изменилась также структура собственности: доля государства сократилась с 99,98% до 70%. Закон отменил необходимость формировать руководство «Юлейсрадио» по партийному принципу. Эти и другие изменения в законе были сделаны для того, чтобы общественное вещание было более конкурентоспособным по отношению к коммерческому.

Короче говоря, принципы коммерческого вещания стали все больше влиять на вещание общественное.

Быстро развивается такой информационный сектор, как компьютерные сети.


Политические партии и партийная пресса


Традиционная для северных стран ориентация печати на политические партии характерна и для прессы Финляндии[15].

Крупнейшей из них является Социал-демократическая партия, издающая ряд газет, выражающих позиции различных фракций и течений социал-демократов. Центральным органом партии является выходящая с 1929 года газета «Суомен сосиалидемокраатти» («Финский социал-демократ») с разовым тиражом 65–70 тысяч. Политико-теоретический орган – «Сосиалистинен айкакаус-лехти» («Социалистический журнал»), который выходит тиражом около 6 тыс. экземпляров.

Партия центра, стоящая на умеренных политических позициях, также обладает развитой системой печати. Эта партия была основана в 1906 году и первоначально (до 1965 года) называлась Аграрным союзом. Социальной базой партии является основная масса сельскохозяйственного населения Финляндии. Официальный печатный орган – газета «Мааканса» («Сельский житель», выходит 6 раз в неделю тиражом 35 тыс. экземпляров), хотя провинциальное издание партии газета «Савон саномат» («Новости Саво» – по названию провинции, основана в 1907 году) имеет более значительную популярность – тираж ее колеблется от 60 тыс. до 80 тыс. экземпляров. Издается в Куопио.

Национальная коалиционная партия, созданная в 1918 году и имеющая большое влияние среди буржуазии и кругов интеллигенции. Определяет направление одной из старейших финских газет «Ууси Суоми» («Новая Финляндия» – основана в 1847 году, с 1980 года издает вечернее приложение газету «Илталехти» – «Вечерняя газета», выходит в Хельсинки). Тираж «Ууси Суоми» – 89 тыс. экземпляров. В Тампере партия выпускает ежедневную газету «Аамулехти» («Утренняя газета») тиражом до 140 тыс. экземпляров.

Центральный орган Демократического союза народа Финляндии – «Кансан уутисет» («Народные новости», основан в 1956 году, выпускается в Хельсинки, имеет воскресное приложение), его тираж около 50 тысяч. С Союзом тесно сотрудничают коммунисты и другие левые партии, выступая на страницах его изданий, хотя имеют ряд своих газет и журналов.

Либеральная народная партия (печатный орган – бюллетень «Полттописте»(«Фокус», выходит 2 раза в месяц), Сельская партия Финляндии (печатный орган – газета «Суомен уутисет» («Финляндские новости»), Христианский союз Финляндии (официального печатного органа не имеет), Шведская народная партия (политические взгляды и позицию партии в основном отражает газета «Хувудстадсбладет» («Столичная газета», выходит на шведском языке в Хельсинки с 1864 года, тираж – около 70 тыс. экземпляров, часть тиража распространяется в Швеции) и другие более мелкие общественные организации активно используют «независимую», или «неприсоединившуюся» прессу.

Переструктуризация газетных рынков в странах Северной Европы привела к тому, что с конца 1960-х годов здесь появляются три четко обозначенные основные группы прессы: печать буржуазных партий, пресса социалистических партий и так называемая неприсоединившаяся печать.

Отличительными чертами прессы не только Финляндии, но и всей Северной Европы к началу 1980-х годов стали:

  • общенациональное распространение партийных газет и преимущественно региональный характер неприсоединившихся изданий;
  • постепенное сокращение доли партийных изданий и рост доли неприсоединившихся газет в общенациональном газетном тираже;
  • более быстрое сокращение сектора печати буржуазных партий по сравнению с сектором социалистических газет.

Как уже отмечалось, партийные связи СМИ постепенно сглаживаются и стираются, но это отнюдь не означает ослабления внимания политических партий к средствам массовой информации.


Право и саморегулирование прессы в Финляндии


В Финляндии, как и в большинстве других стран, существуют конституционные гарантии свободы слова и свободы печати. Страна присоединилась к ряду международных пактов и конвенций о гражданских и политических правах. Предпосылка к соблюдению свободы слова, как отмечают сами финны, – это демократия западного стиля, основанная на широких свободах граждан и многопартийной системе[16].

Статья 10 конституции Финляндии однозначно декларирует отсутствие предварительной цензуры. Но свобода слова регулируется Актом о свободе печати, Уголовным кодексом.

Существуют Закон о предотвращении непристойных публикаций, Закон о защите секретности, Закон защиты потребителя.

Вместе с тем, есть и другие многочисленные законы, которые в той или иной степени влияют на функционирование массмедиа.

Прежде всего, государство регулирует права собственности на СМИ. Как и многие другие страны, Финляндия ощутила на себе последствия концентрации и монополизации прессы. Были приняты определенные меры по недопущению излишней концентрации (прежде всего в сфере антитрестовского законодательства), которые, однако, оказались недостаточно действенными. Более того, свободное перетекание капиталов и рабочей силы в странах Северной Европы создает предпосылки к активному внедрению зарубежных (прежде всего скандинавских) пресс-монополий на газетно-журнальный рынок Финляндии. Но и сами финские предприниматели в области СМИ проводят активную экспансионистскую политику, в том числе и в страны Балтии.

Регистрационные требования в Финляндии достаточно просты и затруднений не вызывают. Существуют, как и в других странах Северной Европы, определенные сложности с созданием радио- и телестанций.

Регулирование импорта и экспорта изданий нацелено на развитие экспорта, причем государство предоставляет экспортерам определенные льготы. Возникла парадоксальная ситуация: издавать периодику в Финляндии для Северо-Западного региона Российской Федерации оказывается зачастую выгоднее, чем, скажем, в Санкт-Петербурге. Импорт периодики незначителен, если не считать шведских изданий.

Конституционная защита чести и достоинства граждан выражена, прежде всего, в законах о клевете. Законодательная защита права на репутацию и личную честь в некоторой степени ограничивает свободу журналистов, но, по большому счету, идет на пользу обществу. Вместе с тем, учитывая важность, придаваемую в Финляндии праву прессы распространять, а общественности получать информацию и знакомиться с различными точками зрения, право на защиту репутации в суде не дает истцам преимуществ в делах о клевете. Различают клевету, подтвержденную фактом, и основанную на критическом мнении. И в том, и в другом случае истинность публикации не всегда может быть оправданием для СМИ, если высказывание журналистов сделано в оскорбительных выражениях.

В повседневной работе журналисты обязаны соблюдать право граждан на невмешательство в частную жизнь. Запрещается прослушивание телефонных разговоров и использование специальных подслушивающих устройств для получения конфиденциальной информации или сведений о частной жизни граждан.

Затронутые в публикациях лица имеют право на ответ и право на опровержение. Кроме того, Кодекс этики журналистов, чтимый в Финляндии, гарантирует эти права. Оскорбленная сторона может также обратиться в суд.

Законы Финляндии обеспечивают право доступа к правительственной информации, хотя здесь действуют и законы о секретности. Власти имеют право отказать в информации, если она затрагивает национальную безопасность или обороноспособность страны. Информация в ряде случаев не может быть предоставлена, если это способно повредить международным отношениям, процессу правоприменения, общественной безопасности, праву на невмешательство в частную жизнь и коммерческой тайне. Журналист имеет право на обжалование действий властей, затрудняющих доступ к информации.

Доступ к судебным слушаниям – свободный. Конечно, и в законодательстве, и на практике есть исключения. Чаще всего процессы проходят при закрытых дверях в том случае, когда необходимо защитить права сторон, особенно в уголовном процессе.

Журналисты и в силу профессиональной этики, и основываясь на действующих законах, вправе скрывать свои источники информации, если информатор не нарушает при этом законов Финляндии. Принудить к раскрытию источников информации может только суд и то лишь при веских к тому доводах. Фотографии и видеоматериалы защищены меньше, чем конфиденциальная информация. Работники СМИ обязаны предоставить их, если могут быть полезны, скажем, для установления личности преступника.

Запрещено использование оскорбительных выражений в отношении групп лиц по их расовой или этнической принадлежности, национальности, цвету кожи, вероисповеданию.

Если действия того или иного средства массовой информации идут в нарушение законов, то вопрос должен улаживаться властями. Если же газета, журнал, редакция любого другого СМИ подозревается в нарушении журналистских стандартов, вопрос улаживается Советом по СМИ, который был создан в 1968 году.

Механизмы саморегулирования в Финляндии достаточно эффективны[17]. Так же, как и в Швеции, действуют Кодекс журналистской этики («Руководящие принципы для журналистов»), Совет по средствам массовой информации. Успех этой системы саморегулирования вызван тем, что средства массовой информации с большим уважением относятся к решениям Совета по СМИ, строго соблюдают Руководящие принципы для журналистов. В Совет по СМИ может быть направлена жалоба как частным лицом, так и группой лиц, в том числе и лицами, непосредственно не вовлеченными в конфликт.

В 1908 году была создана Ассоциация финских газетных издателей, в которую в качестве членов сейчас входят 107 газетных компаний, издающих 133 газеты с периодичностью выхода от 1 до 7 раз в неделю или больше. Ассоциация входит в контакты с властями и международными организациями, заключает от имени ее членов контракты на поставки бумаги и оговаривает ее цену, принимает меры по оптимизации технологических процессов выпуска газет, ведет научные исследования. Среди важнейших задач Ассоциации – защита свободы слова. Ассоциация финских газетных издателей выпускает свой ежемесячный журнал, освещающий проблемы журналистики, издает книги и т.д.

Существуют в стране и другие общественные организации СМИ[18].

В Финляндии сильна самоцензура прессы. Журналисты стремятся избегать ситуаций, которые могут поставить их редакцию в трудное положение, работают с оглядкой на законы, даже если они ни разу не применялись.


Тематика выступлений финской прессы


Тематика выступлений финской прессы обширна и многообразна. Вместе с тем, есть события, явления и исторические коллизии, привлекающие особое внимание журналистов. Среди таких тем – взаимоотношения между Финляндией и Российской Федерацией, а в значительный период существования самостоятельной Финляндской Республики – с Советским Союзом.

Несмотря на различные точки зрения, финская пресса в целом дает адекватное отражение действительности и историческим событиям по мере появления доступных и достоверных сведений[19].

Рассмотрим точку зрения финской прессы (особенно журнальной) на конфронтационный период развития финско-советских отношений. Эта тематика, возникнув в середине 1980-х годов, продолжает оставаться животрепещущей и поныне.

В начале 1930-х годов отношения между Германией и СССР были напряженными. Советский Союз заключил договоры о ненападении с небольшими соседними государствами. С Финляндией договор о ненападении был заключен в 1932 году. Договор запрещал нападение и участие в заговорах друг против друга. Согласно договору, взаимные разногласия должны были решаться мирным путем, и стороны должны были соблюдать нейтралитет. Финляндия строила свою политику обороны, во многом полагаясь на Лигу Наций. Однако Лига Наций оказалась бессильной и не смогла, в частности, предотвратить нападения Италии на Эфиопию в 1935 году. Финляндия начала развивать свои вооруженные силы, но председатель Совета обороны Маннергейм считал, что Финляндия не сможет в одиночку обороняться против Советского Союза, который считался вероятным противником. Финляндия начала также подчеркивать важность своих отношений с западными государствами и свой нейтралитет.

В период между двумя мировыми войнами отношения между Финляндией и Советским Союзом характеризовались взаимным недоверием. Государственные сношения были незначительными, официальных визитов на государственном уровне почти не осуществлялось и торговли практически не существовало. В 1937 году министр иностранных дел Холсти нанес первый официальный визит в Москву. Одновременно правительство Финляндии стремилось уменьшить объем сношений с Германией.

Гитлер присоединил Австрию к Германии в марте 1938 года, и тогда же Советский Союз почувствовал возрастание угрозы со стороны Германии. Сталин направил второго государственного секретаря посольства СССР в Хельсинки Бориса Ярцева на переговоры с Холсти по данному вопросу. Ярцев объявил, что Советский Союз ожидает нападения Германии с севера через Финляндию. Красная Армия в таком случае не стала бы ждать нападения Германии, а продвинулась на территорию Финляндии так глубоко, как только возможно. Если же Финляндия воспротивилась бы высадке германских войск, то Советский Союз предложил бы ей всю возможную помощь. СССР не стал бы мешать независимости Финляндии и вывел бы свои войска сразу по окончании войны. За сотрудничество СССР обещал заплатить экономическими преимуществами. Финны не отнеслись к предложениям Ярцева серьезно и не посчитали такие меры неотложными. Они заверили в своем нейтралитете и в том, что будут противиться всякому вторжению на свою территорию. В сентябре 1938 года Великобритания и Франция подписали Мюнхенское соглашение, позволив тем самым Германии оккупировать территории Чехословакии. Ярцев обратился к финнам с новыми предложениями касательно, в частности, тайного соглашения о военной помощи и строительства крепости на острове Готланд для защиты Ленинграда. Финны не согласились на какое-либо сотрудничество с Советским Союзом, и в марте 1939 года новый министр иностранных дел Э. Эркко прекратил переговоры.

После того как в марте 1939 года Германия оккупировала Чехословакию, Сталин попробовал договориться с западными государствами о сотрудничестве, направленном против Германии. Однако до подписания договора дело не дошло, поскольку западные державы не согласились на требование СССР разрешить проникать на территорию приграничных государств без их на то разрешения.

23 августа 1939 года Сталин неожиданно заключил с Германией договор о ненападении. Этот договор называют «Договором Риббентропа-Молотова». К нему прилагался секретный протокол о разделе приграничных государств, согласно которому Финляндия, Эстония, Латвия и восточная часть Польши относились к сфере интересов СССР. Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года, когда Германия напала на Польшу. После этого Советский Союз оккупировал восточные районы этой страны. В то же время СССР начал сосредотачивать свои войска на границе с Финляндией.

5 октября Финляндия получила просьбу послать своего представителя в Москву с целью беседы о конкретных политических вопросах. Приглашение было расценено, как подготовка к войне. В Финляндии срочно мобилизовали армию путем организации дополнительных учебных сборов, эвакуировали население с восточных границ и закрыли школы. Президент Каллио отправился в Стокгольм, где было сделано совместное заявление Северных Стран о нейтралитете.

На переговорах в Москве Советский Союз заявил о своем желании разместить базу военного флота в Ханко и получить крупные острова в восточной части Финского залива. Границу на Карельском перешейке требовалось отодвинуть на север и передать Советскому Союзу территории в районе Печенги. Взамен Советский Союз обещал земли Восточной Карелии, по своей площади почти в два раза превосходящие его претензии. Финляндия и тогда не согласилась, поскольку финны боялись, что уступки приведут к еще большим требованиям и нанесут вред независимости страны. Финляндия заверяла в своем нейтралитете, но Сталин не доверял способностям финской армии защитить свои границы от возможного вторжения Германии. Переговоры затягивались. 13 ноября делегация Финляндии вернулась в Хельсинки, ни о чем не договорившись.

26 ноября СССР обвинил Финляндию в нарушении его границ. Согласно заявлению Москвы, на Карельском перешейке, в районе деревни Майнила, со стороны Финляндии через границу были нанесены артиллерийские удары. Финны провели расследование и установили, что финская армия не имела артиллерии на таком расстоянии от границы, чтобы иметь возможность нанести удар. Выстрелы стали для Советского Союза формальной причиной для того, чтобы 28 ноября расторгнуть заключенный между двумя государствами договор о ненападении, а на следующий день и дипломатические отношения.

Война (финны называют ее «Зимней войной») началась 30 ноября 1939 года. Советские самолеты нанесли бомбовые удары по городам Южной Финляндии. Бомбардировки явились неожиданностью, поскольку никакого объявления войны им не предшествовало. На фронте СССР сосредоточил против Финляндии почти полумиллионную армию. Финляндия смогла направить на фронт лишь 250000 солдат, вооруженных намного хуже русских. СССР попытался замаскировать нападение под военную помощь, организовав из коммунистов, финнов по происхождению, Зеленогорское правительство, которое призвало советские войска довести до конца начатую в 1918 году революцию. 2 декабря Зеленогорское правительство подписало с советским правительством двусторонний договор о взаимопомощи и передало СССР территории, на которые он претендовал перед войной. Настоящее правительство Финляндии в ту же субботу созвало ассамблею Лиги Наций. Москва посчитала созыв ассамблеи беспричинным, поскольку у нее не было разногласий с Зеленогорским правительством. Других правительств Финляндии Москва не признавала. Возникновение Зеленогорского правительства сплотило финский народ в его желании бороться против СССР.

В Финляндии ход этой войны называют «феноменом Зимней войны». Финляндия в одиночку отражала атаки армии великой державы и наносила ей заметные потери. От западных стран Финляндия получила лишь внимание, но никакой другой помощи не поступало. Из Швеции прибыли добровольческие войска численностью около 11000 человек, а материальная помощь не могла даже в какой-то степени компенсировать недостаток оружия.

По ходу войны финское правительство делало все для заключения мира. СССР отвергал все попытки посредников начать переговоры. Лига Наций тоже была не в силах оказать помощь. Великобритания и Франция заявили о своем желании помочь Финляндии, но Швеция и Норвегия не позволили западным державам пройти через их территорию.

В начале февраля 1940 года Советская Армия начала большое наступление на Карельском перешейке со значительным превосходством военной силы. Финские войска отбили атаку на востоке перешейка, но вынуждены были отступить на западном участке. В первых числах марта русские переправились через Финский залив, и Маннергейм призвал правительство к заключению мира. Финляндия получила от СССР условия мира еще в феврале, и на них нужно было быстро дать ответ.

Условия были жесткими, но 12 марта 1940 года парламент их одобрил. Согласно условиям московского мирного договора, Финляндия передала СССР восточные острова в Финском заливе, прилегающую к Ладоге область Карелии и область Салла. Полуостров Ханко был передан в аренду на 30 лет. Ни одна из сторон не имела права нападать на другую и участвовать в заговорах против нее.

В течение войны в финских средствах массовой информации картина хода военных действий приукрашивалась. Условия мирного договора стали потрясением для финнов, флаги были приспущены, и люди плакали, не стесняясь своих слез. В Зимней войне Финляндия потеряла 24000 человек убитыми, и 43600 человек были ранены. Материальный ущерб был очень велик.

После заключения мирного договора военное положение в Финляндии не было отменено. Наоборот, армия укреплялась, а ассигнования на оборону увеличивались. После того как Германия оккупировала Данию и Норвегию, Финляндия оказалась в изоляции. Доля Германии в объеме внешней торговли Финляндии возросла и составляла почти половину всего объема. Германия покупала у Финляндии никель и медь для нужд военной промышленности. Финляндия в основном закупала хлеб. Летом 1940 года СССР присоединил к себе страны Прибалтики и Бессарабию. Боялись, что насчет Финляндии Москва примет такое же решение. Советский Союз принуждал Финляндию передать ему часть никелевых рудников в Печенге, поскольку Германия вплотную приблизилась к границе. Правительство Финляндии не согласилось удовлетворить это требование.

Согласно договору, заключенному в сентябре 1940 года, СССР мог провозить войска на Ханко на собственных поездах через Хельсинки. Несмотря на данные ранее обещания, финны не получили возможности проверить, перевозятся ли солдаты и вооружение в разных вагонах. В августе, когда советские войска перемещались по финской границе, угроза со стороны СССР ощущалась особенно остро.

В то же время Германия начала готовиться к войне против СССР. Германия сообщила о своей готовности продавать Финляндии оружие, если Финляндия позволит германским войскам пройти через ее территорию в Северную Норвегию. Договоренность держалась в тайне, и финский парламент так и не дал ей своего одобрения.

Германия стала также намекать, что рано или поздно она будет вынуждена вступить в войну с СССР. Финляндия заявила о своей готовности воевать против СССР, чтобы взять реванш. Переговоры Финляндии и Германии о нападении на СССР начались в мае 1941 года. Финляндия согласилась стать для Германии собратом по оружию, но отказалась от военного союза. В июне Германия перевела свои войска из Норвегии в Лапландию. Мобилизация армии началась 18 июня.

Когда 22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз, Финляндия объявила о своем нейтралитете. Она надеялась, что СССР нападет первым. 25 июня СССР начал бомбить территорию Финляндии, и правительство констатировало, что Финляндия опять находится в состоянии войны против СССР. Президент Рюти отверг разговоры о союзе с Германией и заявил, что Финляндия хочет лишь защитить свою территорию. Костяк правительства, так называемый «Военный кабинет», стремился создать такую картину, что СССР сам напал на Финляндию, и Финляндия была вовлечена в войну против своей воли. Войну рассматривали как продолжение Зимней войны. На самом деле Финляндия вступила в войну сознательно, но причина тому заключалась в неудовлетворенности условиями мирного договора и в опасениях по поводу дальнейших претензий СССР в отношении территорий Финляндии.

Финская армия вступила во второй этап войны намного более сильной, чем она была в начале Зимней войны. Войска насчитывали около 500000 человек, что слегка превышало численность советских войск. Финляндия верила в победу Германии и полагала, что война будет короткой. Опираясь на свое превосходство, финские войска дошли до своей старой границы за одиннадцать дней. Но когда Финляндия отвоевала назад свои старые земли, единство внутри страны раскололось. Социал-демократическая партия и Шведская народная партия требовали остановить войска, тогда как другие партии стояли на позиции дальнейших завоеваний. Цензура быстро затушила общую дискуссию по данному вопросу, и, по мнению военного руководства Восточная Карелия могла использоваться в качестве залога в процессе будущих мирных переговоров. Западные государства осуждали проникновение Финляндии за пределы своих старых границ, а Великобритания даже объявила Финляндии войну. США, напротив, даже не разорвали дипломатических отношений.

В августе 1941 года СССР попытался закончить войну, предложив Финляндии вернуть границы туда, где они находились в 1939 году. Но в тот момент Финляндия еще не хотела мира.

Поворотным пунктом войны стала битва под Сталинградом. Состоялся прорыв блокады Ленинграда, и СССР смог сосредоточить на финском фронте дополнительные силы. Тогда Финляндия стала искать возможности выхода из войны. Переговоры о мире напоролись на жесткие условия СССР и на негативную позицию Германии. Последняя грозилась прекратить помощь Финляндии.

9 июня 1944 года СССР начал широкомасштабное наступление на Карельском перешейке, сопровождаемое мощным артиллерийским огнем, и прорвал оборону финнов. Маннергейм обратился к Германии за спешной помощью. 22 июня правительство Финляндии сообщило Советскому Союзу о своей готовности заключить чрезвычайный мир. В тот же день в Хельсинки прибыл министр иностранных дел Германии Риббентроп, который заявил о готовности Германии помогать Финляндии, но в качестве гарантии потребовал заключения военного союза. Президент Рюти от своего имени написал письмо Гитлеру, в котором он обязался продолжать войну. Гитлер был удовлетворен обещанием Рюти и не потребовал официального договора о военном союзе.

Положение на фронте стабилизировалось, и переговоры о мире могли продолжаться. СССР настаивал на своем требовании разорвать отношения Финляндии с Германией и выгнать немцев из Финляндии, но уже не требовал полной капитуляции. Финляндия согласилась на условия СССР. Рюти покинул президентский пост, и на его место был избран маршал Маннергейм. Он объявил Гитлеру, что не несет ответственности за обещания Рюти.

Согласно заключенному в Москве перемирию, в дополнение к утраченным в период Зимней войны территориям Финляндия потеряла Печенгу. Вместо полуострова Ханко в аренду была отдана Порккала – Удд. Немцев следовало изгнать из Финляндии. Численность армии следовало сократить примерно до 42000 человек. В качестве репараций Финляндия должна была уплатить 300 миллионов долларов в течение шести лет и в дополнение к этому компенсировать имущество, уничтоженное на оставленных территориях. Военных преступников следовало наказать, а деятельность фашистских организаций прекратить.

Для изгнания немцев пришлось пройти через Лапландскую войну, которая завершилась только в 1945 году. Немцы уничтожили в Лапландии все здания, дороги и мосты. В процессе второго этапа войны и Лапландской войны Финляндия потеряла 67500 человек убитыми, 145000 человек получили ранения. В период между 1939 и 1944 годами потери среди населения составили 2,3% от его общей численности. Переданные СССР территории составляли 12,5% от площади Финляндии, оттуда добровольно эвакуировалось 450000 человек.

Финляндия проиграла войну против СССР, но самым важным было то, что независимость Финляндии была сохранена. Военное время и последующее возрождение максимально сплотили силы нации, и Вторая мировая война по сей день в СМИ Финляндии преподносится как важный символ национального единства.

Хотя бывают и такие религиозные издания, которые рассылаются на дом верующим. Примером тому может служить журнал для православных «Ortodoksi viesti» («Православные вести»), рассылаемый по почте всем прихожанам православной церкви. Характерно, что этот журнал Хельсинского православного прихода освещает на своих страницах в основном духовные новости, материалы из истории религии, объясняющие значение тех или иных религиозных праздников, иногда помещает и исторические материалы, относящиеся к тем или иным страницам истории Финляндии. Так, например, в майском номере журнала за 1998 год опубликована статья, посвященная трагическим для русского и православного населения событиям 1918 года. Статья называется «Ryssan viha» («Ненависть к русским»), в ней рассказывается о судьбе православного священника Федора Верикова и его многодетной семьи, оказавшихся посреди исторического водоворота событий Гражданской войны. Белые финны воспринимали не только русских как врагов, но и православие вообще. Православные храмы разграблялись и разрушались, занимались солдатами. Для применения оружия не надо было другой причины, как русская фамилия. «… Отец Федор с ужасом оглядывая разворованную церковь и хозяйничающих в церкви солдат, спросил у них, по чьему разрешению они проникли в церковь. Вместо ответа они направили в него ружья и наверняка расстреляли бы, если бы в этот момент между ними и священником не возникла Мария Верикова, жена батюшки…». «…Солдаты спросили молодого человека его имя, и когда он ответил: «Енов», они расстреляли его».

Эту же тему часто освещает «Вестник», «русский журнал в Финляндии», как он сам себя называет. Так, в №4 за 1996 год был опубликован большой материал под заголовком «Путь в неизвестность», посвященный событиям гражданской войны в Финляндии. Он перекликается с фильмом под тем же названием, показанном в январе того же года по TB-2 (режиссер Сеппо Рустаннус, авторы сценария Сеппо Рустаннус, Йоуни Ээрола, Йуоко Аалтонен, производство студии «Иллуме»)[20].

И фильм, и выступление журнала рассказывают о трагических судьбах русских солдат и гражданских лиц в 1918 году в Финляндии.

Подобные публикации привлекли внимание общественности к этой проблеме. Результат не замедлил сказаться.

Историческим событием назвали финские СМИ возложение 13 июня 1998 года премьер-министром страны социал-демократом Пааво Липпоненом, министром культуры – представителем Союза левых сил Классом Андерссоном и министром транспорта Матти Аура (консервативная Национальная коалиционная партия) венка от Государственного совета (правительства) к памятнику погибшим в концлагере Таммисаари (между Хельсинки и Ханко) трем тысячам красных участников гражданской войны 1918 года в Суоми (ранее такие возложения совершали только представители левых партий)[21].

Эта церемония, в которой участвовали также представители оппозиционной партии Финляндский центр (аграрии), Шведской народной партии Суоми и Оборонительных сил, проходила в рамках семинара «Дорога в Таммисаари», обсуждавшего тогдашний кровавый кризис в стране. Все выступавшие были едины во мнении, что трагедия, сравнимая с гражданской войной, не может повториться в Финляндии. Гражданская война не была неизбежной; в 1918 году можно было бы сделать и другой выбор, и на ход событий вполне можно было повлиять политическими решениями.

Речам политиков и ученых на семинаре внимали и два доживших до наших дней узника Таммисаари – 100-летний Аарне Арвонен и 97-летний Арттури Нюман.

Внимание финской общественности привлек проект сбора полных данных о погибших и пропавших без вести в ходе войн в 1914–1922 годах в Финляндии и за ее пределами жителей страны (и финнов, и русских), поддерживаемый Госсоветом и руководимый профессором Хейкки Юликангасом. Исследователи хотят собрать данные о личности таких людей, дате и месте их рождения, тогдашнем месте жительства, месте, времени и обстоятельствах их смерти или исчезновения. Призыв сообщать такие данные обращен к гражданам Финляндии и России.

Но история – лишь одна из множества тем, поднимаемых журналистами Суоми. Очень большое внимание уделяют они вопросам экологии, экономического роста, международному сотрудничеству.

Эти темы могут обсуждаться как собственно в финских СМИ, так и выноситься на суд международной общественности. Например, обеспокоенность состоянием окружающей среды вылилась в выпуск Комитетом по сотрудничеству столичного региона (ЮТВ) издания «Качество воздуха в Хельсинки. Содержание примесей. Выбросы. Тенденции». Этот журнал вышел, в частности, и на русском языке. Экологическое движение в России и Финляндии «Мост» («Silta») развернуло издательскую деятельность на русском и финском языках, причем далеко не ограничивается проблемами охраны природы, а поднимает острые политические вопросы.

Экспансия финских СМИ породила интересный феномен: скажем, финские журналисты готовят материалы, а издается журнал или газета в России. Таким является, например, журнал «Лидеры», главным редактором которого является Илкка Ноусиайнен, корреспондентами Антти Кююняряйнен и Тапио Русанен. Верстает журнал Владимир Семкин, переводами занимается Галина Пронина. Печатается журнал в Тампере, а распространяется в Санкт-Петербурге. Журнал посвящен в основном совместным проектам бизнеса, хотя в той или иной степени затрагивает и общеполитические вопросы. Он носит подзаголовок: «Журнал для тех, кто принимает решения».

На чье сотрудничество надеются деловые круги Суоми? «Российская властная элита не верит ни в чью мораль. Священники верят в свою церковь, но политики, бизнесмены и журналисты считают и свои профессиональные группы не заслуживающими доверия». Таким заголовком и подзаголовком сопроводила газета «Хельсингин саномат» комментарий к исследованию, проведенному совместно Центром финской церкви и российским Институтом сравнительного обществоведения (его финансировали РАН и Академия Финляндии).

«Элита российской политики и деловой жизни, – продолжает автор комментария Пекка Хакала, – не верит даже в те институции, которые сама представляет. Трое из каждых четырех политиков считают, что они не исповедуют никаких моральных принципов. Двое из каждых трех капитанов экономики называют российских коллег по бизнесу не заслуживающими доверия»[22].

В проведенных ранее в России опросах общественного мнения (и не только элиты) церковь и армия считались в первую очередь заслуживающими доверия. В нынешнем же – 2/3 элиты доверяют церкви, а армии – только половина. Меньше всего доверия заслуживают милиция, крупные фирмы. Только треть ведущих представителей СМИ верит в то, что публикуют их собственные газеты и журналы. Еще меньше доверяет прессе другая часть опрошенных.

Большинство считает важнейшей задачей общества борьбу против преступности. Тем не менее четверть экономической и информационной элиты полагает возможным избрание бывших преступников губернаторами или мэрами городов. Столько же – правомерной инвестицию в экономику преступного капитала. Сдержаннее в этом отношении политическая элита (10–12%) и церковь (только 5% высказываются за возможность инвестирования капитала преступного происхождения).

Комментируя эту часть опроса, доцент Киммо Кяярияйнен из исследовательского Центра финской церкви отмечает «прагматичность российской элиты». По мнению же профессора Дмитрия Фурмана из российского института, «большинство населения полагает, что все богатые – преступники».

Финско-российское исследование проведено путем личных бесед с 500 влиятельными людьми в политике, экономике, церкви и СМИ в 28 крупных городах.

Отмечается, что в этом десятилетии как народ в целом, так и элита, оставались все же людьми, скорее, светскими. Хотя церкви и доверяют, ее посещают один раз в месяц всего 7% населения, или намного меньше, чем в Финляндии.

Безусловно, большое внимание уделяется вопросам культуры. Иногда эта проблематика «сопрягается» с международной. Так, по сообщению газет, в одном из центров финской кинематографии – Тампере (здесь проводятся многие национальные и международные фестивали) – открылся один из крупнейших в Северной Европе современнейший киноцентр «Плевна», оборудованный в зданиях одноименной старой ткацкой фабрики. В 10 его залах 1600 мест, под зданием – гараж на 500 автомашин. Старая фабрика была названа так в честь участия 1000 финских добровольцев в русско-турецкой войне за освобождение Болгарии и во взятии Плевны в 1877 году. Половина их осталась в могилах на болгарской земле. Каждую весну посол Болгарии в Хельсинки возлагает венок к памятнику финским гвардейцам во дворе Генштаба оборонительных сил Суоми.

Светская хроника приобрела в финских СМИ собственную окраску.

Вот, например, как писали газеты об одной необычной свадьбе. Мороз в субботу, 31 января 1997 года, крепчал. С утра было до минус 12, а к вечеру даже закаленные на уличных дежурствах финские полицейские опустили наушники на зимних шапках. Так, имея, разумеется, под меховыми наушниками и слуховые телефоны, они встречали свадебный кортеж премьер-министра страны Пааво Липпонена и его жены Пяйви Хертцберг у Рабочего дома в Хельсинки после венчания в Старой церкви в центре столицы.

Перед началом свадебного приема новобрачные встретились с журналистами. Десятки камер зафиксировали, прежде всего, появление одетой в платьице до пят пятилетней дочери Пяйви Хертцберг от первого брака Сесилии (девочка выполняла полагающуюся по ритуалу роль подружки невесты). За нею в зал вошли одетый во фрак с белой гвоздикой в петлице Пааво Липпонен и Пяйви в свадебном наряде, который выглядел так: розовое платье с кружевным белым верхом, фата, нитка жемчуга на шее.

Супруги ответили на многие вопросы репортеров – от такого: «Когда вы познакомились?» (ответ был – «несколько лет назад») до «Куда совершите свадебное путешествие?» Самым трогательным за все это время выглядело спокойствие Сесилии, державшей маленький букетик и удивленно смотревшей на десятки телекамер, фотоаппаратов и непрерывно вспыхивавших блицев.

После свадьбы супруги сохранили свои фамилии. Как пояснила Пяйви Хертцберг, под этой фамилией ее первого мужа она получила признание как педагог и коммунальный политик. Девичья фамилия жены финского премьера – Хилтунен. Она родилась в городе Куопио, где наиболее распространена эта фамилия; на свадьбе присутствовали ее родители и родители Пааво. Вместе с ними за главным столом были маленькая Сесилия, президенты Мартти Ахтисаари и Мауно Койвисто с супругами, епископ Хельсинки Ээро Хуовинен с женой.

На специальном столике для подарков можно было видеть большую чашу от правительства (работы великого финского архитектора Алвара Аалто), хрустальный кубок от М. Ахтисаари, серебряный кувшин и такие же рюмки от В. Черномырдина. Этот дар посол России в Финляндии Иван Абоимов передал вместе с письмом, в котором наш премьер выражает надежду на успех «встречи без галстуков» с П. Липпоненом в марте в финской Лапландии.

…И, конечно же, праздник не обошелся без музыки – органной прелюдии Баха при подходе новобрачных к алтарю и свадебного вальса финского композитора К. Юлхя, в котором кружились вместе с Пяйви и Пааво обе президентские пары и министры с женами и мужьями (в правительстве немало женщин-министров).

Интересные факты привела вечерняя газета «Илталехти». Оказыватся, эта свадьба – первая в истории независимой Финляндии, когда женился премьер-министр (именно в этой должности). Аналогию можно найти только сто лет назад – в 1898 году обвенчались вице-председатель экономического отдела сената Великого княжества Финляндского Стен Карл Тудеер (этот пост соответствовал нынешнему премьеру) и барышня Анна Эрнруут.

Та же газета сообщила, что недавно вступил в брак младший брат премьера Осмо Липпонен, генеральный консул Суоми в Санкт-Петербурге.

Большое внимание пресса уделяет здравоохранению и другим социальным проблемам. Сообщалось, например, что изобретено средство для контроля за состоянием здоровья, которое облегчает жизнь старых людей в семье и вне ее. Представленный Хельсинкским телефонным объединением прибор, названный активным телефоном безопасности, – это надеваемый на руку «умный» браслет. Он фиксирует жизнедеятельность владельца и автоматически подает в нужных случаях сигнал тревоги в специальный центр, откуда дежурный определяет, где находится в данный момент пациент, организует оказание помощи. При желании браслет можно запрограммировать на звонок по GSM-телефону членам семьи или другим родственникам. Браслет не нужно снимать при принятии ванны, в сауне или купаясь в озере, море. Будучи надет на руку пациента впервые, он начинает «чувствовать» состояние человека через два дня, затем параметры жизнедеятельности фиксирует вмонтированный в него специальный центр. Сигнал тревоги подается только в случае опасности для жизни, а не при заболевании, к примеру гриппом, или повышении температуры[23].

Конечно, социальные проблемы иногда носят скандальный характер. В мае 1999 года внимание финских телезрителей привлекла передача канала TV2 под выразительным названием «Греховная песня Тено – бордельная война на Севере»[24]. Ее автор Юха Гранат поведал о «бушующей на финско-норвежской границе настоящей войне».

Дело в том, что в конце каждой недели в кемпинг в норвежское селение Тено прибывают автобусы из Мурманска с женщинами-туристками, разворачивающими в коттеджах торговлю незаконно ввезенными спиртным и сигаретами и иной полупочтенный промысел… Все это вызывает недовольство жительниц ближайших деревень, часто находящих в кемпинге своих мужей и других родственников. На исходе зимы и нынешней весной в районе коттеджей состоялись демонстрации протеста.

Финские газеты и ТВ сообщали о подобных случаях в мотелях восточной части Суоми, прилегающей к границе с Ленинградской областью. После проведенного полицией расследования суд приговорил некоторых финнов и россиян, занимавшихся сводничеством, к разным мерам наказания. Телепередача, о которой шла речь в начале этих строк, имеет отношение не только к Норвегии – граница между нею и Суоми открыта, и к борделям в Тено уже приглядываются финские мужчины…

В Суоми действуют изменения в законе об иностранцах. По словам старшего комиссара МВД Раймо Синтонена, новые правила устраняют «пестрое толкование» положений закона. Введено новое понятие «продажа сексуальных услуг». Имеются в виду, например, «частный стриптиз» (для одного клиента) и эротический массаж. Правда, усиленный контроль полиции коснется только женщин, приезжающих из России и Эстонии (по решению трибунала Европейского сообщества, граждан государств ЕС нельзя высылать из страны или не пропускать в нее только на основе занятий проституцией).

Изменения в законе дают полиции возможность отправить обратно на родину прямо с границы тех приезжающих, в отношении которых имеются основательные подозрения, что они намерены получить доход в Суоми нечестными средствами или продажей сексуальных услуг. Основанием могут служить данные, полученные полицией в результате следствия или контроля определенных мест, а также, например, данные визового регистра. Все это требует повседневного контроля, сотрудничества различных служб, усиления наблюдения за ресторанами, отелями и их окрестностями.

Есть еще один вопрос, который в последние годы будоражит умы финнов и занимает полосы крупнейших газет. Это проявления расовой дискриминации в Финляндии.

Национальные настроения в Финляндии обострились начиная с 1998 года по причине увеличения притока иммигрантов. Во всем мире в основе расизма лежат ксенофобские настроения коренного населения. Недовольство, как правило, вызывают мигранты, которые представляются источником всех зол: безработицы, высоких налогов, роста преступности. Пресса играла в этом процессе не последнюю роль. «Хельсингин саномат» несколько номеров подряд посвятила обсуждению таких проблем, как повышение уровня безработицы: «Сокращение безработицы, увеличение занятости и улучшение качества жизни рабочих – все еще центральные цели в нашей социальной политике», – отметила Т. Халонен, президент Финляндии, в интервью «Хельсингин саномат» 2 января 2001 года. Рост количества преступлений, отмена некоторых социальных льгот и т.п. – все эти социальные проблемы в некоторых случаях тонко привязывались к различного рода проявлениям нетерпимости[25]. Так, материалы о безработных ставились на одну полосу с информацией о новой «порции» иммигрантов, а отмена льгот – рядом с сообщением о необходимости предоставить финансовую поддержку беженцам. В статье о росте преступности внимание акцентировалось на национальных проявлениях нетерпимости и неспокойной обстановке в гетто: «Судебные разбирательства, возбужденные в связи с расово-активным насилием в местечке Хакунила возле Вантаа в сентябре этого года, начались в среду.

Первое дело, которое ведет окружной суд, обвиняет трех финских подростков моложе 20 в нападении на 16-летнего мальчика-сомалийца три месяца назад. Один из ответчиков – моложе 18 лет».

«Иммигранты, живущие в пригороде Лаусте, так напуганы недавней угрозой взрыва бомбы, что некоторые боятся спать в своих домах, предпочитая проводить ночи в припаркованных автомобилях.

А все началось с того, что 50-летний финский гражданин угрожал взорвать бомбу, потому что он столкнулся с одним из иностранных резидентов в сауне того здания, где он одновременно резервировал сауну для себя».

Читатели, узнав неутешительные сведения о безработице, начинают беспокоиться, затем им дают порцию информации о притоке иммигрантов в Финляндию. Люди бессознательно сопоставляют два факта, поданных в виде открытого следствия и скрытой причины. Та же картина наблюдается и при наложении друг на друга двух сообщений – об отмене нескольких льгот и ситуации с финансовым обеспечением беженцев. В сводке преступлений делается акцент на видах насилия на почве расизма, национализма и т.п.

Президент Финляндии Т. Халонен сказала по поводу ситуации в стране, что она: «видит напряженную ситуацию настолько негативной, что решение просто необходимо должно быть найдено. Настоящий ход событий не может продолжаться подобно этому».

Как видим, и в благополучной Финляндии есть острые проблемы, в разрешении которых может активнейшее участие принять пресса.

Силы для преодоления трудностей жители Финляндии черпают в народных традициях и государственных символах. Так, в мае каждого года отмечается знаменательная дата первого исполнения песни «Маамме» («Наш край»), ставшей в 1918 году национальным гимном независимой Финляндии (позднее та же музыка на другой текст стала национальным гимном независимой Эстонии).

Особенно пышно отмечался этот день в 1998 году, в 150-летнюю годовщину исполнения этой песни. Главный праздник, покровителем которого являлся тогдашний президент Финляндии Мартти Ахтисаари, – именно в день юбилея, 13-го. В его программе были богослужение в Домском соборе на Сенатской площади, торжественное шествие от центра города к полю Кумтяхти, где в 1848 году во время весеннего студенческого праздника была впервые исполнена песня великого писателя Суоми Йохана Людвига Рунеберга «Наш край», музыку к которой срочно написал за четыре дня до этого композитор Фредрик Пациус. Он и дирижировал первыми исполнителями – Академическим хоровым обществом и оркестром финской гвардии. Патриотическая песня Рунеберга произвела такое впечатление на собравшихся тогда (ее назвали сразу же финской «Марсельезой» – под влиянием революционных событий во Франции), что она стала общенациональной. «Наш край» символизирует национальные чувства финнов более чем полтора века.

Рунеберг написал песню по-шведски (господствовавший тогда в Суоми государственный язык). Первый перевод на финский сделал, еще будучи 15-летним юношей, Алексис Киви, в будущем – основоположник финского литературного языка. Более поздний официальный перевод принадлежит Пааво Каяндеру. Один из русских переводов «Нашего края» (еще не гимна, а просто стиха Рунеберга) принадлежит Александру Блоку.

Финская почта выпустила 7 мая 1998 года почтовую марку достоинством в 5 финских марок с изображением флага страны над лесами, полями и озерами и на его фоне – нотной линейки со скрипичным ключом и начальными нотами гимна. На других марках серии – портреты Рунеберга, Пациуса, выдающегося финского сказочника Сакари Топелиуса, тогда журналиста, донесшего до следующих поколений репортаж об этом событии. Кстати, каждый житель Хельсинки знает этих людей и по памятникам – Рунебергу на центральном столичном бульваре Эспланада, Пациусу – в парке за вокзалом и Национальным театром, Топелиусу – в одном из сквериков в центре.

Примечания: 

[1] Finland. Imatra, 1997.

[2] Во времена холодной войны добрососедские отношения между СССР и Финляндией вызывали открытую неприязнь со стороны американских «ястребов». Опасаясь нормализации и улучшения международных отношений на Европейском континенте, они пугали обывателей перспективами «финляндизации Европы».

[3] О возникновении и становлении финской журналистики подробно см.: TommilaP., SalokangasR. Sanomiakaikille. Suomen lehdiston historia. Helsinki, 1998. – 326 p.

[4] Михайлов С.А. Периодическая печать Швеции. – СПб., 1999. – С. 10.

[5] Tommila P., Salokangas R. Sanomia kaikille. Suomen lehdiston historia. – Helsinki, 1998. – P. 14–22.

[6] Боргоский сейм 1809 года одобрил условия вхождения Финляндии в состав России. Главой Великого княжества Финляндского являлся российский император, представителем которого был финляндский генерал-губернатор. Он же являлся председателем местного правительства (с 1816 года – сената). Высшая администрация Финляндии подчинялась непосредственно императору, представление дел которому в Петербурге осуществлял Комитет по делам Финляндии.

[7] Журналистика западноевропейских стран. – Л., 1990. – С. 99.

[8] Tommila P., Salokangas R. Op. cit. P. 43–49.

[9] Tommila P., Salokangas R. Op. cit. P. 138–320.

[10] Среди исследователей русскоязычной прессы Финляндии, проживающих на территории этой страны, необходимо назвать Т. Мищенко, принимающую активное участие в общественной жизни русскоязычной общины. Ее исследования во многом способствовали подготовке к публикации данного раздела.

[11] История рабочей и революционной печати Финляндии достаточно хорошо изучена в годы Советской власти. В частности, в многочисленных исследованиях, посвященных истории КПСС, мирового рабочего и коммунистического движения.

[12] В книге Е.Л. Вартановой «Финская модель на рубеже столетий. Информационное Общество и СМИ Финляндии в европейской перспективе» подробнейшим образом рассмотрены современное состояние и тенденции развития средств массовой информации Финляндии.

[13] Подробнее см.: Press Media in Finland. – Helsinki. 1991. В этой работе, в частности, дан перечень всех регулярно выходящих в Финляндии газет (не менее одного раза в неделю).

[14] Хилтунен Р. Рождение нового гиганта.//«Санкт-Петербургские ведомости». 1998. 28 мая.

[15] Как уже неоднократно отмечалось, в Финляндии связь газет и журналов с политическими партиями и другими общественными организациями слабеет, зато растет число «неприсоединившихся» и специализированных изданий.

[16] Press Media in Finland. – Helsinki. 1991. – P. 3–5.

[17] Ibid. P. 11.

[18] Ibid. P. 12.

[19] Tommila P., Salokangas R. Op. cit. P. 209–243.

[20] Вестник. 1996. №4. С. 10–14.

[21] Хилтунен Р. Суоми почтила память красных узников.//«Санкт-Петербургские ведомости». 1998. 16 июня.

[22] «Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 3 июля.

[23] «Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 23 июня.

[24] Хилтунен Р. Греховная песня Тено//«Санкт-Петербургские ведомости». 1998. 13 мая.

[25] Helsingin Sanomat. 2001. 2 Tammikuu.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2014/06/30/zhurnalistika-finlyandii/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *