«

»

Июн 03 2014

Распечатать Запись

Арво Юльппё * Arvo Ylppö

arvo


Арво Юльппё

(1887-1992)

профессор педиатрии, заслуженный деятель медицины Финляндии


Арво Юльппё стал символом заботы о детях. Педиатр Арво Юльппё по примеру Германии с помощью сети консультационных центров организовал систему первичного медицинского ухода за детьми. Его достижением можно считать быстрое снижение детской смертности, превратившее Финляндию в мирового лидера с точки зрения этого ключевого показателя благосостояния. Международное признание получили исследования Юльппё, посвященные недоно­шенным детям.

Заслуженный деятель медицины Финляндии, профессор педиатрии Арво Юльппё организовал систему первичного медицинского ухода за детьми. Он начал свою деятельность в области детских консульта­ционных центров, будучи руководителем Союза защиты детей Ман­нергейма (МЛЛ). Своими популярными публикациями и выступ­лениями он привлек большое общественное внимание к проблеме попечения и воспитания детей. Юльппё стал символом заботы о детях. Его деятельность привела к снижению детской смертности в Финляндии с примерно 10 процентов в начале 1920-х гг. до менее одного процента в 1960-е гг., что стало одним из самых низких пока­зателей в мире.

Арво Юльппё родился в 1887 г. в крестьянской семье, насчи­тывавшей двенадцать детей. Живой и деятельный мальчик столкнулся с детскими болезнями и лечением, поскольку его мать постоянно ухаживала то за одним, то за другим заболевшим ребенком. После окончания школы Юльппё отправился изучать медицину в Хельсинки, он целенаправленно хотел стать педиатром. Во время учебы он участвовал в деятельности студенческой корпорации Хяме и усвоил политические взгляды ее инспектора И.Р. Даниельсона- Кальмари. Ближайший студенческий друг Юльппё Вильё Рантасало стал в дальнейшем его пожизненным соратником в деле защиты детей и развития педиатрии.

Страсть к познанию и авантюрная жилка подтолкнули Юльппё отправиться за новым опытом за рубеж. В 1908 г. он изучал анатомию в Геттингене, много путешествовал по России, Прибалтике и Центральной Европе. В 1912 г. он отправился продолжать обучение в Берлин, в исследовательский центр детских болезней при императорской больнице «Августа Виктория Хаус». На это решение повлияло как желание ближе познакомиться с Германией, которая в то время была одной из передовых стран в медицине, так и некоторые трения в отношениях со шведоязычным профессором педиатрии Вильгельмом Пиппингом. Последний не позволил Юльппё взять тему для диссертации, так что ему пришлось воспользоваться дружескими связями, установленными в Гёттингене. Профессор Лео Лангштейн из вышеупомянутого исследовательского центра предложил молодому врачу место для работы и исследовательскую тему. Юльппё прилежно работал в Берлине и 6 декабря 1913 г. защитился в Хельсинки. Его исследование было посвящено метаболизму желчи у недоношенных детей.

Лишь после защиты диссертации в марте 1914 г. Юльппё получил степень лиценциата медицины. Это могло быть причиной сдержан­ности финских преподавателей в оценке результатов исследований Юльппё. Он считал, что с ним обошлись несправедливо, учитывая положительные отзывы, полученные в Германии. Когда появилась возможность продолжить исследования в Германии, он вернулся в Берлин. Ситуация изменились с началом Первой мировой войны. Всех финнов считали врагами, так как они были российскими подданными. Юльппё смог продолжить свою работу в больнице и, дав взятку чиновникам в виде коллекции финских почтовых марок, был освобожден от необходимости прохождения еженедельной регистра­ции. Однако ему пришлось ограничить свою исследовательскую деятельность и стать врачом-ординатором, поскольку немецкие врачи один за другим отправлялись на фронт и в военные госпитали. Поддерживать связь с родиной было трудно; переписка велась через Стокгольм. Юльппё навещали знакомые участники финского егерского движения, проходившие военную подготовку в Германии.

Тем не менее, в годы войны в Берлине удавалось также заняться исследованиями. Юльппё завершил несколько исследовательских проектов, за которые в 1919 г. он получил премию Хойбнера. Это была награда, присуждаемая каждые четыре года за лучшую медицинскую научную публикацию на немецком языке. Юльппё работал почти круглыми сутками, поскольку хотел получить профессуру после Пиппинга.

В Германии, в частности, в больнице «Августа Виктория Хаус» Юльппё познакомился с системой консультаций по уходу за детьми и кормлению. В Берлинских кинотеатрах даже демонстрировали фильмы, пропагандировавшие материнское кормление. Для матерей при клинике проводились приемы по обучению уходу за детьми. Также появились учреждения социального ухода, кружки, начальное преподавание основ искусства. Все это заинтересовало Юльппё. Он написал свое первое популярное пособие по уходу за детьми «Мать как кормилица своего дитя», которое в 1919 г. было опубликовано в Финляндии издательством «Отава». После получения независимости в Финляндии, когда улучшилось почтовое сообщение, Юльппё вступает в переписку со старшей медсестрой детской больницы Тюттю фон Кунов и старшей медсестрой хирургической больницы Софией Маннергейм. С последней он познакомился еще в годы учебы. Жизнь вдали от родины настолько снизила владение финским языком, что и рукопись популярного пособия, и переписка Юльппё были немецкоязычными. За популярным пособием последовала серия статей, направленных на повышение уровня ухода за ребенком в семьях. Это было принципиально новым подходом, и Юльппё не был уверен, что этот предмет можно было бы без проблем обсуждать с профессором Пиппингом.

Летом 1918 г., приехав после четырехлетнего отсутствия в отпуск в Финляндию, Юльппё продолжал развивать свои идеи. Время отсутствия оставило о себе память чувством одиночества и неуверен­ности, беспокойством о судьбе близких и гибелю брата в марте 1918 г. Во время поездки в Финляндию он заручился поддержкой торговца из Тампере Николая Тиркконена, который профинансировал стажировку в Германии для одной медсестры; целью Юльппё было создание в Финляндии так называемого музея ухода за детьми. Это была выстав­ка кукол, демонстрировавших наиболее распространенные детские болезни. Также Юльппё организовал в Берлине обучение и сдачу соответствующих экзаменов с получением диплома сестры по уходу за детьми для Фриды Винтер (Йокипии), Маргареты Лукандер и Тойни Лейкола. Позднее в 1920-х гг. они вместе с Юльппё развернули подготовку сестер по уходу за детьми и патронажных сестер. В 1918 г. Юльппё стал главным врачом отделения, рассматривая это как признание своей клинической практики.

Профессор и строитель больницы

В 1919 г. Юльппё стал доцентом педиатрии в Хельсинкском универ­ситете. Он получал предложения переехать в США, но на этот раз Финляндия оказалась заинтересована обрести исследователя, полу­чившего международное признание. Юльппё был и сам заинтере­сован в возвращении на родину после долгой, связанной с одино­чеством работы за рубежом. Он участвовал в конкурсе и получил должность ассистента на медицинском факультете. К этому же времени относится расширение преподавания в университете на финском языке, в частности, путем учреждения так называемых экстраординарных профессур. В 1921 г. Юльппё был назначен на одну из таких профессур — по педиатрии. Подготовка лекций на финском языке требовала также разработки финской медицинской терминологии. В 1925 г. после выхода Пиппинга на пенсию Юльппё был назначен на действительную должность профессора педиатрии, которую он занимал вплоть до своего ухода на пенсию в 1957 г. Помимо преподавания и исследовательской работы в его обязанности входила работа главным врачом в детской больнице Хельсинки. Больница располагалась в тесных и старых помещениях на улице Техтаанкату. Одной из значительных областей деятельности Юльппё было строительство новой детской клиники. Он успешно использовал прессу и лоббировал принятие соответствующих решений через женщин из числа депутатов парламента. Строительство нового здания больницы шло в сложных условиях военного времени и кризиса. Новая больница была торжественно освящена в 1946 г.

Юльппё также входил в комиссию по защите детей города Хель­синки, представляя в ней Национальную коалиционную партию. Там он тесно, невзирая на партийные барьеры, сотрудничал с жен­щинами-политиками, в том числе с Мийной Силланпяя. Участие в политической жизни было для Юльппё средством для улучшения условий жизни детей. Юльппё содействовал развитию детского здравоохранения, также участвуя в становлении отечественной фармацевтической промышленности. Концерн «Орион», кроме всего прочего, заложил основу значительного семейного состояния.

Юльппё был талантливым педагогом. Он увлекал молодых врачей обширной социальной работой в области народного здравоохранения, так что в дальнейшем они, став муниципальными врачами, участво­вали также в работе консультаций, хотя это не входило в их обязан­ности. Он приглашал в Финляндию лекторов из-за рубежа, в том числе своего немецкого «духовного наставника» Лео Лангштейна, а также помогал своим ученикам продолжать учебу заграницей.

Деятельность по укреплению здоровья населения в Союзе защиты детей Маннергейма

Одной из главных задач системы здравоохранения в первые десяти­летия 20 в. было приучение семей к гигиене, здоровому образу жизни и питания. Сюда входили медико-профилактическое воспитание и социальная работа. София Маннергейм вместе с небольшой группой помощников начала подготовку создания организации по защите детей еще в 1918 г. В руководство организации она пригласила своего брата, генерала Густава Маннергейма, который дал свое согласие, после того как Софии и советнику просвещения Эрику Манделю уда­лось привлечь к этому делу Арво Юльппё. Так осенью 1920 г. появился Союз защиты детей генерала Маннергейма (МЛЛ — Mannerheimin Lastensuojeluliitto). Основной задачей Союза было повышение уровня ухода за детьми с тем, чтобы снизить уровень младенческой и детской смертности.

Юльппё объездил всю страну, демонстрируя привезенный в свое время из Германии «музей ухода за детьми» и пропагандируя правильные навыки детского попечительства. В ходе выступлений Юльппё и других представителей MЛЛ на местах создавались первичные организации Союза. За десять лет организация стала общенациональным лидером в области народного здравоохранения, работы с молодежью и защиты детей. Действовавший в Хельсинки приют для матерей-одиночек «Ластенлинна» («Детский замок»), при­надлежавший возглавляемому Софией Маннергейм объединению «Материнскую заботу — детям», был преобразован в учебную больницу МЛЛ. София Маннергейм и Арво Юльппё имели по этому поводу разные мнения. Маннергейм хотела сохранить заведение как приют для матерей-одиночек, а Юльппё стремился к развитию ухода за всеми детьми. Во взглядах Юльппё присутствовал определенный социальный аспект. Он полагал, что каждый ребенок заслуживает хорошего ухода и достойных возможностей для дальнейшей жизни. В отличие от многих своих современников, он не верил в расовые теории и в наследуемость асоциального поведения. В этом вопросе Густав Маннергейм был солидарен с Юльппё, и таким образом состоялись необходимые изменения.

Программа Союза была обширной. Она предполагала пропаганду физического здоровья, но наряду с этим включала в себя иные виды деятельности, связанные с жизненными навыками детей. Основанные Союзом кружки по интересам и так называемая молодежная курьерская служба были призваны отвлечь молодежь от улицы. Также внимание уделялось устройству детских праздников и выступлений лунапарков. Юльппё считал, что у детей есть право на радость. По окончании войн пять детских благотворительных организаций учредили Фонд «День детей», задачей которого было устройство и содержание парка развлечений Линнанмяки. Для эстетического развития детей для детских домов приобретались художественные произведения. На спортивных соревнованиях и в школах плавания детей приучали к занятиям физкультурой и пребыванию на свежем воздухе. Спорт был одним из любимых увлечений молодого Арво Юльппё, а в годы одиночества в Германии — едва ли не единственным. Он считал, что гимнастика подходит и для души студента, и для его кошелька.

Консультационные центры и патронажные сестры

В императорской больнице «Августа Виктория Хаус» был консульта­ционный центр, где матери получали советы по уходу за ребенком. Врачам там помогал медперсонал, прошедший специальную подго­товку. Это, по мнению Юльппё, могло быть хорошим решением и для Финляндии, где не хватало врачей, но при этом уровень образования матерей был относительно высок. В центре «Ластенлинна» уже весной 1921 г. началась подготовка детских медицинских и патро­нажных сестер. Последний термин закрепился в 1924 г., когда система подготовки была модифицирована под руководством Венни Снельман, которая училась на стипендию МЛЛ в Англии. Сестры, окончившие курсы, направлялись в коммуны и местные организации Союза для профилактической работы. Соратником Юльппё по под­готовке детского медицинского персонала была старшая медсестра Агнес Синерво-Мантере.

В сельской местности патронажные сестры ходили по домам, а также вели прием у себя дома. В 1922 г. Юльппё открыл консульта­цию в отремонтированном помещении дровяного подвала в «Ластенлинна». Матери из рабочего района Каллио приводили своих детей для осмотра и одновременно получали консультации. Матери, да и некоторые отцы охотно посещали консультации. Младенческая смертность в этом районе быстро сокращалась, и это вдохновляло на расширение подобной деятельности. Консультационные центры открывались главным образом в городах и промышленных центрах, зачастую совместными усилиями с муниципальными властями и владельцами предприятий. В 1926 г. при поддержке местных властей в Выборге и Хельсинки были открыты женские консультации. В 1944 г. опыт подобной деятельности привел к разработке закона о консультационных центрах для материнства и детства. Одновременно коммунам было вменено в обязанность оплачивать работу патро­нажных сестер и акушерок. После этого Финляндии удалось снизить показатели младенческой и детской смертности до уровня соседних западных стран.

Союз защиты детей генерала Маннергейма внес значительный вклад в организацию профилактической работы. Подобная деятель­ность в межвоенный период находилась почти полностью в руках неправительственных организаций, так как государственные ресурсы были сосредоточены на обеспечении лечения больных и организации медицинских учреждений. После Второй мировой войны МЛЛ сосредоточился на развитии содержательной стороны деятельности консультаций и школьного здравоохранения, а также на строительстве центров здоровья. В 1948 г., в основном благодаря финансовой помощи Швеции, но также и при некотором финском финансировании, в Хельсинки был построен новый центр «Ластенлинна». Еще один такой центр через несколько лет появился в Куопио.

Уход за недоношенными детьми

Самое значительное научное исследование Арво Юльппё было посвящено недоношенным детям. Он разработал определение недоно­шенного ребенка, используемое, наряду с другими индикаторами, и в настоящее время. По этому определению, каждый ребенок, родившийся с весом менее 2500 граммов, нуждается в специальном уходе. Важнейший тезис Юльппё заключался в том, что причиной смерти недоношенных детей является не их малый вес, а органическое заболевание, подлежавшее лечению. Это вывело исследования на новый уровень, поскольку в 1940-е гг. из всех умерших в раннем возрасте половина приходилась на недоношенных детей, хотя из всех рожденных последние составляли лишь 10 процентов.

Вне пределов Хельсинки организация особого специального ухода за недоношенными детьми была почти невозможна. Начиная с конца 1940-х гг. MJ1JT выпустил многочисленные публикации и короткометражные фильмы об уходе за недоношенными детьми, предназначенные как для общественности, так и для специалистов. Для транспортировки недоношенных малышей в начале 1950-х гг. был разработан специальный деревянный контейнер, в которым тепло поддерживалось благодаря сменному слою песка на дне. С помощью патронажных сестер, местных врачей и добровольцев ММЛ недоношенных младенцев доставляли в «Ластенлинна» для интенсивного лечения. От этой системы удалось отказаться в начале 1960-х гг., когда услуги центральных больниц стали доступны и в сельской местности. После этого «Ластенлинна» стала все более спе­циализироваться на детской неврологии. В «Ластенлинна» соратни­ком и последователем Юльппё была его супруга Леа Юльппё.

Арво Юльппё стал символом заботы о детях. В 1952 г. он получил высшую награду, которую может получить врач — звание аркиатра, заслуженного деятеля медицины Финляндии. Некоторые его высказывания стали крылатыми, например «Дети приносят радость» и «Спасибо — лучшая награда». Позитивное отношение к детям приобрело масштабы почти всенародного движения, когда в 1987 г. ему исполнилось сто лет. Юльппё участвовал в многочисленных меро­приятиях, а в детских консультациях по случаю его дня рождения подавался кофе. Юльппё черпал свои силы в общении с природой Сипоо, в рыболовстве и игре в вист.

Аура Корппи-Томмола

Приложение:

Арво Хенрик Юльппё, род. 27.10.1887 Акаа, умер 28.1.1992 Хельсинки. Родители: Хейкки Юльппё, крестьянин, и Хенриика Майну. Первая жена: 1925-1942 Айно Марьятта Вегелиус, род. 1901, умерла 1942, родители первой жены: Биргер Кустаа Вегелиус, директор банка, и Эдит Вильгельмина Алопеус; вторая жена: 1950-1992 Леа Йокелайнен, лиценциат медицины, род. 1919, родители второй жены: Теодор Антти Йокелайнен, строительный подрядчик, и Айно Оравала. Дети: Хейкки, род. 1926, умер 1956, кандидат медицинских наук; Кайса (Сойни), род. 1927; Айли, род. 1951; Инто, род. 1952; Юкка, род. 1955, Сеппо, род. 1958.

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2014/06/03/arvo-yulppyo-arvo-ylppo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *