«

»

Янв 01 2014

Распечатать Запись

Мауно Койвисто * Mauno Koivisto

Mauno Koivisto

Находясь на постах министра финансов, директора Финляндского Банка и премьер-министра, Мауно Койвисто завоевал широкую популярность, выходящую за партийные границы. Благодаря этому он стал президентом республики после того, как в 1982 г. из-за болезни было прервано правление Урхо Кекконена. Койвисто оказался перед лицом проблем, накопившихся за долгий срок президентства Кекконена и доставшихся по наследству его преемнику. Во внешней политике Койвисто продолжал намеченную Кекконеном линию, сохраняя приверженность осторожной политике нейтралитета. Одной из составляющих внутренней политики Койвисто стало ограничение президентских полномочий.

Два президентских срока Мауно Койвисто, с 1982 по 1994 гг., были временем больших перемен. Необычайно долгое двадцатипятилетнее правление Урхо Кекконена становилось для его последователя своеобразным вызовом. Кекконен, исходя из осознания важности отношений с Советским Союзом и, одновременно, стремления участвовать в экономически необходимой западноевропейской интеграции, создал систему, в которой власть в значительной степени была сосредоточена в руках президента. Поначалу Койвисто подчеркивал преемственность своей политики линии Кекконена, однако, мощная поддержка, оказываемая ему, основывалась именно на том, что он отличался от Кекконена. Именно на эру Койвисто пришлось ослабление влияния Советского Союза как великой державы и его последующий крах.

Осторожность, с которой Койвисто использовал возможности, открывавшиеся в связи с ослаблением влияния Советского Союза, вызывала критику, но такая позиция заслужила и признание. Карьера Койвисто от студента до доктора философии и премьер-министра, а позже президента, была примером осуществления финской мечты в двух смыслах. Во-первых, преодолевая трудности, он получил образование, столь ценимое финским обществом. Во-вторых, он достиг высокого поста, пройдя нелегкий путь по социальной лестнице. Его восхождение к президентству можно объяснить той небывало высокой поддержкой в опросах общественного мнения, которая установилась еще в самом начале его пребывания на посту премьер-министра. Этот «феномен Койвисто» длился вплоть до его второго президентского срока.

Годы взросления

Мауно Койвисто родился в 1923 г. и был вторым сыном в семье корабельного столяра. Его сестра родилась три года спустя. Отец Койвисто ходил в плавания и испытал в море духовное пробуждение, отразившееся на жизни семьи. В частности, он считал субботу праздничным днем, хотя и не был адвентистом. Мать Мауно была дочерью регента хора.

Суровым испытанием стала смерть матери, когда мальчику было 10 лет. Возникли многочисленные трудности с ведением домашнего хозяйства отцом-одиночкой. После окончания народной школы Койвисто работал во многих местах, а когда началась Зимняя война он, будучи шестнадцатилетним подростком, записался в противопожарное подразделение, после чего сменил много рабочих мест. В межвоенный период летом 1940 г. Койвисто уже следил за развитием событий, и, по его словам, у него никогда не было «такого ужаса», как летом 1940 г.

События, разворачивавшиеся в странах Балтии, а также демонстрации, организованные в Турку Финско-советским обществом мира и дружбы, вызывали страх. С началом Войны-продолжения Койвисто записался добровольцем в полевые противопожарные войска. Он оказался в Восточной Карелии, где окунулся в боевые условия. В феврале 1942 г., достигнув призывного возраста, он сначала находился в учебной части, а затем продолжал службу на фронте в рядах 35 пехотного полка в Восточной Карелии вплоть до февраля 1944 г. Затем он служил в егерской роте первой дивизии под командованием легендарного Лаури Тёрни. Опыт военных лет, как следует из его воспоминаний, проявил две черты Койвисто. Во-первых, он был рассудительным человеком даже в боевых условиях. Во-вторых, в особенности, на конечном этапе войны он был человеком, усердно читающим Библию и верящим в покровительство Бога. В письмах отцу он уповает на Бога, как в отношении себя, так и в отношении Финляндии. Койвисто еще до издания своих воспоминаний несколько раз указывал на влияние войны: «Когда участвуешь в игре, цена которой собственная жизнь, все остальные игры после этого кажутся ничтожными». Его соратник и соперник Калеви Сорса, характеризуя Койвисто, ссылался на его военный опыт и вытекавший из этого образ действий: «Я думаю о нем, прежде всего как о человеке из разведывательного отряда дальнего действия; он нацелен далеко, мало говорит о своих целях, бьет сильно, исчезает и заметает следы». Койвисто целенаправленно двигался к своим целям – это не всегда легко было осознать. Он ощущал то же, что и многие другие, вернувшиеся с войны: «Если остался жив, то все дороги тебе открыты».

После войны Койвисто всерьез заинтересовался политикой и обретением политического веса. Он вступил в Социал-демократическую партию Финляндии (СДПФ) в 1947 г. – в условиях, когда для этого требовались твердость позиции и решимость. На собрании бастующих деревообработчиков в Турку Койвисто выступил с речью, содержавшей критику в адрес методов забастовщиков, что привлекло внимание тамошних социал-демократов. После этого состоялась первая встреча Койвисто и главного редактора журнала «Сосиалисти» Рафаэля Паасио. После этой встречи Койвисто на протяжении десяти лет писал для этого издания статьи под псевдонимом Пуумиес (деревообработчик).

Койвисто вступил в социал-демократическое движение, чтобы бороться против коммунистов. То, что его отец входил в шюцкор, равно как и семейные традиции, делали такой выбор вполне естественным. Осенью 1948 г. Койвисто поступил на работу в порт Турку, а в декабре того же года стал управляющим портовой конторой. В конце лета 1949 г. подконтрольные коммунистам профсоюзы попытались свергнуть социал-демократическое правительство меньшинства К.-А. Фагерхольма, а социал-демократическое руководство Центрального объединения профсоюзов Финляндии (SAK) провозгласило порт Ханко «открытой зоной» и призвало организованных портовых рабочих, признающих законность, ехать в Ханко. Койвисто также направился туда, стал управляющим портовой конторой и начал нанимать туда рабочих в условиях, когда правительство 18 августа запретило забастовку. Коммунистическая газета «Ууси пяйвя», выходившая в Турку, заклеймила Мауно Койвисто как штрейкбрехера No1. Койвисто находился в эпицентре борьбы за контроль над профсоюзным движением. В этот период публикации, выходившие за подписью «Пуумиес», содержали выражения «сила против силы», и обращения к «мужчинам, которые не боятся террора». В своих воспоминаниях Койвисто указывает, что в те дни Финляндию спасло гражданское сопротивление.
После забастовки целью социал-демократов было выкурить активных коммунистов из портов, и это стало одной из причин того, что Союз грузоперевозчиков Финляндии нанял Койвисто в качестве инспектора порта. Грузоперевозчики, однако, не стали осуществлять замысел, поскольку, по мнению Койвисто, они пытались извлечь выгоду из борьбы между социал-демократами и коммунистами. По мнению исследователя Тапио Бергхольма, разочарование в действиях грузоперевозчиков заставило Койвисто по-новому взглянуть на вещи. Солдат партии стал вдумчивым студентом.

Помимо участия в мероприятиях социал-демократов и работы Койвисто также учился: он сдал экзамен за неполную среднюю школу в 1947 г., а два года спустя – экзамен на аттестат зрелости. Летом 1950 г. Койвисто оставил работу в порту. Он работал на сборе клубники в Англии, а в следующем году временно стал работать учителем народной школы. К этому же периоду относится его женитьба на Теллерво Канкаанранта в 1952 г.
Основной упор теперь делался на учебе, и в 1953 г. Койвисто сдал магистерский экзамен. Три года спустя он опубликовал докторскую диссертацию «Социальные отношения в порту Турку». В ее теоретической части, а также при интерпретации ответов портовых рабочих автор отмечает относительность полученных результатов. Диссертация была не только научной работой, но и итогом собственного опыта. Повседневная реальность содержалась в рассуждениях автора о том, как во многих отраслях промышленности попытка работодателей повысить мотивацию к труду приносила хорошие плоды, но портовые условия делали эти усилия малоэффективными.

Учеба и написание диссертации способствовали установлению новых связей, как с преподавателями общественных наук, так и с молодыми исследователями. Койвисто входил в дискуссионный клуб, собравшийся вокруг Карла-Эрика Кноллингера, профессора экономики Або Академии. Он также попал под влияние другого кружка под руководством Юхани Паасивирты, в котором вопрос общественной жизни рассматривались с позиции социал-демократии. Он был также членом Академического социал-демократического объединения, созданного в 1946 г. студентами в Турку. Из-за своей научной работы он остался немного в стороне от споров, произошедших в 1950-е гг. и приведших к расколу в СДП. Правда, он принял участие в дискуссии, касающейся партии, но диссертация явно давала ему возможность рассматривать происходившее под более широким углом зрения. К периоду пребывания в Турку относится также начавшееся разделение СДП. Для Койвисто было сложно выбрать сторону. После всеобщей забастовки 1956 г., которую он считал шокирующей, он все более склонялся в сторону группировки Лескинена и выступил с критикой усиливающегося влияния профсоюзного движения на партийные дела. По его мнению, цели профсоюзного движения были узкими, связанными лишь с уровнем жизни рабочих. В этом он был с другим жителем Турку Рафаэлем Паасио.

Искатель нового

Планы относительно университетской карьеры изменились, когда исполнительный директор Рабочего Сберегательного Банка Хельсинки Йоонас Лахерма предложил Койвисто место в банке. С переездом в Хельсинки в 1957 г. осталось позади привычное окружение в Турку и началась новая карьера: сначала на посту заместителя директора, а с начала октября 1959 г. – исполнительного директора. Новые обязанности познакомили Койвисто с повседневностью экономики и финансов Финляндии.

Переехав в Хельсинки, Койвисто начал активно заводить связи. Он вошел, в частности, в группу молодых ученых, известную как «О-группа», поскольку либо фамилия, либо имя, либо и то и другое у большинства ее членов заканчивались на букву «о». В группу входили, помимо уже знакомого по Турку Тимо Хелеля, также Йоуко Паунио, Олави Ниитамо и Юсси Линнамо. Будучи молодыми теоретиками-экономистами, они стремились модернизировать свою науку. Их объединяла вера в возможности, открывающиеся перед экономической политикой, в случае если они как ученые смогли бы указать верные пути. Они высказывали свои мысли в газете «Суомен Сосиали-демокраатти» под псевдонимом Кярьекяс (Острый, колкий). Таких статей появилось всего 57, из них 13 принадлежали Койвисто. В Хельсинки супруги Койвисто сначала входили в Академическое социал-демократическое объединение. Мауно Койвисто написал часть докладов, которые делались на заседаниях объединения. Затем он отредактировал их и опубликовал в книге «К более широкой демократии» (1960). Супруги Койвисто входили также в созданное в 1961 г. Общественно-политическое социал-демократическое объединение,в котором состояли также специалист в области методологии общественных наук Тоуко Маркканен и Пентти Виита, защитивший диссертацию по экономике. Объединение получило новый импульс, когда в мае 1964 г. в него вступил Пекка Кууси, автор «Социальной политики 60-х годов». В сформулированных Койвисто задачах отмечалась необходимость рассмотрения практических проблем исходя из традиций социал-демократов, но научным путем. Назывались три ключевых слова: традиция, наука и практика.

Койвисто был недоволен тем, что Фагерхольм, потерпев поражение на выборах председателя партии на чрезвычайном съезде партии в 1957 г., поддерживал вместе с т.н. министрами-скуговцами (по имени бывшего председателя СДПФ Эмиля Скуга) отставку правительства и, по мнению Койвисто, одновременно обнажил для президента Кекконена фланг партии. Пополнение правительства за счет так называемых скуговских «пасынков» вносило еще больший раскол в партию. Установив разносторонние контакты, Койвисто начал поиски новой политической линии для социал-демократов и путей выхода из изоляции, в которой оказалась партия. В поисках путей разрешения внутрипартийного конфликта он пришел к выводу о необходимости установления связей в трех направлениях: с Кекконеном, коммунистами и Советским Союзом. Подобные мысли вызревали и в других кругах, особенно после того как Кекконен упрочил свои позиции на президентских выборах 1962 г. В своих воспоминаниях Койвисто пишет, что изначально он обсуждал эти идеи с помощником заведующего отделом на радио Олави Вильяненом и сотрудником Федерации профсоюзов Финляндии Орво Лахтиненом.
Новая линия четко ощущалась в речах, с которыми Койвисто выступил в Тампере и Нокиа 1 мая 1965 г. Центральной мыслью речи была возможность сотрудничества с коммунистами в правительстве, что позволило бы избежать изоляции, а также независимость от Кекконена в установлении связей с СССР. Этой речи предшествовали выступление Кекконена на собрании Общества Паасикиви в Рабочем доме в Хельсинки 25 сентября 1964 г., где президент призвал к сотрудничеству, а также напечатанная в феврале 1965 г. в газете «Правда» статья, в которой была высказана мысль о необходимости пересмотра оценки международной социал-демократии. Койвисто предпринимал, поначалу втайне, попытки создать условия для сплочения профсоюзного движения. У него были связи с Арне Гейером, председателем Международного союза свободных профсоюзов (VAKL) и Центральной профессиональной организации Швеции (LO), а также с Вейкко Ахтолой председателем Союза бумажной промышленности Центрального объединения профсоюзов Финляндии и с Орво Лахтиненом от Федерации профсоюзов Финляндии. Некоторые влиятельные фигуры из социал-демократов знали о деятельности Койвисто; у него были беседы с председателем партии Рафаэлем Паасио и остававшимся в стороне от споров Фагерхольмом,а также с крупными деятелями группировки Вяйнё Лескинена, в том числе с Каарло Питсинки. Таким образом, у Лескинена были основания, когда он в 1968 г., поддерживая кандидатуру Койвисто на пост премьер-министра, ссылался на их обширные связи. В новой ситуации, возникшей в 1966 г. вследствие победы на выборах социал-демократов и левых сил в целом, Койвисто оказался наравне и даже впереди Паасио, и вместе с Пеккой Кууси играл наиболее активную роль в поисках решения вопроса о составе правительства.

На посту министра финансов

Важным этапом на пути Мауно Койвисто к руководящим постам в государстве стало его вполне ожидаемое назначение на пост министра финансов в правительстве Рафаэля Паасио. Коммунисты вошли в правительство, хотя поначалу Паасио считал, что лучшим решением было бы сотрудничество с Партией центра. Так как Койвисто был партнером Паасио по дискуссиям, и Паасио избрал министрами социал-демократов, приход Койвисто в правительство был очевиден. Статус Койвисто как партийного эксперта по экономической политике был признан еще до формирования правительства. В начале 1966 г. он представил план платформы партии в области экономической политики, среди прочего содержавший мысль о необходимости положительно относиться к частному капиталу. По его мнению, разговоры о социализме не интересуют людей. Он полагал, что необходимо было наладить эффективное управление государственными компаниями, при этом увеличение доли государственной собственности не было актуальным. Действительно важной целью было увеличение занятости. Его отношение к другому важному вопросу – о региональном развитии – было в целом положительным, но Койвисто отмечал необходимость ее согласованности и подчинения общей политической программе. Таким образом, имидж Койвисто включал в себя разные черты. Его поддержка установления отношений с Кекконеном и с СССР, а особенно включения в правительство коммунистов, наложила на него печать радикала, в то время как его идеи относительно экономической политики указывали в противоположном направлении. О Койвисто сложилось представление как о человеке дела, поддерживающем новые идеи.

Экономическая политика правительства Паасио подверглась более жесткой, чем обычно, критике. Партия центра потеряла свой статус ведущей правительственной партии, а смена курса правительства вызвала критику у буржуазной оппозиции. В свою очередь, коммунисты, вернувшиеся в правительство после восемнадцатилетнего перерыва, пытались усидеть на двух стульях – в правительстве и в оппозиции. Критика исходила и непосредственно из социал-демократической среды; после восьми лет оппозиции слишком велики были надежды. Главным объектом критики стал премьер-министр и председатель партии Паасио. Однако острие критики было направлено против так называемой «политики звонкой монеты», проводимой Койвисто.
На посту министра финансов Койвисто пришлось составить два бюджета и провести девальвацию, в целом составившую 31 %. Тем самым была воспроизведена схема стабилизационной политики в Финляндии: проблемы издержек экспортирующих отраслей промышленности решались с помощью девальвации.

В декабре 1967 г., оценивая правительство Паасио и собственную работу на посту министра финансов, Койвисто заявил, что хотя лекарства были «горькими», но, по его мнению, правительство добилось многого и смогло изменить общество. Он признал, что правительство столкнулось с двумя проблемами: структурной безработицей и изменением структуры общества.

Первый раз на посту премьер-министра

В конце 1967 г., при правительстве Паасио, на Койвисто был большой спрос. Сначала его избрали генеральным директором торговой сети Эланто, а затем управляющим Финляндским Банком. В своей традиционной манере, Койвисто охарактеризовал возможности своего преуспевания в новой должности как «не очень хорошие», но обещал сделать все возможное и не забывать интересы нации. Он даже был готов уйти в отставку, если бы это пошло на пользу делу. В начале 1968 г. начался процесс, приведший Койвисто в кресло премьер-министра. В партии наблюдалось недовольство стилем руководства Паасио, и поэтому совет партии пришел к формально единодушному решению о нецелесообразности того, чтобы один человек был и председателем партии, и премьер-министром. Цель сторонников этой идеи – отстранить слишком медлительного в своих решениях, по мнению многих, Паасио с поста премьер-министра – была достигнута. Как отмечает Калеви Сорса, Паасио позже сторонился Койвисто, подозревая его в причастности к этой затее. Однако для такого утверждения нет никаких конкретных доказательств. В конце концов, Паасио поддержал кандидатуру Койвисто на пост премьер-министра, а затем министра финансов в последующем правительстве меньшинства.
Койвисто стал кандидатом в премьер-министры от СДП далеко не сразу. Его сторонники отмечали его компетентность в экономической и финансовой политике, знание языков и молодость. Сомнения вызывала «политика звонкой монеты» и отношения Койвисто с социал-демократической фракцией в парламенте. В начале марта Койвисто, однако, стал кандидатом в премьер-министры от партии. Как видно из протоколов СДП, процесс выдвижения был довольно случайным. Он поздно вышел вперед, но единодушие по его кандидатуре было достигнуто быстро. Решающей стала поддержка со стороны Кекконена и Паасио.

Койвисто не имел такой опоры в партийной организации, какая была у Паасио, но, отчасти из-за этого, у него было больше свободы действий. В новом правительстве Койвисто окружали действительно сильные представители других партий: бывшие премьер-министры из Партии центра Йохеннес Виролайнен, Ахти Карьялайнен и Мартти Миеттунен, а также Пааво Аитио из Демократического союза народа Финляндии (ДСНФ) и Аарре Симонен из Социал-демократического союза рабочих и мелких землевладельцев (СдСРиМЗ). Койвисто в качестве премьер-министра среди опытных политиков выглядел молодым и зеленым. Манера Койвисто высказывать свои мысли и раздражала, и восхищала: одни считали его «нерешительным», другие – аналитиком, выявляющим для обсуждения все возможные варианты. Ни влиятельные центристские фигуры, ни кто-либо другой, не предпринимали согласованных действий против премьер-министра. Аарре Симонен, представлявший в Финляндском Банке своего рода персональную оппозицию генеральному директору Койвисто, высказывался в пользу того, чтобы правительство как можно дольше продолжало работу. Вхождение в правительство ДСНФ создавало новое пространство для маневра. Правительство Койвисто было вынуждено и имело возможности принимать значимые решения. Вскоре после формирования правительства было подписано соглашение о политике в области доходов. Другими важными решениями в области социальной политики были закон о компенсациях фермерам за сокращение обрабатываемых площадей, окончательное рассмотрение в парламенте законопроектов об алкоголе и о пиве средней крепости. За время правления Койвисто финское общество быстро превратилось из общества, построенного на традициях, в либерально-урбанистическое. Законодательство также пополнилось законом об абортах.

Чувство неуверенности и незащищенности, порожденное быстрыми социальными изменениями, вызывали недовольство, которое было направлено прежде всего на партии в правительстве. На выборах 1970 г. правящие партии, за исключением Шведской народной, понесли заметные потери. Наибольшую неудачу потерпела Партия центра. Победителями стали Сельская партия Финляндии (СПФ), которая получила 18 мест, а также консервативная Национальная коалиционная партия. Популярность премьер-министра находилась в явном противоречии с результатами выборов, так как, согласно опросу общественного мнения, проведенному в 1970 г., поддержка Койвисто составила 29 %, а президента Кекконена – лишь 12 %. Самый серьезный конкурент, центрист Ахти Карьялайнен набрал всего 7 %. Одним из факторов, способствовавших популярности премьер-министра, стало новое средство информации – телевидение. Премьер-министр, к примеру, был гостем популярной передачи «Дополнительное время», посвященной текущим событиям. Он предстал перед зрителями в открытой, мальчишеской и незатейливой манере, но одновременно производил впечатление политического руководителя нового типа – рассудительного, сдержанного, не лишенного тактических талантов политика. Во время правительства Койвисто возникли серьезные проблемы в области внешней и торговой политики. Первая была связана с вторжением Советского Союза в Чехословакию 21 августа 1968 г. Койвисто рассматривал ситуацию под разными углами зрения. Произошедшее для него имело очень широкое значение: он отмечал, что в этом проявились нестабильность мира и даже его порочность. Он рассказал также, что несколько раз плакал, пока ехал со своей дачи в город. Также трудным решением, особенно для СДП, стал вопрос о том, заключать ли контракт на поставку электровозов из СССР, или же разместить этот заказ в Финляндии, поскольку занятость в металлообрабатывающей промышленности Тампере напрямую зависела от этого контракта. Премьер-министр рассматривал этот вопрос в общем контексте финско-советской торговли и отверг утверждение о том, что СССР осуществляет колониальную политику в торговле. Контракт на строительство атомной электростанции рассматривался аналогичным образом, хотя ситуация отличалась тем, что свои предложения помимо Советского Союза делали Англия и Швеция. Все эти страны также могли апеллировать к проблеме экономических отношений в целом.Северная экономическая зона или «Нордек» стала для Койвисто проблемой, требующей принятия решений. Он считал интеграцию необходимой для экономического развития. Для него как для социал-демократа сотрудничество со странами Северной Европы значило больше, чем для других ключевых фигур. Поскольку традиционно внешней политикой занимались в основном президент и министр иностранных дел, участие Койвисто в решении этого вопроса был больше обычного. Судя по написанной Кекконеном под псевдонимом Лииматайнен статье, это вызвало определенную ревность и, вероятно, навело на мысль использовать внешнюю политику, чтобы поставить Койвисто подножку. Фагерхольм саркастически сказал о положении Койвисто: «Человека заставляют сказать, что он думает, а это очень опасно». Койвисто полагал, что соглашение «Нордек» было нельзя подписывать, поскольку против этого резко возражал СССР. Во всяком случае, согласно более поздним высказываниям Кекконена, Койвисто хотел подписать соглашение, так что вину за провал всего плана можно было бы возложить на Данию, стремившуюся к членству в ЕЭС. Койвисто, однако, отрицал, что говорил что-либо похожее на то, о чем Кекконен пишет в своем дневнике. Кекконен после «ночных заморозков» 1958 г. был осторожным, старался наблюдать за ходом дела со стороны и оказывал поддержку лишь в том случае, если СССР не выступил резко против. Он использовал Койвисто в качестве щита, но не хотел предавать гласности степень влияния Советского Союза. Первое правительство Койвисто закончило работу с выборами 1970 г. Быстрое изменение в структуре экономики не только открыло новые возможности, но и влекло за собой некие жертвы. Культурный молодежный радикализм, набиравший силу при этом правительстве, порождал новые оппозиционные силы.

Койвисто или Сорса?

После выборов 1972 г., последовавших за роспуском парламента в конце предшествовавшего года, Кекконен поручил формирование правительства Рафаэлю Паасио. Когда попытки сформировать правительство большинства провалились, Паасио сформировал социал-демократическое правительство меньшинства, в котором первым министром финансов стал Койвисто, а Калеви Сорса, который на выборах набрал впечатляющее количество голосов, свыше 22 тысяч, занял пост министра иностранных дел. Таким образом, в СДП было теперь два идущих в гору и пользующихся большой поддержкой политика. Койвисто в правительстве Паасио в какой-то степени занимал такое же положение, что и находясь на посту управляющего Финляндским Банком, он призван был охладить ситуацию. Несмотря на это, он по-прежнему лидировал в опросах общественного мнения, опережая самого Кекконена. В состязании Сорсы и Койвисто первый, за исключением опросов общественного мнения, имел преимущество. 1970-е гг. можно с основанием назвать «десятилетием Сорсы», но одновременно это было и десятилетие власти Кекконена. Сорса «держался» за Кекконена, и его власть, как казалось, зависела от воли президента, несмотря на то, что он дважды был премьер-министром и дважды министром иностранных дел, а, кроме того, с 1975 г. был председателем СДП. Койвисто же отдалился от Кекконена, считавшего его конкурентом и не любившего его вдумчивую манеру высказываться. Койвисто и Сорса естественным образом оказались оппонентами к середине 1970-х гг., когда после первого нефтяного кризиса в связи с ростом мировых цен начал быстро расти дефицит платежного баланса. Задачей Койвисто стало уравновешивание платежного баланса с тем, чтобы Финляндский банк не финансировал рост дефицита. Было ясно, что между премьер-министром и управляющим Финляндским банком назревают различия во взглядах. Они вытекали из занимаемых ими постов, но здесь было и другое, и на это немедленно обратили внимание средства массовой информации.

Сорса позднее заявлял, что приблизительно к 1976 г. он уже был убежден в том, что партия не должна «промотать» популярность Койвисто в народе. По словам Сорсы, еще до выборов 1979 г. он договорился с Койвисто о выдвижении последнего кандидатом в президенты. По мнению некоторых, это произошло позже – лишь накануне собрания совета СДПФ в 1981 г., на котором Койвисто был назван кандидатом. Сорса был удовлетворен таким решением под воздействием результатов выборов коллегии выборщиков 1978 г.: Койвисто получил 19 570 голосов, а Сорса – 10 468. После назначения Койвисто премьер-министром в 1979 г. его рейтинг (36 %) значительно опережал рейтинги других потенциальных кандидатов в президенты (по 7 % у Сорсы, Карьалайнена и Виролайнена). Год спустя Койвисто получил 46 %, а президент Кекконен – лишь 13 %. Остальным ведущим политикам достались только крохи.

Второй раз на посту премьер-министра

В конце десятилетия и в особенности после выборов 1979 г. стало нарастать недовольство состарившимся президентом и отсутствием перемен. В этой ситуации Койвисто стал премьер-министром с все возраставшим авторитетом, подкрепленным его работой в Финляндском банке, явным лидерством в опросах общественного мнения, а также имиджем потенциального будущего президента. В опросе, проведенном накануне выборов, Койвисто был явным фаворитом на пост премьер-министра. Он заметно опережал всех своих несоциалистических соперников, в то время как среди сторонников СДПФ и ДСНФ он занимал второе место. Сам Койвисто так комментировал свое избрание: «Когда люди хотят изменить содержание политики, а это оказывается сложным, они ограничиваются сменой фигур». Существует два почти противоположных мнения относительно назначения Койвисто на пост премьер-министра. Согласно одному из них, Кекконен остановился на нем как на возможном преемнике. По мнению других, в частности соперников Койвисто Виролайнена и Карьалайнена, Кекконен хотел, чтобы Койвисто потерпел неудачу на трудном посту. Оба толкования могут быть верными. Позиция Кекконена менялась.

Будучи премьер-министром, Койвисто взял на вооружение новую линию, так называемую «политику низкого профиля», пытаясь с ее помощью сохранить состав правительства. По его собственным словам, он хотел сохранить сотрудничество на левом фланге и связи левых с профсоюзным движением. Попытки свалить правительство предпринимались как изнутри, так и извне. В первые месяцы 1981 г. Кекконен начал сожалеть о назначении Койвисто премьер-министром и стал склоняться на сторону тех, кто стремился добиться его отстранения. Койвисто, однако, получал разносторонюю поддержку своему правительству: Виролайнен, например, поддерживал Койвисто из тактических соображений. Весной 1981 г. представители Партии центра,по всей видимости, располагали сведениями об ухудшающемся состоянии здоровья Кекконена. С этим была связана попытка отстранить правительство, чтобы Койвисто не смог вести свою выборную кампанию, находясь на посту премьер-министра. Однако в критический момент Койвисто получил поддержку со стороны Калеви Кивистё и ДСНФ. Летом 1981 г. Ахти Карьалайнен сблизился с Кекконеном в расчете стать премьер-министром. И хотя президент относился к такому варианту благосклонно, когда Койвисто отказался добровольно уйти в отставку, сил президента было уже недостаточно для отстранения правительства. После того как Кекконен оставил свой пост из-за болезни, Койвисто мог начать свою предвыборную кампанию, исполняя обязанности президента.

Народ выбирает Койвисто

Во время предвыборной кампании Койвисто задавали в основном два вопроса: о природе его социалистических взглядов и об отношениях с Советским Союзом. На непростой вопрос журналиста об отношениях с Москвой Койвисто ответил, что их значение не следует преувеличивать. Такой ответ принес Койвисто дополнительную поддержку – он не хотел быть выбранным с помощью Москвы. На вопрос о характере его социалистических убеждений он ответил более развернуто, отметив, что созрело время для избрания президентом социал-демократа, но не привязанного к партии.
В выборах коллегии выборщиков 1982 г. уровень участия был исключительно высоким и достиг 87 %. Кандидаты, находившиеся в списке Койвисто, получили свыше 43 % голосов. Многие избиратели желали быть уверенными в том, что голоса их выборщиков будут отданы действительно Койвисто, и поэтому чрезвычайно большое количество голосов получили его жена Теллерво Койвисто, выдвигавшаяся в выборщики по хельсинкскому округу, и дочь Асси, выдвигавшаяся в Уусимаа.

О поддержке Койвисто за пределами партии свидетельствовало большое количество голосов, полученное теми кандидатами его списка, которые либо были беспартийными, либо не являлись известными политиками. Среди них были генерал-лейтенант Энсио Сийласвуо, профессор Матти Клинге, профессор Кирсти Лагерспец, а также актеры Вейкко Синисало и Сюльви Салонен. Большое количество голосов получили известные политики социал-демократы, такие как Матти Ахде, Эркки Лииканен и Лассе Лехтинен. Койвисто был избран в первом туре, набрав 167 голосов выборщиков.
В выборах 1988 г. Койвисто увеличил свою прежнюю поддержку во всех избирательных округах. Тогда был применен новый порядок выборов: граждане голосовали как за кандидата, так и за выборщика. Койвисто был избран во втором туре 189 голосами.

Изменения и преемственность

Начало президентского правления Койвисто характеризовалось ожиданием, что Койвисто будет непохож на Кекконена, но одновременно оказывалось сильное давление в пользу сохранения преемственности. Сила Койвисто заключалась в том, что он, в отличие от других политиков, не был связан прочными партийными узами. У него складывались непростые отношения со средствами массовой информации: с одной стороны, он был фаворитом в опросах общественного мнения, однако, с другой стороны, он упрекал корреспондентов, называя их «леммингами», раздражаясь на средства массовой информации и пытаясь их избегать.

Став президентом, Койвисто начал изменять статус и прерогативы президента в направлении большего парламентаризма, пытаясь оказывать влияние со стороны, а не вмешиваться во многие вопросы, как это делал Кекконен. Однако, в своей книге «Два срока» Койвисто пишет, что он не пожелал, чтобы его ставили «перед свершившимся фактом». Он был очень возмущен секретным соглашением Пааво Вяюрюнена, Илкки Суоминена и Кристофера Такселя накануне выборов 1987 г., направленным на формирование несоциалистического правительства.
Когда левые утратили свои позиции на выборах 1987 г., это соглашение получило поддержку в парламенте. Но Койвисто не согласился сыграть заранее предопределенную роль. Койвисто, Калеви Сорса и Харри Холкери, представитель Национальной коалиционной партии (НКП), получивший пост премьер-министра, пришли к соглашению о формировании «сине-красного» правительства (СДП и НКП). Для коалиционеров было важно попасть в правительство, и президент активно действовал во имя осуществления своих политически взвешенных решений, попутно стремясь не допустить на пост премьер-министра Пааво Вяюрюнена.

Сильные вспышки гнева в целом были свойственны Койвисто. Он долго сдерживает себя, но когда случается взрыв, это подчас происходит в неожиданном контексте. Хорошо известен пример, когда негодование Койвисто прорвалось наружу во время освящения построенного в Финляндии круизного лайнера «Royal Princess» в Англии в 1984 г. Его гнев, возможно, в большей степени объяснялся обидой за институт президентства, чем за себя лично. Публика интересовалось только приглашенной на церемонию принцессой Дианой, финны не были допущены даже близко к ней. Некоторые помешанные на принцессе финны оказывали ей почести, как будто находились при дворе, что еще больше увеличивало раздражение Койвисто.
Койвисто не всегда было легко добиться понимания своих идей и целей. Трудно забыть критику в адрес прокуроров и канцлера юстиции Кая Корте в связи с некоторыми предполагаемыми незначительными злоупотреблениями (история с так называемой «барской охотой»). Однако именно благодаря изменению атмосферы, вызванному избранием Койвисто, началось искоренение «обычаев страны» времен Кекконена. На первый план выходили формально-юридические моменты. Койвисто опасался возникновения атмосферы линчевания, но слово президента оказалось настолько весомым. До настоящего времени так и не прояснилось, вела ли практика старых «обычаев страны» и незначительных злоупотреблений властью к экономическим преступлениям периода сильного спада.

Койвисто и застой

Хотя Койвисто выступал за расширение парламентаризма, он, тем не менее, стремился влиять на внутреннюю политику, в особенности на экономическую. Он был особенно активен в период глубокого спада в конце второго президентского срока. Правда, многие ожидали от него открытого целенаправленного вмешательства, не вполне сознавая, как это должно происходить. У Койвисто как экономиста был большой опыт, указывавший, в частности, на необходимость применения экономических тормозов, равно как и на сложности их применения. Однако никто, даже Койвисто, не мог четко представить ситуацию, найти эффективные способы и применить их в условиях оказываемого политического давления, когда в конце 1980-х гг. экономика из состояния перегрева качнулась в сторону спада. Правда, была проведена ревальвация марки, однако впоследствии эта мера расценивалась как запоздалая и даже ошибочная мера. Участвуя в проведении нескольких девальваций, Койвисто накопил опыт и осознавал связанные с ними недостатки. Он был твердо убежден в преимуществах твердого курса валюты. В 1986 г. он вступил в конфликт с Пааво Вяюрюненом, который настаивал на девальвации для преодоления возникших трудностей в восточной торговле. Койвисто и Сорса совместно выступили против этого, осознавая, что инициатива Вяюрюнена отчасти связана с его личными политическими интересами. Таким образом, и наследие Таннера, и собственный опыт утвердили его в понимании важности твердого курса валюты.

По мере сокращения экспорта и с ростом дефицита торгового баланса в начале 1991 г. в разных кругах стали раздаваться требования девальвации. Когда в новом буржуазном правительстве, сформированном под руководством молодого премьер-министра Эско Ахо, и в Финляндском Банке спорили о том, каков должен быть твердый курс марки по отношению к расчетной денежной единице европейского сообщества ЭКЮ, Койвисто не был упорным сторонником старого курса. Главным образом по настоянию Финляндского Банка курс остался прежним. Когда осенью 1991 г. сокращение валютных запасов привело к вынужденной девальвации, сторонники прежнего курса управляющий Финляндским банком Рольф Кульберг, директора банка Маркку Пунтила и Калеви Сорса, а также министр финансов Ииро Виинанен подали в отставку. Койвисто попросил их продолжать выполнять свои обязанности. Так и произошло, за исключением Пунтилы. Президент полагал, что по-прежнему были нужны защитники твердого курса, нельзя было допустить паники, и поэтому руководящим фигурам следовало оставаться на своих местах.
После вынужденной девальвации правительство и Финляндский Банк выступали за политику твердого курса на новом уровне, но рынок реагировал с недоверием. Тогда Койвисто, используя сильные выражения, выступил против сомневающихся, охарактеризовав как «скользких» тех, кто участвовал в валютных спекуляциях в ожидании девальвации, а те, кто требовал проведения более масштабной девальвации, также стали объектом для критики. Весной 1992 г., накануне введения плавающего курса марки, раздражение Койвисто вызвала также критика экономической политики со стороны группы финских профессоров, особенно когда приглашенный из Гарварда профессор Рудигер Дорнбуш в телевизионном выступлении предложил провести сорокапроцентную девальвацию. Койвисто резко возразил, сказав, что профессор забыл об издержках девальвации, и возложил на девальвацию ответственность за углубление кризиса.
На всех этапах кризиса президент, прежде всего, подчеркивал необходимость сохранения стабильности. Когда в 1992 г. был поставлен вопрос об отставке правительства, Койвисто выступил против. Он стремился не допустить, чтобы экономический кризис перешел бы в политический. Койвисто заявил, что «он защищает правительство от него самого». В разгар финансового кризиса в 1993 г. Койвисто всесторонне участвовал в обсуждении и разъяснении ситуации. Когда из понесшей большие потери от кредитов группы сберегательных банков был образован Финляндский Сберегательный банк, и когда его кредитные потери продолжали расти, Койвисто принял участие в дискуссии, ужасаясь размерам банковских субсидий в июне 1993 г., и особенно доле, приходившейся на сберегательные банки. В июле 1993 г. Койвисто морально подготовил разделение Финляндского Сберегательного банка, отметив в интервью газете «Кескисуомалайнен», что «группа сберегательных банков свободна». 

Так он своим авторитетом способствовал принятию решения, уменьшавшего активы банка. Было ясно, что его высказывания подвергались критике, а количество сторонников сокращалось. Когда возник конфликт между премьер-министром Ахо и управляющим Финляндским Банком Кульбергом, Койвисто поддержал премьер-министра, и Кульберг вынужден был уйти в отставку. Президент Койвисто, принимая меры для преодоления спада, иногда действовал оставаясь в тени, а иногда выражал свою точку зрения публично. Критики считали его экономическое мышление слишком прямолинейным. Он видел свою задачу в сохранении и возвращении веры в простые экономические истины. С экономикой были связаны многие психологические моменты, и естественным образом ролью президента становилось укрепление веры в выбранный курс.

Внешняя политика президента

Период президентства Койвисто ознаменовался большими переменами, несмотря на то, что поначалу Койвисто придерживался внешней политики Кекконена, подчас даже несколько преувеличивая степень преемственности. Койвисто, как и Кекконен, стремился завязать плодотворные близкие отношения с руководством Советского Союза, даже когда он уже распадался. Как и во времена Кекконена, делалась попытка предугадать позицию русских, избегать конфликтов и не допустить возникновения ситуации, в которой был бы поставлен под вопрос авторитет великой державы.
Осторожность Койвисто вызвала особую критику, в частности, в связи с движением прибалтийских республик за независимость. Это действительно была осторожная позиция, так как Койвисто не верил в развал Советского Союза. По его мнению, разумной альтернативой была бы поддержка становившегося все более либеральным и демократическим Советского Союза и его лидера Михаила Горбачева.

После Второй мировой войны осторожность превратилась в глубоко укоренившуюся черту финнов; им было что терять по сравнению с прибалтийскими республиками. Койвисто предостерегал против обещаний, которые могли бы прибавить народам Прибалтики смелости. По его мнению, в случае возникновения конфликта поощрявшей стороне придется встать с ними рядом. Когда осенью 1991 г. Советский Союз развалился, под руководством Койвисто был осуществлен большой поворот во внешней политике. В сентябре 1991 г. Финляндия вышла из Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, освободилась от некоторых ограничений Парижского мирного договора, и встала на путь вступления в Еврoпейский Союз и сотрудничества с НАТО. В 1991 г. Койвисто посчитал, что Финляндия имеет возможность присоединиться к ЕС. Так руководитель с репутацией человека расчетливого и осторожного стал во главе радикальных перемен, когда, по его мнению, для этого созрело время.

По мнению министра иностранных дел Пертти Паасио, Койвисто как президент держал внешнюю политику под пристальным контролем. Тексты выступлений министра иностранных дел и других министров, если они касались внешней политики, просматривались президентом, и это не было пустой формальностью – в содержание вносились исправления. Койвисто, подобно Кекконену, иногда минуя министра, поддерживал прямые контакты с чиновниками. Уникальная карьера Койвисто стала результатом сочетания обстоятельств и его личности. В начале 1980-х гг. было естественным, что страна получила в президенты прагматичного социал-демократа. Сверхдолгий срок Кекконена породил проблемы, с которыми, как полагали, должен справиться Койвисто. Рассудительный президент, прислушивавшийся к аудитории, должен был удовлетворить то недовольство, которое вызывал правивший долгое время с помощью приказов и гневных писем человек.

Мемуарист, полемист и исследователь России

Койвисто усердно работал над своими мемуарами еще находясь на посту президента. Две книги мемуаров относятся к президентскому периоду. В 1994 г. вышла книга, озаглавленная «Два срока, часть I: воспоминания и заметки, 1982–1994». В нее вошла подборка документов, речей и записей бесед с авторскими комментариями, призванными сделать белее понятными принципы внутренней политики президента. В следующем году появилась вторая часть «Творцы истории», посвященная внешней политике. В ней Койвисто описал свои встречи как с советским лидером Михаилом Горбачевым, так и с президентом США Джорджем Бушем, демонстрируя тем самым свою причастность к событиям мирового масштаба.

В 1997 г. в книге «Направление движения» Койвисто изложил этапы своей политической карьеры вплоть до конца его первого периода нахождения на посту премьер-министра. Эта книга содержала известные противоречия с вышедшим годом раньше шестым томом («Борьба за нейтралитет», 1996) биографии Урхо Кекконена, написанной Юхани Суоми. Суоми обстоятельно излагал историю переговоров по «Нордек», на что Койвисто отреагировал, заметив, что записи в дневниках Кекконена не соответствуют тому представлению, какое сложилось у Койвисто от заявлений и действий Кекконена. Койвисто также не согласился с интерпретацией Суоми начала 1970-х гг. как «годов опасности». В телевизионном интервью в День независимости 1999 г. Койвисто убедительно отверг эту мысль. Более того, Койвисто еще в книге «Направление движения» отмечал, что только по прошествии тридцати лет он понял, что Кекконен участвовал в качестве влиятельной закулисной фигуры в принятии пакетного соглашения о политике доходов, известного как Лиинамаа II. По мнению Койвисто, Кекконен в обход премьер-министра вмешивался в вопросы, входящие в компетенцию правительства. В 1998 г. Койвисто издал свои воспоминания о периоде детства и юности, помещая свой личный опыт в более широкий контекст. Эти воспоминания показали личность Койвисто в новом свете.

Койвисто время от времени с изложением своей позиции принимал участие в научных семинарах. Осенью 1995 г. он выступал с докладом о банковском кризисе на семинаре в Studia monetaria, а в конце зимы 1998 г. – на семинаре, посвященном Таннеру. В 2001 г. Койвисто опубликовал обширную, на 316 страницах, книгу-исследование «Русская идея». Выяснилось, что еще начиная с 1950-х гг. он интересовался русским языком и историей России. Произведение свидетельствует о глубоком знании русской истории, содержит авторские оценки России и русской идеи.
Осенью 1999 г. Койвисто занял редкую для Финляндии позицию, выступив с критикой натовских бомбардировок Югославии. За это он был награжден премией мира, учрежденной так называемым «Комитетом ста». С другой стороны, бывший президент стал объектом острой критики, что создало новую атмосферу для дискуссий. И раньше Койвисто жаловался на то, что «у президента в ящике для инструментов не было такого маленького молоточка, чтобы его удар не звучал бы так же, как удар молота». Раньше критику высказываний президента можно было рассматривать как критику института президентства и подрыв его статуса. Изменения в конституции сделали возможным критиковать даже высказывания президента, отражающие его точку зрения.

Осенью 1999 г. госпожа Теллерво Койвисто опубликовала отрывки из своих мемуаров, в которых она призналась, что страдала от депрессии. Эти мемуары содержали очень личный взгляд как на Мауно Койвисто, так и на то окружение, в котором жил президент.

Автор: ХАННУ СОЙККАНЕН

Материал взят из Коллекции биографий «Сто замечательных финнов» на сайте Национальной финской библиотеки © Biografiakeskus, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, PL 259, 00171 HELSINKI

Приложение:

Мауно Хенрик Койвисто, род. 25.11.1923 Турку. Родители: Юхо Койвисто, столяр, и Хюмни София Эскола. Жена: 1952 – Тайми Теллерво Канкаанранта, экономист, род. 1929, родители жены: Йоханнес Эйнари Канкаанранта, фермер, и Ольга Мария Сааринен. Ребенок: Асси (Аллонен), род. 1957, экономист.

источник

Послать ссылку в:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.suomesta.ru/2014/01/01/mauno-koivisto-mauno-kojvisto/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *